Коротко


Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Три года в Сирии опасности не представляют

Верховный суд РФ не стал ужесточать наказание вернувшейся из ИГИЛ россиянке

от

Верховный суд России отказал прокуратуре, требовавшей ужесточения наказания для россиянки Виктории Будайхановой, вернувшейся из Сирии. Она, как и многие жены боевиков запрещенной в России организации ИГИЛ, была признана виновной в участии в незаконном вооруженном формировании, однако суд назначил ей условное наказание. Прокуратура требовала реального срока, указывая на высокую опасность преступления. Ранее правозащитники сообщали, что в Сирии находятся несколько тысяч россиянок, вывезенных туда мужьями.


В четверг судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного суда РФ рассмотрела дело 22-летней уроженки Дагестана Виктории Будайхановой, которая три года провела в Сирии на территории, контролируемой запрещенной в России организацией ИГИЛ. В сентябре 2018 года Московский окружной военный суд признал ее виновной по ст. 208 ч. 2 УК РФ (участие в незаконном вооруженном формировании, максимальное наказание — 15 лет), назначив пять лет условно. Прокуратура вышла в ВС РФ с апелляционным представлением, попросив назначить девушке восемь лет реального наказания.

«Коллегия отказала прокуратуре, оставив решение предыдущего суда без изменения»,— пояснили “Ъ” в пресс-службе Верховного суда РФ.

В определении ВС говорится, что прокурор счел условное наказание «не соответствующим характеру и исключительно высокой степени опасности совершенного преступления и личности» подсудимой. Однако коллегия Верховного суда сочла смягчающими обстоятельствами положительные характеристики девушки, наличие у нее малолетних детей и ее сотрудничество со следствием.

Напомним, в 2014 году Виктория Будайханова училась в архитектурном колледже в Москве и подрабатывала в торговом центре. Подруги уговорили ее поехать в Сирию — якобы учить арабский язык и изучать ислам. В Стамбуле их встретил посредник и отвез на территорию, контролируемую ИГИЛ, где их насильно выдали замуж. Виктория попыталась сбежать, но ее вернули. Вскоре ее муж погиб, и ей пришлось выйти замуж за другого человека. Она еще несколько раз сбегала, но безуспешно. За попытки бегства ей пришлось провести четыре месяца в тюрьме. В Сирии у нее родились двое детей. В октябре 2017 года она с дочерью выбралась на территорию, подконтрольную курдам, в единственное безопасное место, куда стремились оказавшиеся на территории ИГИЛ россиянки. Оттуда их забрал сенатор от Чечни Зияд Сабсаби, организовавший миссию по спасению российских граждан. До конца 2017 года в Россию были возвращены 90 женщин и детей. Матери писали явку с повинной.

Большинство беспрепятственно отправились в свои регионы, и только уроженки Дагестана были задержаны, а впоследствии осуждены за участие в террористических группах. В их числе была и Виктория Будайханова.

«Я сама участвовала в этих судебных процессах»,— рассказала “Ъ” член совета при главе Чеченской Республики по правам человека Хеда Саратова. Она отметила, что условный срок у Виктории — это мягкое наказание по сравнению с тем, что получили другие осужденные. «У нас есть женщины, которые осуждены реально на шесть-восемь лет с отсрочкой наказания до достижения их детьми 14-летнего возраста. Хотя если у человека есть явка с повинной, то должно быть смягчение»,— говорит госпожа Саратова. Она добавляет, что, по ее данным, обжаловать судебные приговоры никто не пытался.

Между тем, как говорят вернувшиеся из Сирии женщины, на территории, контролируемой ИГИЛ, остаются несколько тысяч россиянок, вывезенных туда мужьями (см. “Ъ” за 14 ноября 2018 года). И у каждой женщины несколько детей. За попытки добраться до курдов проводники требуют по €2 тыс. Возвращением россиянок занимался с лета 2017 года Зияд Сабсаби. Однако против этого высказался директор ФСБ Александр Бортников: 8 ноября 2018 года он заявил, что вдовы боевиков, возвращающиеся по гуманитарным каналам, используются в качестве «вербовщиков, смертников, а также связников».

Часть россиянок оказалась на территории Ирака. Летом 2018 года некоторые из них были осуждены иракскими судами и приговорены к длительным срокам заключения. Благодаря МИД России и уполномоченному по правам ребенка в РФ Анне Кузнецовой 115 детей осужденных были идентифицированы. 30 декабря 2018 года в Москву прилетел первый борт с 30 детьми. За каждого ребенка России придется заплатить пошлину: как сообщила “Ъ” госпожа Кузнецова, ее размер составляет $300 на ребенка.

О возвращении женщин российские власти пока молчат. «Я встречалась с сирийским послом. Он говорит: нам ваши граждане не нужны, забирайте их»,— рассказала “Ъ” госпожа Саратова. Она добавляет, что возглавляемая ею рабочая группа матерей из России, стран СНГ и Европы получила обращения о поиске 2030 женщин и детей, увезенных в Сирию. «Мы составляем списки детей, в том числе сирот, и передаем их в МИД и Кузнецовой. Но пока ими не занимаются»,— говорит госпожа Саратова.

Анастасия Курилова


Комментарии
Профиль пользователя