Коротко

Новости

Подробно

Пачка деловых женщин

В Петербурге показали "Мадам Лионелли"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

премьера балет



В Театре оперы и балета при Петербургской консерватории прошла премьера "Мадам Лионелли" — балета из жизни менеджеров среднего звена.
       Для балерины Мариинского театра Ирмы Ниорадзе его поставил танцовщик Мариинского театра Кирилл Симонов, уже известный как хореограф трудной судьбы. Его имя прочно спаяно с двумя проектами Михаила Шемякина — "Щелкунчиком" и "Принцессой Пирлипат". Более рискованное начало карьеры для хореографа трудно представить: оба спектакля балетами никак не назовешь. Это просто дефиле для костюмов художника Шемякина, практически не предназначенных для того, чтобы в них танцевать — в маске с громадным носом и с пышным париком на голове особо не попрыгаешь и даже лишний раз конечностями не помашешь. Но случилось это на сцене Мариинки, так что вклад бедняги хореографа критики рассмотрели под лупой и немедленно казнили. Скромный был вклад, чего уж там.
       Еще его имя связано с успехами российского фигурного катания: откатав композицию господина Симонова под музыку из фильма "Бандитский Петербург", фигурист Евгений Плющенко стал чемпионом мира. Но танцы на льду — это такой же специальный жанр, как дефиле Михаила Шемякина. Приятной стороной ситуации было то, что хореограф всегда мог выставить себя жертвой обстоятельств. Попробуй в самом деле стать настоящим человеком, когда самые благие помыслы разбиваются о необходимость бережно нести на голове маску с носом или блеснуть на льду тройным тулупом. "Мадам Лионелли" должна была стать моментом истины. Одна из лучших балерин Мариинки, костюмы Игоря Чапурина, гигантские афиши по всему городу и в перспективе гастроли в Лондоне и Москве — после этого либо взлетают в хедлайн, либо губят репутацию навсегда.
       Сюжета в пятнадцатиминутной "Мадам Лионелли" почти нет. Декорация одна: неузнаваемый пейзаж, густо и часто утыканный небоскребами — мегаполис, короче. Мечущимися прожекторами и ревом в динамиках изображают приземляющийся вертолет. И вот уже кордебалет клерков, потанцевав немного, встречает начальницу Ирму Ниорадзе, затянутую в деловой костюм от Чапурина. Все вместе они танцуют бодрые напористые танцы, изображая обоюдное рабочее рвение. Во второй сцене деловая женщина показана дома. И поскольку это балет, а в балете любят показывать всякую фантастику типа летающих девушек с крылышками, то после рабочего дня в офисе героиня не говорит партнеру, как обычная женщина: "Дорогой, не сейчас, ужасно вымоталась, просто с ног валюсь", а споро переодевается за ширмой в красивую атласную комбинацию (тоже от Чапурина) и под элегическую музыку танцует полновесный любовный дуэт. Вот и все.
       Но на самом деле к финалу оцениваешь, что эта немудреная зарисовка по мотивам журнала Cosmopolitan была рискованной дистанцией для балерины и хореографа: пятнадцать минут сплошных танцев практически без передышки на пантомимные сцены и спецэффекты (вертолет-невидимка выступает только один раз и в самом начале). После "Щелкунчика" и "Пирлипат" от Симонова в "Мадам Лионелли" можно было ждать чего угодно, но только не того, что он действительно справится. Пусть офис с клерками, бегающими трусцой вокруг шефини, с острыми позировками в групповом адажио и острыми перепадами ритмики заметно похож на "Рубины" Баланчина. Джордж Баланчин это, знаете ли, не Михаил Шемякин. Написав конспект классика, господин Симонов научился грамотно и прочно строить танцы, а финальному адажио не откажешь в фантазии. К тому же и исполнительница обеспечила хореографу полную свободу самовыражения. Перепад от железной стервы к кроткой любовнице Ирма Ниорадзе внимательно уточнила верно найденными пластическими подробностями. Ловкое тело балерины словно само собой находило идеальный ракурс в любой поддержке и послушно сникало в адажио, собранные точные ноги шутя справлялись с быстрыми темпами, а нервный темперамент придавал шик надменным позировкам.
       Так что к финалу невольно подозреваешь, что виной всему, наверное, все тот же Михаил Шемякин. После бесполезных мук с его масками, носами, париками хореограф-неофит, похоже, проникся такой спортивной злостью на весь мир, что сцепил зубы и выдал свой тройной тулуп.
ЮЛИЯ Ъ-ЯКОВЛЕВА
       

Комментарии
Профиль пользователя