Коротко


Подробно

8

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

«Я не хочу, чтобы этот дом остался только на фотографиях»

На Большой Никитской прошли пикеты в защиту дома Булошникова

от

Накануне общественных слушаний движение «Архнадзор» и городские активисты провели два пикета на Большой Никитской у здания, в котором находятся офисы нескольких компаний застройщика Андрея Маталыги. Одна из них — ООО «Мэйнэстейт» — планирует многоэтажное строительство со сносом либо надстройкой дома Булошникова, расположенного по адресу Большая Никитская, 17. Участники пикетов в среду и четверг раздавали пешеходам информацию об общественных слушаниях, которые проходят сегодня вечером.


Исторический дом купца Булошникова по адресу Большая Никитская, 17 может быть снесен, а на его месте в этом случае будет возведен девятиэтажный комплекс апартаментов класса люкс. Днем в четверг на Большой Никитской прошел уже второй пикет защитников исторической застройки против этого проекта. На пикет вышли в общей сложности несколько десятков человек. Частью акции стала экскурсия по Большой Никитской, проведенная студентами Московского колледжа архитектуры и градостроительства.

По словам организаторов пикета, под угрозой потенциально находятся еще ряд зданий на улице — об их исторической и архитектурной ценности активисты и рассказывали заинтересованным прохожим, а те охотно слушали.

По словам бывшего муниципального депутата Пресненского района Елены Ткач, осенью 2018 года мэрия Москвы исключила дом Булошникова и ряд других зданий из категории, исключающей снос и перестройку. Комплекс, проект которого вынесен на сегодняшние общественные слушания, может, по ее словам, стать самым высоким зданием Большой Никитской и тем самым разрушит исторически сложившуюся геометрию улицы.

Пикет в защиту дома Булошникова

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

В среду офис компаний господина Маталыги пикетировали активисты «Архнадзора». Они напомнили, что в 2017 году компания господина Маталыги «ЛидЭстейт» снесла усадьбу Неклюдовой (построена в 1840-е годы, перестроена в XX веке) на Малой Бронной, несмотря на то что здание являлось «исторически ценным градоформирующим объектом и по закону не могло подлежать сносу». В пикете «Архнадзора», согласно заявке, одновременно участвовали до 15 человек. Активисты держали плакаты «Хватит ломать наш город» и «Здесь работает вандал». Архитектор Борис Кондаков держал напечатанный на принтере плакат «За подлинную историю, а не фейк». «Это место (дом Булошникова.— “Ъ”) — смысловое ядро Большой Никитской,— сказал он.— Петицию за сохранение дома подписали и жители Москвы, и жители крупных городов от Калининграда до Владивостока. То есть люди, которые не живут в Москве. Они представляют себе этот дом, и он несет для них смысл исторической Москвы. И даже если поставить на этом месте новое здание, такое же, даже без повышения этажности, это будет уже фейк, подделка».

К настоящему времени петицию на имя мэра Москвы Сергея Собянина против решения Градостроительной комиссии, разрешившей высотную застройку на месте дома Булошникова подписали более 16,7 тыс. человек. Авторы петиции напоминают:

«Большая Никитская — одна из немногих улиц, сохранивших до наших дней в целости историческую застройку дореволюционной Москвы».

«Именно эта аутентичная среда, состоящая из подобных дому Булошникова старинных купеческих особняков, является важнейшим сокровищем нашего города, отражающим его историю и привлекающим туристов со всего мира. Реконструированный дом, а вместе с ним и целая улица, уже не будут иметь той ценности, которую хранит подлинная историческая среда. И подобное точечное уничтожение памятников уже привело к полной утрате оригинального облика многих уголков нашего города»,— говорится в петиции.

Координатор движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин напомнил, что Большая Никитская — «это цепочка усадеб»: «Если взять только одну сторону улицы — то вот усадьба Колычевых, это Рахманиновский зал Московской консерватории, сама консерватория — это усадьба Дашковой, далее лавка имажинистов, где Сергей Есенин продавал книги, дальше два дома — первый очень странный, "лужковский", и дом Булошникова — это усадьба Мещерских-Ромодановских-Головкиных с главным домом, снесенным в советские годы. За ним — усадьба Шаховских, затем дом князей Сибирских и усадьба Огаревых. Все они, кроме дома Булошникова,— памятники, а между памятниками полагается быть объединенной охранной зоне, которая накрывает всю Большую Никитскую. И здесь еще буферная зона Кремля, зона ЮНЕСКО, просто у нее нет своего регламента». Господин Рахматуллин отметил, что «если всю градозащитную тематику сводить к тому, успели или не успели поставить на охрану, мы потеряем полгорода. Мы должны переходить от охраны памятника к охране наследия, городской среды».

Пикет в защиту дома Булошникова

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Историк Андей Исэров отметил, что «если построить на месте дома 32-метровую громаду, то очевидно, то, что осталось от дома Булошникова, будет уничтожено»: «Высотное здание никак не может вписаться сюда, оно полностью разрушит образ улицы. На Большой Никитской есть одна высотная доминанта — это реконструированная колокольня церкви "Большое Вознесение"».

Экс-директор Сахаровского центра Юрий Самодуров в течение нескольких дней стоял в одиночном пикете у входа в дом Булошникова. На его плакате было написано: «Варвары из мэрии, не трогайте это здание. Не вы его строили, не вам принадлежит старая Москва. Делайте свой бизнес другими способами. За уничтожение зданий исторической Москвы москвичи спросят с вас». «Я не смогу попасть на слушания, так как живу в Ясенево,— объяснил он “Ъ”.— Поэтому я хочу сфотографировать людей с моим плакатом и передать на общественные слушания. Я не хочу, чтобы у меня отнимали то, что я люблю. Бывает современная, очень красивая архитектура, но она должна возникать не за счет того, что ломают хорошие старые здания. У них есть история, никакой муляж ее не заменит, как нам никто не заменит фотографии наших бабушек и дедушек и их самих. Я не хочу, чтобы этот дом оставался только на фотографии».

Пикет в защиту дома Булошникова

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Председатель московского отделения партии «Яблоко» Сергей Митрохин сообщил, что направил в департамент культурного наследия Москвы и Министерство культуры РФ обращение с заявлением о включении дома Булошникова в государственный реестр объектов культурного наследия. «На этом основании я буду на слушаниях требовать отменить слушания и перенести их на тот срок, когда от департамента будет получен ответ. Надо добиться, чтобы слушания не состоялись. Так как даже если 100% участников выступят против, это еще ничего не означает». В среду вечером депутаты Пресненского района приняли обращение в департамент культурного наследия с требованием включить дом Булошникова в госреестр объектов культурного наследия. По словам господина Митрохина, это значит, «что итоги сегодняшних публичных слушаний по проекту сноса и "реконструкции" здания не могут быть признаны легитимными. Если слушания сегодня будут признаны законными, то мы обжалуем это как нарушение наших прав».

Координатор движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин в разговоре с “Ъ” выступил против предложения господина Митрохина об отмене слушаний: «Никакая заявка на охрану публичные слушания не остановит. Если охрана будет принята городом, дай бог, но мы оцениваем реально перспективы этой заявки». «В решении ГЗК сказано, что решение будет принято по итогу публичного слушания,— сказал участник движения "Архнадзор" Игорь Шихов.— Если результатом станет согласие с проектом, то проект утверждается и ПЗЗ меняются. Если будет решение отказать проекту, то проект будет возвращен на ГЗК, и тогда комиссия должна будет решение изменить. Будет ли это полный отказ от проекта или серьезная корректировка, прогнозировать сложно».

Участники пикетов раздавали прохожим информацию об общественных слушаниях, которые проходят сегодня вечером: в них могут участвовать жители Пресненского района, а также те, кто работает на его территории.

Валерия Мишина, Мария Лузгина


Комментарии
Профиль пользователя