Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Авиакомпаниям выдали курс на биржу

вместо господдержки в ответ на рост стоимости топлива

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Попытки авиакомпаний ускорить получение субсидий для компенсации роста цен на топливо встретили сопротивление в правительстве. По мнению ФАС, подорожание авиакеросина не главная из финансовых проблем авиаторов, в последние годы темпы роста цен на топливо были «близки к инфляции», а сгладить его можно через биржевые закупки. Нефтяники идею поддерживают, но авиакомпании считают, что биржа им не поможет.


Как стало известно “Ъ”, 16 ноября ФАС направила в правительство свою развернутую позицию в отношении роста цен на авиатопливо. Проблема его подорожания активно обсуждается с лета, участники рынка не раз заявляли о необходимости компенсаций, в августе Минтранс предложил выдать авиакомпаниям субсидии в размере 22,5 млрд руб. В ноябре Ассоциация эксплуатантов воздушного транспорта (АЭВТ) в открытом письме вице-премьеру Максиму Акимову сообщила, что в 2017 году цена керосина выросла более чем на 20%, за январь—октябрь 2018 года — еще на 30%, что привело к операционным убыткам отрасли за три квартала (19 млрд руб.) и в традиционно прибыльном высоком летнем сезоне. АЭВТ просит увеличить для авиакомпаний налоговый вычет из акциза на топливо (см. “Ъ” от 21 ноября).

Однако в ФАС пересчитали цены за три года и утверждают, что в этом периоде темпы роста среднегодовых цен на авиатопливо (5,71%, подробнее см. справку) были близки к инфляции. При этом топливо занимает только второе место в расходах авиакомпаний — 22% (в 2014 году — 27%). На первом месте стоит лизинг техники — 25% (15% в 2014 году — курсы валют, в которых идут платежи за лизинг, резко выросли). Аппарат Белого дома перенаправил письмо ФАС в Минтранс, Росавиацию и АЭВТ, чтобы они к 5 декабря представили консолидированную позицию по вопросу.

Авиаторы оценки ФАС считают некорректными. Так, в S7 отмечают, что за год цена топлива выросла на 40%, его доля в операционных расходах достигает 30% по сравнению с чуть более 20% еще в 2016 году. Глава «Utair — Пассажирские авиалинии» Павел Пермяков подтверждает, что расходы на топливо в 2018 году выросли на 40%, его доля в расходах в зависимости от маршрутной сети и состояния парка составляет 25–35%. Исполнительный директор «Авиапорта» Олег Пантелеев поддерживает позицию авиакомпаний: по его данным, вопреки утверждениям ФАС, топливо подорожало «так, что восстановило лидерство в списке издержек авиакомпаний».

Владимир Тасун, глава Ассоциации эксплуатантов воздушного транспорта, 15 ноября

Вы нам меняете цену керосина сегодня, а мы билеты продали уже на полгода вперед. Мы хотим хотя бы какой-то лаг иметь для размышлений, (чтобы.— “Ъ”) поменять тарифы

Но источник “Ъ” в аппарате правительства считает, что перевозчики преувеличивают масштабы вклада роста цен на топливо в увеличение расходов: «Нельзя рост всех издержек перевозчиков прятать в топливные сборы». Именно наличием сборов, с помощью которых авиаторы могут сразу переложить расходы на потребителя, собеседник “Ъ” объясняет исключение авиакеросина из соглашений правительства с нефтяниками о заморозке цен.

В Росавиации и Минтрансе подтвердили получение письма, но не стали его комментировать. В Минэнерго документ еще не поступал, там говорят лишь, что не видят рисков нехватки керосина, запасы в регионах составляют от восьми суток и более.

Заместитель главы ФАС Анатолий Голомолзин пояснил “Ъ”, что на рынке авиакеросина созданы «институциональные предпосылки для устойчивого снабжения топливом», с него ушли посредники, перевозчики начали заключать прямые контракты с нефтяниками, появилась возможность покупать на бирже. В ценообразовании, добавил чиновник, существенную роль играет конъюнктура рынка нефти: с начала года ее цена выросла, что сказалось на цене топлива в зарубежных аэропортах (на 30% выше, чем в РФ). Снизить расходы на топливо, по мнению руководства ФАС, авиаторы могут за счет закупок на бирже: «Сейчас доля авиакомпаний в биржевой торговле незначительна, перевозчики не могут влиять на его цену. Продажи через биржу на балансовом пункте Московского авиаузла позволят увеличить долю перевозчиков в структуре покупателей, авиакомпании получают рыночные механизмы хеджирования рисков колебания цен. Нужно развивать и цифровизацию топливообеспечения, расширять применение смарт-контрактов».

В «Газпромнефти-Аэро» готовы участвовать в конкурсах на поставку топлива: «Формула может быть основана на российских и международных биржевых индикаторах. Компания продает топливо на бирже на условиях "франко-станция отправления", обеспечивая равный доступ к ресурсу всем участникам рынка». В «Роснефти» приветствуют любые инициативы, направленные на стабилизацию рынка нефтепродуктов. Источник в одной из нефтекомпаний утверждает, что идея ФАС позволит создать ликвидный российский индикатор биржевого ценообразования и сделать колебания цен плавными: «Создается хабовая система определения цен на авиатопливо, в случае положительного результата она будет внедряться по всей стране на базе крупных центров потребления». Павел Пермяков считает хорошей инициативой переход на биржевые закупки, но подчеркивает, что это снизит цены лишь незначительно.

Герман Костринский, Дмитрий Козлов


Как росли цены на авиатопливо

Цена вопроса

К письму ФАС прилагается таблица об изменении цен на авиатопливо с 6 июня по 29 октября, из которой следует, что цены заправщиков в аэропортах РФ росли разными темпами. Так, в московском Внуково керосин подорожал на 5,7–5,8%, в Домодедово — на 10,49%. В Шереметьево «Газпром нефть» не меняла цены, ЛУКОЙЛ поднял их на 3,1%, «Роснефть» — на 9,6%. В петербургском Пулково цены выросли на 2–4%. Быстрее дорожал авиакеросин на Дальнем Востоке. В хабаровском аэропорту Новый цена у обеих компаний-заправщиков выросла на 15,96%, во владивостокских Кневичах «Роснефть» подняла цену на 2,8%, а «Аэрофьюэлз» — на 29,4%.

Комментарии