Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Родственники покончившего с собой онкобольного пожаловались в ЕСПЧ

Заявители приравняли к пытке отказ в обезболивающих

от

В Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с жалобой обратились родные покончившего с собой в 2014 году онкобольного жителя Хакасии. Заявители — мать и сестра Василия Горева — заявляют, что он не получал необходимых обезболивающих. Родственники пациента также указывают на «неэффективность следствия»: их требования привлечь к уголовной ответственности медработников, наблюдавших больного, остались без ответа.


Мать и сестра покончившего с собой онкобольного Василия Горева направили в ЕСПЧ жалобу, в которой обвиняют российские власти в нарушении права на жизнь и неэффективности правовой защиты. Об этом “Ъ” рассказала адвокат заявителей, юрист «Зоны права» Анастасия Коптева. Как указывается в жалобе, диагноз «рак легких» 54-летнему Василию Гореву был поставлен, когда заболевание находилось в четвертой, неоперабельной стадии, метастазы поразили почти все внутренние органы мужчины, проникли в позвоночник. За полгода пациенту провели шесть курсов химиотерапии, но его состояние не улучшалось, и больного выписали домой под наблюдение онколога. Заявители указывают, что за год болезни, «давшей о себе знать страшными нечеловеческими болями», Василию Гореву ни разу не предоставили морфин, «а ограничились "слабыми" медикаментами». «И даже эти неэффективные препараты врачи прописали и выдали только восемь раз,— говорится в дополнении к жалобе.— А дважды ему прописали антидепрессант, который не оказал никакого влияния на снятие болей». Заявители отмечают, что в рекомендациях экспертов Всемирной организации здравоохранения выделена третья ступень фармакотерапии при финальном этапе лечения, когда пациент испытывает мучительные, непрекращающиеся боли. К применяемым на этой стадии медикаментам «относятся сильные опиаты», говорится в дополнении к жалобе. В аптеке Саяногорска, куда родственники пациента обратились еще в октябре 2013 года за пластырем, который снимает раковые боли, сообщили, что «запас пластыря уже давно закончился и появится не раньше 2014 года». Заявители сообщают, что тогда же врач Бейской ЦРБ, «зная, что в аптечной сети отсутствует пластырь, умышленно не выписала рецепт». Близкие Василия Горева сравнивают сложившуюся ситуацию с пытками, говорят, что боль повергла больного в чувство уныния, безысходности, депрессии. 10 февраля 2014 года мужчина покончил с собой.

Заявители считают, что уход онкобольного из жизни не был добровольным, они настаивали на возбуждении уголовного дела. По их мнению, Василий Горев «стал жертвой халатных и беспечных действий медицинских работников». Это «поставило под угрозу его жизнь, что подпадает под положения ст. 2 Конвенции о защите прав человека (право на жизнь)». Заявители указывают, что медперсонал Бейской ЦРБ необходимой помощи пациенту не оказал. Анастасия Коптева сообщила, что в возбуждении дел по статьям Уголовного кодекса РФ о доведении до самоубийства (ст. 110 УК РФ), оставление в опасности (ст. 125 УК РФ) заявителям неоднократно отказывали. «Я считаю, что в этом деле необходимо было назначить посмертную психолого-психиатрическую экспертизу,— говорит юрист.— Она установила бы истинное душевное состояние больного, дала бы ответы на вопросы, почему он ушел из жизни, что его к этому подтолкнуло». По мнению защитника, следствие не установило, в каком объеме обезболивающих препаратов нуждался онкобольной и сколько лекарств он получал по факту. Адвокат считает, что «драгоценное время сбора доказательств уже упущено». Проведенное следственными органами разбирательство Анастасия Коптева считает «неэффективным»: якобы медработники дали показания только спустя два года после поступления заявления о возбуждении уголовного дела. Адвокат также сообщила, что мать и сестру пациента следователи допросили через три года после трагических событий. Она выразила надежду, что ЕСПЧ примет жалобу к рассмотрению. После того как суд даст делу ход, родные покончившего с собой онкобольного будут готовы назвать сумму исковых требований.

Оперативно получить комментарий в минздраве Республики Хакасия не удалось.

В жалобе в ЕСПЧ заявители напоминают, что агентство «Интерфакс» в публикации от 26 марта 2014 года сообщало, что за две недели в Москве покончили с собой восемь больных раком. А 10 февраля 2014 года в знак протеста против бюрократических проволочек с получением обезболивающих в Москве покончил с собой контр-адмирал в отставке Вячеслав Апанасенко. Спустя несколько месяцев в России вступили в силу изменения в закон «О наркотических средствах и психотропных веществах», облегчающие доступ пациентов к обезболивающим наркотическим средствам, в частности увеличивающие срок действия рецепта на наркотические обезболивающие в три раза — до 15 дней.

Напомним, ранее президент благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер сообщила, что в 2017 году в обезболивающих препаратах в России нуждались более 296,1 тыс. человек. Она привела данные Московского эндокринного завода (крупнейший производитель обезболивающих препаратов в России), согласно которым в 2017 году обезболивающие получили 120,5 тыс. человек (41% от числа нуждающихся), однако уточнила, что «один и тот же человек мог получить три или четыре рецепта, а мог и десять».

Константин Воронов, Новосибирск; Валерия Мишина


Комментарии
Профиль пользователя