Коротко

Новости

Подробно

Террорист обвиняет гаишника

дело о взрывах

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Вчера в кисловодском горсуде давал показания бывший сотрудник местного ГАИ Станислав Любичев, обвиняемый в злоупотреблении служебными полномочиями и получении взятки от террористов, взорвавших в 1999 году жилые дома в Москве и Волгодонске. С подробностями — АЛЕКСАНДРА Ъ-ЛАРИНЦЕВА.
       Началось судебное заседание с ходатайств адвоката Леонида Любимова. Их было около десяти, причем первое — о запрещении на процессе всех видов съемки. Разобравшись с ними, судья предоставил слово гособвинителю.
       Из обвинительного заключения, которое зачитала Татьяна Соболь, следовало, что в середине августа 1999 года Юсуф Крымшамхалов, используя дружеские отношения со Станиславом Любичевым, договорился с ним о транспортировке через пост ДПС #1 на въезде в Кисловодск "КамАЗа", который должен был довезти до "Риалбазы", где работал его дядя Муса Крымшамхалов, партию сахара. У водителя машины Руслана Магаяева не было при себе никаких документов, в том числе водительских прав. Кроме того, машина была в технически неисправном состоянии: у нее отсутствовало лобовое стекло, передние фары, бампер, не работали тормоза. Старший лейтенант Станислав Любичев в тот же день помог провести "КамАЗ" через пост, где дежурили его знакомые милиционеры. На территории Кисловодска он сопровождал "КамАЗ" на "Москвиче", которым управлял Адам Деккушев. За эту услугу Юсуф Крымшамхалов передал офицеру Любичеву мешок сахара, который отвезли жене милиционера на центральный рынок.
       В ответ на вопрос судьи, понимает ли Станислав Любичев, в чем его обвиняют, и признает ли он свою вину, подсудимый в категоричной форме заявил, что ни в чем не виновен.
       В его интерпретации события августа 1999 года выглядели несколько иначе. По словам подсудимого Любичева, в один из августовских дней он возвращался после обеда на пост ДПС и увидел, что навстречу ему движется тяжело груженый "КамАЗ". Он притормозил и остановил грузовик. Водитель вышел из кабины и направился к нему. После требования показать все документы водитель пошел назад к кабине, а за спиной милиционер услышал голос: "Славик, это я сахар везу". Это был Юсуф Крымшамхалов, который стоял возле зеленого "Москвича-Святогора". Рядом с ним был незнакомый офицеру Любичеву человек, как позднее выяснилось, Адам Деккушев. Тем не менее, как утверждает Станислав Любичев, он потребовал показать, что лежит в машине. Кузов был до самого верха набит джутовыми мешками с бирками. Все документы на груз и машину были в порядке. Да и лобовое стекло было на месте, хотя, по словам подсудимого Любичева, на нем могла быть и трещина. Если верить милиционеру, никаких взяток в виде сахара он не брал, "так как с документами все было в порядке и брать было не за что".
       По поводу своего знакомства с Юсуфом Крымшамхаловым, господин Любичев заявил, что знал его лет восемь-десять. Юсуф Крымшамхалов, по его словам, все время "вертелся рядом с милицией и постом ДПС". Сначала его задерживали за рэкет. Правда, в последнее время он как будто остепенился, стал законопослушным. Сам за рулем никогда не сидел, ездил пассажиром, но всегда платил штрафы, если водитель нарушал правила. Друзьями Любичев с Крымшамхаловым не были, просто здоровались, а однажды, когда Станислав Любичев поставил машину Юсуфа Крымшамхалова на штрафную стоянку, у них даже случилась стычка: Крымшамхалов кричал, что у него дядя прокурор и "он уволит зарвавшегося мента".
       О перевозке злополучного сахара (в мешках оказалась взрывчатая смесь) гаишник Любичев вспомнил уже после взрывов в Москве и Волгодонске, когда пришли ориентировки на Крымшамхалова и Деккушева. И сразу подал рапорт начальству. Рапорт был передан в кисловодское ФСБ, где к тому времени уже работала следственная группа ФСБ России. Станислава Любичева включили в оперативно-следственную группу по поиску "КамАЗа". Они ездили по близлежащим селам и искали по приметам водителя, которого Станислав Любичев останавливал для проверки. "А когда Деккушева задержали, я из свидетеля превратился в подсудимого (террорист дал показания о мешке сахара.— Ъ)",— заявил бывший милиционер.
       На все вопросы защиты и обвинения Станислав Любичев отвечал одно и то же: машина, которую он проверял, была технически исправна, документы были на месте, никакого сахара в виде взятки он не получал. "Я думаю, что я останавливал другую машину, которую не нашли, тем более что водитель неисправного 'КамАЗа' Руслан Магаяев меня не опознал и заявил, что первый раз видит".
       Кстати, как отметил адвокат, опознание Станислава Любичева Деккушевым проводилось не совсем корректно. В качестве статистов кроме сорокалетнего капитана были два человека, годившихся ему в сыновья. А узнал Деккушев милиционера "по золотому зубу".
       Свидетель Мухаб Карданов, работающий на "Риалбазе" заведующим складами, рассказал, что в августе 1999 года на базу действительно приходили два "КамАЗа" с сахаром. Юсуф Крымшамхалов даже собирался подписать с дядей договор на ответственное хранение товара. Обе машины пришли на территорию базы примерно в десять часов вечера. Один из "КамАЗов", простоявший на "Риалбазе" почти две недели, действительно был полностью без стекол, фар и бампера. Отверстия в кузове, через которые были видны серые мешки, предположительно с сахаром, Юсуф Крымшамхалов вместе с какими-то людьми забивал досками.
       После некоторой заминки выяснилось, что свидетели, ожидавшие суда с десяти утра, не выдержали и куда-то ушли. В связи с этим судья Виктор Беликов принял решение продолжить судебные слушания в пятницу. Предполагается выслушать около десятка свидетельских показаний и ознакомиться с двумя томами уголовного дела. Правда, скорее всего, показания основных свидетелей обвинения — Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова — суду придется заслушивать на видеокассетах. По поводу их этапирования из Лефортово в Кисловодск никто ничего определенного сказать не может.
Комментарии
Профиль пользователя