Коротко


Подробно

Фото: Markus Schreiber / AP

Россия и Германия дружат годами и спорят часами

Главы МИДов поспорили о Сирии, Украине и Сергее Скрипале

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Глава МИД РФ Сергей Лавров в пятницу посетил Берлин, где принял участие в церемонии закрытия российско-германского года региональных и муниципальных партнерств, а также анонсировал начало нового совместного года — науки и высшего образования. Связанные с этим мероприятия стали единственными, на которых Сергей Лавров и его немецкий коллега Хайко Маас обошлись без взаимной пикировки. Обсуждая же отравление экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля, украинское урегулирование и ситуацию в сирийском Идлибе, министры продемонстрировали, что Москва и Берлин по-прежнему никак не могут понять друг друга.


Выступая в пятницу на заседании Германо-российского форума, Сергей Лавров назвал символичным то, что в том же здании, «в берлинской гостинице Adlon, президент Путин в ноябре 2010 года выразил убеждение в неизбежности сближения России и Европы, если все мы хотим сохраниться как цивилизация». «К сожалению, не все в Европе поддерживают настрой на расширение взаимодействия с нашей страной»,— задал тон своей речи (и всему визиту в Берлин) министр. По его словам, нынешнее взаимодействие России с ЕС и НАТО фактически сводится к темам миграции и энергетики, а по остальному комплексу проблем диалога практически нет. «На март этого года была намечена первая встреча рабочей группы по кибербезопасности. Она была отложена по просьбе германской стороны»,— привел пример Сергей Лавров.

Говоря о «неконструктивных» действиях Евросоюза в целом и Берлина в частности, господин Лавров порой практически дословно цитировал интервью, которое накануне дал немецкому агентству DPA. Его главным посылом было то, что Россию на Западе слушать не хотят. Так, министр повторил тезис о «поддержанном рядом западных государств антиконституционном перевороте на Украине (в 2014 году.— “Ъ”), который привел к власти национал-радикалов». В вину Германии господин Лавров поставил то, что она никак не отреагировала на нежелание «путчистов» соблюдать подписанное при немецком посредничестве соглашение с бывшим президентом Украины Виктором Януковичем. Украинская тема была затронута и на пресс-конференции после переговоров Сергея Лаврова и главы МИД ФРГ Хайко Мааса. Единство в подходах они выразили лишь по одному аспекту — безальтернативности минских соглашений по урегулированию в Донбассе.

Куда чаще министры на пресс-конференции спорили, пусть и дипломатично, друг с другом. Так, одним из поводов стал вопрос немецкого журналиста об отравлении в Великобритании экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля. Хайко Маас заявил, что у Германии «нет повода сомневаться» в доводах Лондона, указывающих на вину России. Услышав это, Сергей Лавров также решил высказаться, хотя вопрос был адресован не ему: «Мы сегодня подтвердили нашим немецким партнерам, что каких-либо доказательств не видели. И я очень сильно сомневаюсь, что и своим союзникам по НАТО и Евросоюзу англичане предъявили что-то, выходящее за рамки того, чем они публично пользуются для голословных обвинений».

Судя по частоте упоминания в ходе визита, наиболее актуальной темой для обоих министров была не Украина и тем более не «дело Скрипалей», а Сирия — из-за крайне острой ситуации в Идлибе. Единственное, в чем сходятся Москва и Берлин,— это необходимость бороться с террористами. В остальном Сергей Лавров и Хайко Маас озвучивали разные позиции. Так, в Берлине уверены, что только сирийский режим может применить химоружие в этой провинции на севере Сирии. Москва настаивает на том, что провокации готовят террористы и оппозиционные сирийскому режиму группировки вроде «Белых касок».

Сергей Лавров в пятницу дал понять, что вопрос Идлиба прежде всего решают между собой Россия и Турция. В частности, тема будет обсуждаться в понедельник на очередной встрече президентов двух стран — Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. Министр пояснил, что работа идет по трем направлениям: размежевание террористов и вооруженной оппозиции, локальные примирения между оппозицией и сирийскими властями, а также вывод мирного населения по гуманитарным коридорам. Сергей Лавров несколько раз напомнил, что западная коалиция во время военных операций в иракском Мосуле и сирийской Ракке, где были многочисленные жертвы, подобных усилий не предпринимала. Хайко Маас это комментировать не стал.

Остались при своих мнениях министры и при обсуждении вопроса о возвращении беженцев. В Москве считают, что для этого пришла пора, так как борьба с террористами в Сирии подходит к концу. Немецкий министр в целом положительно оценил российскую инициативу, но отметил: она не «будет работать, если люди вообще не захотят воспользоваться такой возможностью, поскольку в Сирии их могут подвергнуть преследованиям, арестам и отчуждению собственности». Многие сирийцы придерживаются именно такой позиции. «Говорить о возвращении слишком рано, потому что нет подходящих условий для возвращения. Ситуация небезопасна, конфликт продолжается, существует вероятность широкомасштабного нападения на Идлиб. Кроме того, режим не прекращает свои злоупотребления, и мы видим это на примере ежедневной публикации списков погибших в заключении»,— заявил “Ъ” исполнительный директор сирийской НКО «Бейтна Сурия» («Наш дом — Сирия») Ассаад аль-Ачи. «Режим мстит людям. И люди это видят, Россия закрывает на это глаза»,— подтвердил в разговоре с “Ъ” представитель сирийской сети по правам человека Фадаля Абдель Гани.

Разногласия есть и по вопросу восстановления Сирии. Москва уверена, что этим пора заняться уже сейчас.

Однако, как с сожалением отметил российский министр еще до визита в Германию, немецкая позиция ничем не отличается от общеевропейских подходов, которые «обуславливают возможность реального содействия Сирии заслуживающим доверия политпроцессом». «При этом каких-либо характеристик данного "заслуживающего доверия политпроцесса" не приводится»,— сказал господин Лавров в интервью DPA. Впрочем, на этот вопрос заочный ответ коллеге дал глава МИД ФРГ Хайко Маас. «Если будет найдено политическое решение, которое в конечном итоге приведет к свободным выборам, то мы будем готовы взять на себя ответственность в вопросе восстановления»,— сказал он также в интервью DPA и позднее повторил эту позицию на пресс-конференции. При этом господин Маас подчеркнул: Германия не может представить, что при реально демократическом процессе в Сирии у власти останется ее нынешний президент Башар Асад. Сергей Лавров обошелся без дополнительных реплик, так что пресс-конференция завершилась на этой ноте.

Впрочем, под занавес визита в Берлине все-таки прозвучали более оптимистичные заявления. Сергей Лавров принял участие в церемонии закрытия перекрестного года региональных и муниципальных партнерств. «Мы с господином министром солидарны в том, что эта инициатива была успешной и помогла укрепить атмосферу взаимопонимания и добрососедства»,— отметил он. Теперь на повестке проведение очередного перекрестного года — науки и высшего образования, в рамках которого должны быть организованы обмены и мероприятия с участием студентов и исследователей двух стран. По словам собеседника “Ъ” в МИД ФРГ, в рамках инициативы Москва и Берлин могут обсудить между собой и с партнерами Германии по ЕС возможность упрощения выдачи виз для студентов и молодежи. «Богатая история разнопланового российско-германского сотрудничества, насыщенные деловые и гуманитарные обмены, контакты между людьми помогут урегулировать имеющиеся разногласия и не позволят расхождениям в позициях Москвы и Берлина по тому или иному вопросу задавать тон всему комплексу двусторонних связей»,— заверил на церемонии закрытия перекрестного года Сергей Лавров, не став в очередной раз перечислять эти вопросы.

Кирилл Кривошеев, Марианна Беленькая, Галина Дудина


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз