Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Фамильное дерево подрубил террор

Треть россиян имеют пострадавших от сталинских репрессий родственников

от

Более трети опрошенных Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) россиян заявили, что их родственники пострадали от сталинского террора. Эксперты считают, что семей с жертвами политрепрессий на самом деле больше, так как лишь половина респондентов выясняли историю своей семьи. Согласно опросу, за год выросло количество тех, кто знает о репрессиях. Всего же историей своих предков интересуются 93% россиян. Глава Совета при президенте РФ по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов подчеркнул, что цивилизованным обществам присуще знание своей истории, поэтому цифры обнадеживающие.


ВЦИОМ выяснил, интересуются ли россияне судьбой предков, живших во время сталинских репрессий. В сентябре 2018 года были опрошены более 1,6 тыс. человек из 500 городов и поселений, а также из сотни сел.

У трети (35%) респондентов родственники пострадали от репрессий. Причем большинство знает их судьбу. Только каждый седьмой заявил, что подробностей не знает.

«Самый массовый ответ о причинах репрессий — богато жили, зажиточно или просто нормально. Это раскулаченные»,— сообщил гендиректор ВЦИОМ Валерий Федоров на пресс-конференции на тему «Исследование ВЦИОМ: история семьи и сталинские репрессии». Также были названы преследования по ложным доносам, за национальность и за высказывания против власти. Треть опрошенных добавили, что их родственники были реабилитированы, еще чуть больше трети пояснили, что реабилитации не было, остальные затруднились с ответом.

Меньше четверти всех опрошенных (22%) не знают ничего о предках, а 43% сообщили, что у них в семьях нет репрессированных. «Возможно, кто-то просто не знает, что их родные подвергались репрессиям»,— заметил директор музея истории ГУЛАГа Роман Романов. Как выяснилось, лишь половина опрошенных пыталась что-то узнать о своих близких. Отметим, в ходе опроса в прошлом году лишь 25% заявили, что у них в семье есть репрессированные, 71% сказали, что таких нет, а 5% затруднились ответить.

Сегодня нет точных данных о том, у скольких россиян есть родственники, ставшие жертвами политрепрессий, пояснил “Ъ” глава СПЧ Михаил Федотов. Нет даже точных данных о жертвах террора. «Есть список "Мемориала", в котором 3,5 млн фамилий — это те, кто был занесен в книги памяти»,— сказал господин Романов. По данным «Мемориала», на годы Большого террора 1937–1938 годов приходится более 1,7 млн арестов по политическим статьям.

Общее число репрессированных может достигать 12 млн. Это арестованные, осужденные, депортированные и раскулаченные с 1917 по 1987 год.

«В рамках федерального закона "О реабилитации жертв политрепрессий" родственники могут подать заявление на реабилитацию. Это несложно и недорого. Но заявлений все меньше и меньше»,— отметил господин Федотов.

Вместе с тем опрос ВЦИОМ выявил рост числа россиян, которые знают о репрессиях по политическим мотивам, происходивших в СССР в 20–50-х годах прошлого века. Год назад 73% ответили утвердительно на этот вопрос, сейчас — 80%. Лучше всего знают об этих страницах истории граждане в возрасте от 35 лет. Хуже осведомлена молодежь от 18 до 24 лет (несовершеннолетних не опрашивали) — 47% ответили отрицательно.

Глава СПЧ пояснил, что его больше всего порадовала статистика, которая показывает, что россияне интересуются историей предков (93%), так как «цивилизованным обществам свойственно знать свою историю». Главу ВЦИОМа поразило, что у каждого третьего есть свое генеалогическое древо, пусть даже не оформленное. Также он подчеркнул, что половина тех, кто плохо информирован о судьбе родных, сказали, что хотели бы узнать больше о предках: «А это драма, травма, секреты, закрытая информация. И мы видим, что есть желающие открыть эти секреты, и это надо учитывать».

Чтобы помочь россиянам выяснить судьбу родных, в музее истории ГУЛАГа в начале года открылся Центр по поиску репрессированных родственников. «Мы объясняем алгоритмы действий, помогаем составлять запросы в архивы, говорим, какие документы надо прикладывать»,— пояснил руководитель центра Александр Макеев.

Анастасия Курилова


Комментарии
Профиль пользователя