Коротко


Подробно

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

Пытки влезут в тиски закона

Омбудсмен Татьяна Москалькова предложила закрепить это понятие в российских нормативных актах

от

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова предложила закрепить в законодательстве понятие «пытки», а также повысить ответственность за истязание заключенных в колониях. Необходимость этого, по ее словам, показала видеозапись с издевательством над заключенным в ярославской колонии. Комитет ООН против пыток не раз рекомендовал России ввести соответствующую статью в Уголовный кодекс. Правозащитники также предлагают увеличить срок давности по этим преступлениям.


В среду уполномоченный по правам человека при президенте РФ Татьяна Москалькова, говоря о пытках в колонии ИК-1 Ярославской области, заявила, что считает необходимым закрепить в российском законодательстве понятие «пытки». «Я думаю, что запрос общества о закреплении понятия пыток в российском законодательстве имеет право на существование, изучение и возможное включение в законодательство»,— цитирует госпожу Москалькову ТАСС. Она напомнила, что летом этого года адвокаты правозащитного фонда «Общественный вердикт» распространили десятиминутную видеозапись, на которой сотрудники ИК-1 Ярославской области избивают заключенного Евгения Макарова. Инцидент произошел год назад. Тогда же адвокаты сообщили об этом в прокуратуру и в Следственный комитет, однако в возбуждении уголовного дела было отказано. В этом году видеозапись привела к возбуждению уголовного дела.

Госпожа Москалькова подчеркнула необходимость повысить наказание для виновных в пытках в колониях: «Законодательство должно поднять планку ответственности за такие преступления».

О необходимости закрепить в законодательстве понятие «пытки», говорил летом этого года председатель Комитета против пыток ООН Йенс Модвиг в ходе рассмотрения шестого периодического доклада России о борьбе с жестоким обращением. Он отмечал, что хотя в российском законодательстве есть определение пыток (ст. 117 УК РФ, истязание), но нет отдельной статьи о них, что приводит к проблеме со статистикой: «Мы не видим, сколько именно уголовных дел по пыткам было возбуждено. В ряде дел под отягчающими обстоятельствами имеются в виду пытки, но такие дела нельзя выделить из общей статистики».

«Просьба привести национальное законодательство в соответствие с европейским, ввести статью в УК (пытки) и само понятие пыток, звучала со стороны ООН с самого начала, когда наше государство подписало и ратифицировало Европейскую конвенцию против пыток»,— сообщила “Ъ” руководитель отдела международно-правовой защиты российской правозащитной организации «Комитет против пыток» Ольга Садовская. СССР ратифицировал конвенцию в 1987 году, Россия стала правопреемником Союза и выполняет взятые обязательства. «Шесть раз наша страна подавала доклады, и шесть раз звучала такая рекомендация со стороны ООН — ввести статью о пытках,— пояснила госпожа Садовская.— Каждый раз Россия поясняла, что у нас есть ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), которая охватывает все, но это не так. Также есть сложности со статистикой: даже в данных по ст. 286 не видно, сколько человек осуждено именно за пытки».

Она отметила, что в 2003 году была попытка ввести в законодательство понятие пыток, тогда в ст. 117 УК РФ (истязание) и появилось примечание: «Под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях». «Это определение не соответствует определению ООН, оно описывает домашнее насилие»,— говорит госпожа Садовская.

Ч. 2 ст. 117 УК РФ (насилие с применением пытки) не может быть отнесена к должностным преступлениям, пояснил “Ъ” координатор правозащитной организации «Зона права» юрист Булат Мухамеджанов. Он также напомнил, что Европейский суд по правам человека выносит решения по жалобам на пытки в отделах полиции и исправительных колониях, основываясь на ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (запрет пыток), однако в российском законодательстве вообще нет такого понятия как пытка, совершенная должностным лицом.

«Если отдельная статья (пытки) будет введена в Уголовный кодекс, то сразу стоит рассмотреть и другие наболевшие вопросы. Например, об увеличении срока давности привлечения к уголовной ответственности должностных лиц, избивших граждан»,— говорит господин Мухамеджанов. Он привел в пример дело о гибели в отделе милиции в Набережных челнах в 2000 году 51-летнего Жавдата Хайруллина. Дело прекращалось более 20 раз, в итоге виновные остались на свободе. В 2017 году ЕСПЧ признал, что были пытки со стороны сотрудников милиции. Но срок давности по ч. 3 ст. 286 УК РФ составляет 15 лет, и уже нельзя было снова возбудить уголовное дело, отметил господин Мухамеджанов.

Анастасия Курилова


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз