Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Вайнштейн / Коммерсантъ   |  купить фото

Россия поделила строку с Мексикой и Папуа—Новой Гвинеей

Transparency International подготовила индекс восприятия коррупции

от

Россия заняла 138-е место в индексе восприятия коррупции, подготовленном международной правозащитной организацией Transparency International (TI), причем за последний год положение страны только ухудшилось. Аналогичный уровень эксперты отметили у Папуа—Новой Гвинеи, Ливана, Ирана, Гвинеи и Мексики. В TI считают, что уровень восприятия коррупции взаимосвязан с уровнем демократии в стране.


Всего 28 баллов из 100 поставили эксперты TI России в индексе восприятия коррупции. Последние три года страна получала на балл выше — соответственно, по итогам 2017 года занимала в рейтинге 135-ю строчку из 180. Сейчас Россия опустилась на 138-е место. В TI отмечают, что индекс восприятия коррупции и ее уровень не совсем одно и то же, потому что показатель последней зафиксировать невозможно. Организация оценивает «климат в обществе»: ее отделения проводят опросы экспертов и предпринимателей в каждой из стран.

В TI пришли к выводу, что уровень восприятия коррупции взаимосвязан с уровнем демократии в стране.

«Проблемы с коррупцией связаны с тем, что действующие институты демократического общества зачастую подменяются их имитацией,— говорится в докладе TI.— С точки зрения "Трансперенси Интернешнл — Россия", Российская Федерация отлично иллюстрирует эту тенденцию». В организации советуют властям страны обращать больше внимания на расследования журналистов и общественников. «Проверки чиновников у нас очень избирательные,— сказал “Ъ” гендиректор российской TI Антон Поминов. — Мы написали про ректора Горного университета в Санкт-Петербурге (см. “Ъ” от 19 октября 2018 года), про то, что Рамзан Кадыров зарабатывает миллиарды на скачках. Но никому нет дела, зато кого-то за возможную взятку в тысячу рублей обязательно привлекут».

По 28 баллов, как и Россия, набрали Папуа—Новая Гвинея, Ливан, Иран, Гвинея и Мексика.

В лидерах списка — Дания (88 баллов), Новая Зеландия (87), а также Финляндия, Сингапур, Швеция и Швейцария (по 85 баллов). Замыкают список Южный Судан и Сирия (по 13 баллов), а также Сомали (10). Среди стран СНГ лучший результат в динамике показал Таджикистан: прибавил 4 балла за год (в итоге 26). Продолжают улучшать положение Украина (с 30 до 32 баллов) и Молдавия (с 31 до 33 баллов). Казахстан (31), Армения (35) и Киргизия (29) свои результаты не изменили. Азербайджан потерял за год 6 баллов (25).

Между тем Минюст предлагает смягчить антикоррупционное законодательство. 27 января ведомство объявило о начале разработки совместно с Генпрокуратурой, Следственным комитетом, МВД и Минтрудом законопроекта, устанавливающего «обстоятельства непреодолимой силы», при которых «несоблюдение запретов» антикоррупционного законодательства «не является правонарушением». «В определенных обстоятельствах соблюдение ограничений и требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов невозможно в силу объективных причин, при этом освобождения от ответственности законодательством РФ не предусмотрено»,— говорится в уведомлении Минюста, размещенном на портале правовой информации. Принимать решения в таких случаях будут по итогам проверки ведомственных комиссий.

Антон Поминов рассказал, что в TI тоже используют такой термин, как «вынужденная коррупция», однако под ним понимается ситуация, когда обладающий властью чиновник вымогает взятку у бизнесмена или гражданина. «Не могу представить обратную ситуацию. Что такое происходит, что в нее попал чиновник? Закупки во время урагана? Назначение на должность после землетрясения, из-за которого человек не успел сведения подать о доходах?» — говорит господин Поминов, отмечая, что пока из формулировок законопроекта совершенно не ясно, как именно он будет применяться. «"Обстоятельства непреодолимой силы" — это юридическое понятие. То, что в простонародье называется форс-мажор. Кроме стихийных бедствий, я затрудняюсь оценить, о чем может идти речь»,— резюмировал эксперт. Глава TI отметил, что наличие у чиновника родственника не является неожиданным, поэтому не может оцениваться как обстоятельство непреодолимой силы.

Екатерина Гробман


Комментарии
Профиль пользователя