Коротко


Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

Жители Пресни перекричали управу и застройщика

Участники общественных слушаний выступили против сноса дома на Большой Никитской

от

На общественных слушаниях местные жители резко осудили планы застройки Большой Никитской улицы. Вместо дома XIX века купца Булошникова девелопер планирует выстроить здание высотой до 32 м. Проект ранее был поддержан Градостроительной земельной комиссией (ГЗК) Москвы, где фактически распорядились вывести участок под домом из-под охраны. Накануне активисты «Архнадзора» провели пикет против стройки; не допустить ее также требуют известные актеры и телеведущие.


Двухэтажный особняк купца Федора Булошникова на Большой Никитской улице был построен в 1820-х годах и надстроен еще одним этажом в 1886 году. В ноябре 2018 года ГЗК Москвы по предложению компании «Мэйнэстейт» определила, что здесь может быть построен жилой дом с подземными гаражами высотой до 32 м и суммарной поэтажной площадью 8,9 тыс. кв. м. Речь идет о здании высотой до девяти этажей, чей размер вдвое превышает нынешнюю площадь дома Булошникова (4254 кв. м). Этот комплекс, по словам бывшего муниципального депутата Елены Ткач, может стать самым высоким зданием Большой Никитской улицы и разрушит ее исторически сложившуюся геометрию. При этом ГЗК исключила земельный участок под особняком из охранной зоны «с индексом Ф» (предполагает реконструкцию зданий лишь в существующих габаритах). Впрочем, в решении комиссии говорилось, что подобная коррекция возможна лишь в случае «положительного заключения публичных слушаний». Накануне слушаний противники проекта провели два пикета у офиса девелопера с плакатами «Хватит ломать наш город» и «Здесь работает вандал».

На публичных слушаниях вечером в четверг с первых минут разразился скандал, из-за которого слушания длились всего около часа вместо запланированных трех. Актовый зал Московского колледжа бизнес-технологий был полон, люди стояли в проходах, на регистрации участников возникла давка. Замглавы управы по вопросам строительства управы Пресненского района Денис Патапкин попытался начать слушания; затем завсектором строительства и имущественно-земельных отношений Людмила Полянская начала объяснять процедуру. В этот момент депутат Мосгордумы от КПРФ Елена Шувалова стала требовать признать президиум, в котором сидели представители городских властей и застройщика, нелигитимным, и выбрать президиум из находящихся в зале. Член федерального политсовета «Яблока» Сергей Митрохин объявил, что направил в департамент культурного наследия Москвы и Минкульт РФ заявление о включении дома Булошникова в Госреестр объектов культурного наследия и призвал собравшихся объявить слушания несостоявшимися. В свою очередь, координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин попытался объяснить собравшимся, что слушания посвящены изменению правил землепользования и застройки на Большой Никитской, призвал собравшихся высказаться против изменений, но не срывать слушания.

Несмотря на попытки господина Патапкина призвать зал к порядку, говорить ему так и не дали. Представители Москомархитектуры и застройщика говорили лишь несколько минут под непрекращающиеся крики «Позор!». Замначальника управления градостроительного регулирования ЦАО Москвы Андрей Набоко зачитал, какие изменения предусмотрены проектом изменения ПЗЗ: «Вид разрешенного использования (участка, где находится дом Булошникова.— “Ъ”) — размещение жилых домов, предназначенных для разделения на квартиры, каждая из которых пригодна для постоянного проживания, а также благоустройство и озеленение придомовых территорий, обустройство спортивных и детских площадок, а также хозяйственных площадок, размещение подземных гаражей и наземных автостоянок, размещение объектов обслуживания жилой застройки». А чиновник Главного архитектурно-планировочного управления (ГлавАПУ) Москомархитектуры Зураб Байдашвили, представлявший застройщика, в течение полутора минут пытался говорить о «функциональном использовании зоны» и плотности застройки. «Это ваш выбор, уважаемые жители: вы можете принять решение как в пользу (проекта.— “Ъ”), так и против»,— закончил господин Байдашвили.

После этого господин Патапкин предложил жителям района задать вопросы. Профессор МАРХИ Никита Шангин из зала заявил, что все, что здесь происходит, это «вовсе не обсуждение ППЗ и прочих малопонятных широкой публике вещей»: «Всем очевидно, что мы обсуждаем, сохранится ли на Большой Никитской исторический дом Булошникова, которому почти 200 лет, и получим ли мы после его утраты некий элитный коммерческий жилой комплекс. А теперь давайте подумаем, возможно ли в принципе такое обсуждение где-нибудь в Швейцарии, во Франции, в Италии. Там для любого чиновника сама постановка такого вопроса будет означать полный конец его карьеры. Потому что там общество и государственная власть прекрасно понимают, что историко-архитектурное наследие, включая не только сами знания, но и то пространство, которое они формируют,— это национальный ресурс, который выгодно беречь с точки зрения государства. Там сама постановка вопроса является не только кощунственной, но и криминальной».

Примерно в середине речи архитектора Денис Патапкин объявил, что публичные слушания завершены, после чего члены президиума покинули зал. Пришедшие на слушания люди продолжали выяснять у выступавших политиков и активистов «Архнадзора», что им писать в выданных им бумагах: требовать признать слушания недействительными или все-таки высказаться против изменений ПЗЗ. И Сергей Митрохин, и Рустам Рахматуллин отвечали, что господин Патапкин в беседе с ними назвал слушания состоявшимися.

Дом купца Булошникова, как и вся Большая Никитская улица от Кремля до Бульварного кольца, входит в зону археологического наследия «Культурный слой "Белого города"», чьи границы установлены Мосгорнаследием в 2018 году.

При этом по утвержденным в 2017 году Правилам землепользования и застройки Москвы особняк не является объектом культурного наследия. По словам историка Андрея Исэрова, дом Булошникова не имеет охранного статуса из-за «серьезной реконструкции» в 1990-х годах: «В здании нет сохранившихся интерьеров, но есть старые кирпичи, и его облик в целом соответствует концу XIX века».

В «Москомстройинвесте» заверяли, что в решении ГЗК «не прописан снос» купеческого особняка. А гендиректор «Мэйнэстейта» Андрей Маталыга пообещал «МК» отреставрировать дореволюционную часть дома, вернув «исторические окна в пол», заверив, что особняк не будет выше соседнего здания Театра имени Маяковского.

В «Архнадзоре» напоминают, что господин Маталыга возглавляет также компанию «ЛидЭстейт», которая ранее снесла построенную в 1840-е годы усадьбу Неклюдовой на Малой Бронной, несмотря на ее статус «исторически ценного градоформирующего объекта», не подлежащего сносу. Отметим, что партнером господина Маталыги в этом проекте, по данным «Ведомостей», выступал младший брат губернатора Тульской области Артем Дюмин.

Координатор движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин рассуждает о Большой Никитской улице как «цепочке исторических усадеб» в статусе памятников. Дом Булошникова, по словам эксперта, не имеет этого статуса, но «между памятниками полагается быть объединенной охранной зоне». Накануне слушаний муниципальные депутаты Пресненского района обратились в Мосгорнаследие с требованием включить особняк в реестр объектов культурного наследия.

С призывами не допустить стройку выступили также актер Игорь Костолевский и телеведущий Владимир Познер. «Как всегда в России, я надеюсь на верховную власть. К остальным обращаться вроде бы бессмысленно»,— сказал, в частности, господин Познер в своем обращении. Петиция в интернете к столичному мэру Сергею Собянину с призывом не допустить стройку на месте дома Булошникова собрала 16,9 тыс. подписей.

Валерия Мишина, Александр Воронов


Комментарии
Профиль пользователя