Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Медвежья госуслуга

Денационализация современного искусства

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

От современного искусства принято ждать скандалов. Если не считать погрома на выставке Василия Слонова на «Винзаводе», уходящий год громких скандалов, вызванных формой и содержанием искусства, не принес. Главные скандалы переместились в институциональную сферу и были связаны с недвижимостью и финансированием бывшего Государственного центра современного искусства (ГЦСИ). Это служит признаком нового курса на разгосударствление современного искусства как института, полагает Анна Толстова.


В конце лета стало известно, что Третьяковская галерея получит здание Самарской фабрики-кухни, выдающегося памятника конструктивизма, изъятое у Средневолжского филиала ГЦСИ. Инициатива передела госимущества исходила от политика Александра Хинштейна — Третьяковка в Самаре стала главным козырем в его предвыборной кампании. Средневолжский филиал получил фабрику-кухню в 2014 году, но в 2016-м ГЦСИ был слит с РОСИЗО, после чего жизнь в головном московском отделении практически замерла, тем более что творческая часть коллектива уволилась почти всем составом, а в региональных филиалах пошла на спад. Если прежняя администрация ГЦСИ всячески форсировала строительство зданий для региональных подразделений, то новое руководство объединенного РОСИЗО-ГЦСИ, напротив, никакой заинтересованности в том, чтобы продолжать начатые стройки, не выказывало.

Томские активисты бьют тревогу по поводу того, что Гороховские склады, предназначенные Сибирскому филиалу ГЦСИ, разрушаются на глазах. Правительство Северной Осетии судится с РОСИЗО, требуя изъять из его управления руину в главном городском парке Владикавказа — средств на реставрацию здания под нужды Северокавказского филиала ГЦСИ не получили, прекрасный реставрационный проект Юрия Аввакумова, похоже, останется бумажной архитектурой. Филиалу во Владикавказе вообще не повезло больше других: в этом году впервые за многолетнюю историю отменили «Аланику», крупнейший фестиваль в области современного искусства на Северном Кавказе,— у руководства РОСИЗО денег на нее не нашлось.

Правда, деньги в организации вдруг обнаружились под конец года: не успел Сергей Перов, под началом которого произошло слияние РОСИЗО с ГЦСИ и замораживание многих активностей последнего, покинуть свой кабинет, чтобы перейти на высокий пост в московский департамент культуры, как его соратники, временно возглавившие РОСИЗО-ГЦСИ, поспешили выписать самим себе миллионные премии — даже одной из них хватило бы на проведение «Аланики». Министерство культуры начало какую-то проверку и спешно прислало новую начальницу, но премиальный скандал привлек внимание к итогам двухлетнего сосуществования творческой организации, какой был ГЦСИ, и техническо-управленческой, какой является РОСИЗО. Они вкратце таковы: филиалы, успевшие встать на ноги при прежней администрации — екатеринбургский с Уральской индустриальной биеннале, главным событием биеннального формата в России, и нижегородский с Арсеналом, лучшим выставочным пространством для современного искусства в России, скорее всего, выживут, судьба остальных — под вопросом.

Создание Государственного центра современного искусства в 1992 году символически означало, что актуальная культура окончательно выходит из подполья и является предметом национального интереса, а расширение сети региональных филиалов — что это предприятие федеральной важности. Постепенное сворачивание деятельности ГЦСИ, видимо, означает, что государство утратило интерес к этому либеральному проекту. В Москве фактическое отсутствие ГЦСИ не так заметно — его с успехом заменяют и крупные частные институции, фонд V-A-C и «Гараж», и муниципальные, такие как Московский музей современного искусства, Мультимедиа Арт Музей и Музей Москвы.

В большинстве регионов заменить ГЦСИ нечем — само существование региональных филиалов придавало современному искусству видимость дела, одобренного на государственном уровне.

Впрочем, с уходом государства из сферы современного искусства не стоит надеяться на ослабление контроля — ни в частном, ни в государственном секторах. Погром на выставке красноярского художника Василия Слонова «Небесный Иерусалим» в галерее «11.12» на «Винзаводе», случившийся в середине сентября, показывает, что бдительность «общественной цензуры» нисколько не ослабла. В те же дни неожиданно и без объяснения причин была отменена выставка активистки и акционистки Катрин Ненашевой в Государственной галерее на Солянке, посвященная проблеме пыток,— в конце года директор «Солянки» Федор Павлов-Андреевич покинул свой пост. Однако большинство случаев цензуры и самоцензуры не предается огласке.

Комментарии