Пытки влезут в тиски закона

Омбудсмен Татьяна Москалькова предложила закрепить это понятие в российских нормативных актах

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова предложила закрепить в законодательстве понятие «пытки», а также повысить ответственность за истязание заключенных в колониях. Необходимость этого, по ее словам, показала видеозапись с издевательством над заключенным в ярославской колонии. Комитет ООН против пыток не раз рекомендовал России ввести соответствующую статью в Уголовный кодекс. Правозащитники также предлагают увеличить срок давности по этим преступлениям.

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ  /  купить фото

В среду уполномоченный по правам человека при президенте РФ Татьяна Москалькова, говоря о пытках в колонии ИК-1 Ярославской области, заявила, что считает необходимым закрепить в российском законодательстве понятие «пытки». «Я думаю, что запрос общества о закреплении понятия пыток в российском законодательстве имеет право на существование, изучение и возможное включение в законодательство»,— цитирует госпожу Москалькову ТАСС. Она напомнила, что летом этого года адвокаты правозащитного фонда «Общественный вердикт» распространили десятиминутную видеозапись, на которой сотрудники ИК-1 Ярославской области избивают заключенного Евгения Макарова. Инцидент произошел год назад. Тогда же адвокаты сообщили об этом в прокуратуру и в Следственный комитет, однако в возбуждении уголовного дела было отказано. В этом году видеозапись привела к возбуждению уголовного дела.

Госпожа Москалькова подчеркнула необходимость повысить наказание для виновных в пытках в колониях: «Законодательство должно поднять планку ответственности за такие преступления».

О необходимости закрепить в законодательстве понятие «пытки», говорил летом этого года председатель Комитета против пыток ООН Йенс Модвиг в ходе рассмотрения шестого периодического доклада России о борьбе с жестоким обращением. Он отмечал, что хотя в российском законодательстве есть определение пыток (ст. 117 УК РФ, истязание), но нет отдельной статьи о них, что приводит к проблеме со статистикой: «Мы не видим, сколько именно уголовных дел по пыткам было возбуждено. В ряде дел под отягчающими обстоятельствами имеются в виду пытки, но такие дела нельзя выделить из общей статистики».

«Просьба привести национальное законодательство в соответствие с европейским, ввести статью в УК (пытки) и само понятие пыток, звучала со стороны ООН с самого начала, когда наше государство подписало и ратифицировало Европейскую конвенцию против пыток»,— сообщила “Ъ” руководитель отдела международно-правовой защиты российской правозащитной организации «Комитет против пыток» Ольга Садовская. СССР ратифицировал конвенцию в 1987 году, Россия стала правопреемником Союза и выполняет взятые обязательства. «Шесть раз наша страна подавала доклады, и шесть раз звучала такая рекомендация со стороны ООН — ввести статью о пытках,— пояснила госпожа Садовская.— Каждый раз Россия поясняла, что у нас есть ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), которая охватывает все, но это не так. Также есть сложности со статистикой: даже в данных по ст. 286 не видно, сколько человек осуждено именно за пытки».

Она отметила, что в 2003 году была попытка ввести в законодательство понятие пыток, тогда в ст. 117 УК РФ (истязание) и появилось примечание: «Под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях». «Это определение не соответствует определению ООН, оно описывает домашнее насилие»,— говорит госпожа Садовская.

Ч. 2 ст. 117 УК РФ (насилие с применением пытки) не может быть отнесена к должностным преступлениям, пояснил “Ъ” координатор правозащитной организации «Зона права» юрист Булат Мухамеджанов. Он также напомнил, что Европейский суд по правам человека выносит решения по жалобам на пытки в отделах полиции и исправительных колониях, основываясь на ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрет пыток), однако в российском законодательстве вообще нет такого понятия как пытка, совершенная должностным лицом.

«Если отдельная статья (пытки) будет введена в Уголовный кодекс, то сразу стоит рассмотреть и другие наболевшие вопросы. Например, об увеличении срока давности привлечения к уголовной ответственности должностных лиц, избивших граждан»,— говорит господин Мухамеджанов. Он привел в пример дело о гибели в отделе милиции в Набережных челнах в 2000 году 51-летнего Жавдата Хайруллина. Дело прекращалось более 20 раз, в итоге виновные остались на свободе. В 2017 году ЕСПЧ признал, что были пытки со стороны сотрудников милиции. Но срок давности по ч. 3 ст. 286 УК РФ составляет 15 лет, и уже нельзя было снова возбудить уголовное дело, отметил господин Мухамеджанов.

Анастасия Курилова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...