Коротко

Новости

Подробно

Женщины с изнанки

Два спектакля "Японского сезона"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Чеховский фестиваль танец



На Чеховском фестивале продолжается "Японский сезон" (см. Ъ от 21 мая). В театре "Школа драматического искусства" две танцевальные компании представили спектакли "Side B" и "Куда плывет тростник". По ним ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА изучала прошлое и будущее японского современного танца.
       Япония решила ознакомить россиян с творчеством женщин-хореографов. В один вечер были соединены "Side B" — первая большая работа 27-летней Йкуйо Куроды и "Куда плывет тростник" патриарха японского современного танца Рейко Ното. Затея оказалась интересной: хотя оба спектакля поставлены примерно в одно и то же время, по ним великолепно прослеживается как динамика развития японского contemporary, так и трансформация женского национального характера.
       Вечер начали не по хронологии — с младшей постановщицы. Йкуйо Курода, учившаяся современному танцу в знаменитом английском Лабан-центре, дебютировала громко: ее "Side B" победил на одном из самых престижных мировых конкурсов — французском Seine-Saint-Denis. Понятно почему: этот темпераментный балет на шестерых танцовщиц — первая ласточка японского феминизма. "Side B" — оборотная сторона — рассказывает о скрытых комплексах и рефлексиях девочек, придавленных коллективистской моралью и условностями общепринятых правил поведения. Эта концепция проиллюстрирована в спектакле не только с предельной отчетливостью (метафорическая внятность — одна из характерных черт японского хореографического мышления), но и с изрядной изобретательностью.
       Отлично срабатывает начало спектакля: приподнятый на полметра от пола пурпурный занавес открывает только подолы черных юбок танцовщиц и ноги в грубых кроссовках. Шеренга ног с солдатской слаженностью втаптывает ритм в полной тишине, отступает и наступает, синхронно подпрыгивает и приседает. У одной из танцовщиц падает юбка. Голые ноги стоят сиротски-беспомощно, но шеренге нет дела до их неудачливой обладательницы: общий марш не прерывается ни на секунду, пока занавес не падает с колосников на пол, верхним краем удерживаясь в зубах танцующих. Их завешанных волосами лиц вы не увидите до финала — оборотная сторона и должна быть скрыта от глаз. Все последующие пластические истерики с катанием по полу, истошной беготней, мятыми прыжками и разбрасыванием конечностей, будто вырывающихся из суставов, следует понимать как внутреннее смятение. Внешнее течение жизни регламентировано: массовые танцы — и наступательный марш пролога, и физкультурный менуэт под клавесин (звук Кейко Сато), и волевые батманы резкого адажио — неизменно подчиняют себе истеричных одиночек. Однако сольные фрагменты множатся, дублируются, постепенно структурируются. Беспорядочные вопли трансформируются в связные фразы. И когда вся шестерка хором задирает свои сиротские платьица, открывая сиротские черные трусы, феминистское требование сексуальной и прочих свобод звучит с полной отчетливостью. В финале, впрочем, все откинут волосы с лица и склонятся в неловком реверансе. Но про оборотную сторону японской благопристойности зритель уже узнал достаточно.
       Контрастную — сугубо духовную картину — рисует спектакль "Куда плывет тростник". Рейко Ното размышляет о жизни, пленившись рассуждениями Паскаля, некогда назвавшего человека "мыслящим тростником". Ее метафоры тоже прозрачны. Битый час на сцене перекатывается, плавно поводит руками, вздымает волны ног "река жизни", изображаемая женским кордебалетом (есть в нем и мужское "течение", представленное одиноким солистом). В русле "реки" бредут, тяжко борясь с "волнами", немолодой мужчина и пожилая женщина — сама 72-летняя хореографиня. Где-то на 40-й минуте они вступают в пластический контакт: он приникает к ее груди, обнимает ноги и вообще ведет себя столь патетически, что обозреватель Ъ отождествил женщину с образом матери-земли. Однако дальнейшие события заставили отринуть робкую метафору, ибо почтенная дама легла на пол, выгнула крестец и явила прочие знаки влечения к мужчине. Объект на призыв ответить не смог: во-первых, пару разлучила "река", а во-вторых, помешала его духовная немощь (выраженная ссутуленной спиной и шаркающей походкой). Остаток времени по сцене перекатывались "волны" — группами и поодиночке, а харизматичная хореографиня стояла непокоренным островком, то съеживаясь, то распрямляясь. Медленно-медленно — по методике танца буто. При всей заунывности этого спектакля своей главной цели он достиг: обозреватель Ъ горько задумался о быстротечности человеческой жизни. В частности, своей собственной.
       

Комментарии
Профиль пользователя