Коротко


Подробно

Фото: Евгений Кашпирев / Коммерсантъ   |  купить фото

Митинги ограничили онлайн

«Мемориал» и «ОВД-инфо» направили в ООН доклад о свободе собраний в России «в цифровую эпоху»

от

В ООН в 2019 году должно быть представлено глобальное исследование о ситуации с мирными собраниями «в цифровую эпоху». “Ъ” публикует выдержки из доклада российских правозащитников, который направлен спецдокладчику ООН для освещения ситуации в России. В частности, его авторы говорят об усиливающемся законодательном контроле за активностью в интернете, а также растущем контроле правоохранительных органов за деятельностью организаторов протестных акций.


Независимый правозащитный медиа-проект ОВД-инфо и правозащитный центр «Мемориал» выпустили доклад, в котором проанализировали, как ограничивается свобода мирных собраний в России «в цифровую эпоху» — в 2012–2018 годах. Как сообщил “Ъ” юрист правозащитного центра «Мемориал» Денис Шедов, эта информация передана спецдокладчику ООН по вопросу о правах на свободу мирных собраний Клеману Ниалетсосси Вуле, который сейчас готовит отчет к 41-й сессии Совета по правам человека ООН: «Летом он уже опубликовал доклад, в котором обозначил основные, на его взгляд, тренды в сфере. Большое внимание он уделяет свободе собраний в цифровом пространстве. Сейчас он готовит специальный доклад по этой теме, и мы прислали информацию о России».

Авторы отчета отмечают, что интернет в России в настоящее время является «важнейшим пространством для реализации права на свободу мирных собраний»: «Активисты используют интернет для подготовки публичных мероприятий и распространения информации о нем, журналисты — для предоставления своей аудитории сведений о том, что происходит во время уличных акций и судов над задержанными активистами». При этом, отмечают авторы, «власти прилагают немало усилий с целью ограничения этого права (на свободу мирных собраний.— “Ъ”) в цифровом пространстве», а «правоохранительные органы используют цифровое пространство для сбора информации о готовящихся акциях» и «для формирования доказательной базы обвинения по делам, связанным с организацией или участием в публичных мероприятиях». В документе констатируется, что правоприменительная практика в России сложилась таким образом, что «организатором незаконной акции признается любой человек, разместивший в интернете информацию о готовящейся акции».

«Понятие "массовые беспорядки" трактуется широко»


Анализируя практику правоприменения в случаях распространения в интернете информации о мирных собраниях, авторы доклада отмечают, что российское законодательство предусматривает возможность как административного, так и уголовного преследования за распространение информации об уличных акциях:

«Уголовная ответственность предусмотрена за призывы к массовым беспорядкам. При этом само понятие "массовые беспорядки" трактуется правоприменителями широко, и под него могут подводиться мирные акции».

Так, летом 2018 года за комментарии в группе «Челябинск против повышения пенсионного возраста» в отношении двух жителей Челябинска и нескольких неустановленных лиц было возбуждено уголовное дело по обвинению в призывах к массовым беспорядкам: «Один из обвиняемых утверждает, что в своих комментариях указывал на необходимость противостоять действиям сотрудников ОМОНа, не позволять им избивать и задерживать протестующих». Тем не менее в докладе отмечается, что обвинение в призывах к массовым беспорядкам не является массовым явлением: «По данным судебного департамента Верховного суда РФ, с 2012 года по ней было осуждено шесть человек».

С 2012 года административно наказуемыми стали «публичные призывы к массовому одновременному пребыванию» или «передвижению» граждан в общественных местах, а также запрещена агитация перед публичным мероприятием, если оно еще не согласовано с властями. «Под агитацией понимаются не только собственно призывы к участию, но в целом распространение информации о предстоящем мероприятии: его месте, времени, целях и иной информации, связанной с подготовкой,— напоминают авторы доклада.— Как следствие, наказание за распространение информации о несогласованных акциях растет с ужесточением наказания для организаторов публичных мероприятий».

Авторы отмечают, что официальной статистики по такой правоприменительной практике нет. Но если в 2013 году «едва ли не единственным таким случаем» было задержание главного редактора сайта «БлогСочи», которого обвинили в попытке организовать несогласованный митинг за отставку мэра Сочи, то в 2018 году уже это «уже не редкость». Так, в ноябре в Москве за публикацию информации о митинге против пенсионной реформы активист был оштрафован на 20 тыс. руб., он был признан виновным в организации публичного мероприятия без подачи уведомления. В Чите на организатора митинга завели административное дело из-за публикации в интернете информации об акции до того, как власти ответили на уведомление. В Ставрополе организатор протестного митинга был оштрафован на 150 тыс. руб. за публикацию в интернете видеоприглашения на митинг: он подал уведомление об акции и не получил от властей в установленный срок предложений изменить место или время ее проведения, поэтому считал митинг согласованным. В феврале 2018 года был арестован 30 суток глава предвыборного штаба Алексея Навального Леонид Волков «из-за ретвита видеоролика с задержанием Навального в январе 2018 года и ссылки на пост Навального, в котором была фраза про январскую акцию».

«В 2018 году случаи аналогичных по своей природе преследований, были зафиксированы в Москве, Санкт-Петербурге, Чебоксарах, Тюмени, Хабаровске, Казани и других городах»,— резюмируют авторы доклада. А в декабре 2018 года депутаты Госдумы приняли закон, дополняющий статью КоАП РФ о нарушениях на митингах пунктом о «вовлечении несовершеннолетнего в участие в несанкционированных собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании». «"Вовлечение" может стать "повторным" нарушением, а при "неоднократном" нарушении возможно преследование уже в уголовном порядке,— отмечается в докладе.— При этом в законе не проясняется, что именно следует считать "вовлечением несовершеннолетних". Это ставит под угрозу любых людей, публикующих информацию о несогласованных акциях».

«Вместе со свободой собраний ограничивается право на уважение частной жизни»


Анализируя использование властями цифровых технологий для сбора информации по публичным акциям, авторы доклада выделяют «слежку за организаторами и участниками протестных акций», «взломы аккаунтов активистов и журналистов», «внедрение осведомителей в чаты активистов», «вычисление участников протестных акций по публикациям в интернете». В пример, в частности, они приводят ситуацию в Сочи, где в 2016 году Центральный районный суд разрешил управлению ФСБ по Краснодарскому краю читать электронную почту, прослушивать телефон и следить за редактором интернет-ресурса «БлогСочи»: «Основанием для этого стала его "причастность к группе оппозиционно настроенных граждан, деятельность которых направлена на организацию акций гражданского неповиновения с использованием экстремистских методов"».

В конце октября 2018 года одного из участников уже прошедшей акции «Исчезающая Конституция» в Санкт-Петербурге доставили в отделение полиции: «По словам активиста, один из полицейских начал показывать ему некий чат в Viber и спрашивать об активистах, фотографии которых были у сотрудника в телефоне». В декабре 2018 года в Тольятти на «встрече сторонников» у торгового центра были задержаны два активиста «бессрочного протеста» (серия протестов, вызванная недовольством политикой государства.— “Ъ”). По словам задержанных, они накануне обсуждали эту встречу в открытом Telegram-чате. В декабре 2018 года были оштрафован лидер Партии перемен Дмитрий Гудков и его отец, бывший депутат Госдумы РФ Геннадий Гудков, которых обвинили в организации и участии в несогласованной акции против свалки в Коломне. «В качестве доказательства был представлен скриншот из чата в Telegram, в котором Дмитрий Гудков написал, что 25 ноября они с отцом «планируют снять на видео жителей, выступающих против строительства мусоросортировочного комплекса и полигона твердых бытовых отходов в Мячково»,— говорится в докладе.

Авторы также отмечают «ограничение использования интернета для координации публичных мероприятий»: блокируются онлайн-ресурсы за распространение информации о несогласованных акциях, а также блокируются приложения, которые используют для координации протестных акций, отключается мобильный интернет в местах массовых протестов. Так, в 2017 году Роскомнадзор начал блокировать приложение Zello, которым активно пользовались для координации своих акций протестующие против дополнительного транспортного налога грузовые перевозчики. В апреле 2018 года по решению суда за отказ предоставить ФСБ ключи от зашифрованной переписки пользователей началась блокировка популярного в России мессенджера Telegram, «чаты в котором нередко используются для координации протестных акций». С 4 по 16 октября 2018 года в Ингушетии проходил митинг против подписания соглашения о границе между Чечней и Ингушетией: с вечера 3 октября до утра 17 октября у всех трех крупнейших мобильных операторов на территории республики не было связи в стандарте 3G и 4G. В ответ на многочисленные жалобы граждан, поданные после окончания митинга, Роскомнадзор сообщил, что мобильный интернет на территории Ингушетии был отключен на основании «мотивированного решения», направленного «правоохранительными органами».

«Ограничение свободы мирных собраний в цифровом пространстве влечет за собой ограничение ряда прав и свобод человека,— резюмируют авторы доклада.— В первую очередь, речь идет о свободе выражения.



Кроме того, ограничивается и свобода ассоциаций в той мере, в которой ограничивается возможность создавать сообщества в сети в виде групп или чатов. В тех случаях, когда агенты государства необоснованно или незаконно получают доступ к личной переписке активистов и журналистов, вместе со свободой собраний ограничивается также право на уважение частной и семейной жизни».

Валерия Мишина


Комментарии
Профиль пользователя