Коротко


Подробно

Фото: кадр из оперативного видео

Свидания с защитником под охраной

Представитель осужденного Евгения Макарова требует от колонии обеспечить конфиденциальность встреч

от

Сотрудники ярославской ИК-8 не обеспечивают конфиденциальность при свиданиях защитника и заключенного Евгения Макарова, видеозапись с избиением которого была обнародована летом этого года, заявил юрист правозащитного фонда «Общественный вердикт» Яков Ионцев. В УФСИН по Ярославской области указывают, что статья УИК РФ о свиданиях позволяет предоставлять встречи с заключенными наедине только адвокатам, а господин Ионцев не имеет такого статуса. Тем не менее юристы утверждают, что защитники Евгения Макарова являются его представителями в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), а, значит, в этой ситуации следует руководствоваться международными нормами и обеспечить конфиденциальность встречам.


Юрист правозащитного фонда «Общественный вердикт» Яков Ионцев готовит жалобу в Следственный комитет России (СКР) на действия сотрудников ИК-8 в Ярославской области, в которой находится осужденный Евгений Макаров. По словам господина Ионцева, ему не предоставляют конфиденциальных свиданий с Евгением Макаровым. «Я был у него три раза: 12 июля, а также в конце июля и в конце августа. Первый раз со мной в комнате остался дежурный помощник начальника колонии. Когда я начал его фотографировать, чтобы было доказательство нарушения, он стал вырывать у меня фотоаппарат. Я уже написал на это жалобу в Ярославскую областную прокуратуру. Остальные два раза мне не давали пронести с собой технику, но в комнатах все равно находились сотрудники колонии»,— сообщил “Ъ” господин Ионцев. По его словам, на замечание, что в этом есть признаки преступления, сотрудники колонии сообщили ему, что это приказ начальника ИК-8. Напомним, опубликованный в конце июля этого года десятиминутный видеоролик с избиением этого заключенного в ИК-1 вызвал масштабную проверку во всей системе УИС.

В ч. 4 ст. 89 Уголовно-исполнительного кодекса (УИС) РФ «Свидания осужденных к лишению свободы» говорится, что адвокат или иные граждане, имеющие право оказывать юридическую помощь, могут получать свидания с осужденными в неограниченном количестве. Господин Ионцев не имеет статуса адвоката. «У меня высшее юридическое образование. И согласно ФЗ-324 ''О бесплатной юридической помощи'', я могу оказывать юридические услуги: консультировать, составлять документы, быть представителем в суде»,— пояснил господин Ионцев.

В пресс-службе УФСИН по Ярославской области также сообщили “Ъ”, что господин Ионцев не предоставил документа, подтверждающего статус адвоката. В управлении отметили, что ч. 4 ст. 89 УИК РФ наделяет граждан, оказывающих юридическую помощь, только правом на свидания с осужденными. В этой статье указывается, что только у адвокатов есть право на конфиденциальный разговор. «Иные лица, оказывающие юридическую помощь, подобными правами не наделены»,— пояснили в пресс-службе присутствие третьего лица на свидании.

Юрист Николай Зборошенко сообщил “Ъ”, что в данной ситуации сотрудники колонии должны были руководствоваться не УИС РФ, а международными нормами.

Яков Ионцев является представителем Евгения Макарова в ЕСПЧ, имеющим право на эффективную защиту. А это регулируется ст. 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, сказал он и добавил, что конфиденциальный разговор защитника с осужденным и есть одно из составляющих эффективной защиты. «У меня такая ситуация была с делом Ильдара Дадина (гражданского активиста, осужденного в 2016 году за повторное нарушение правил пикетирования; впоследствии его дело было пересмотрено, а приговор отменен.— “Ъ”). Я был его представителем в ЕСПЧ»,— пояснил господин Зборошенко. Он напомнил, что в карельской ИК-7 он не смог попасть к Ильдару Дадину, так как его этапировали в Алтайский край. «В Алтайском крае мне предоставили свидание, и при этом были соблюдены условия конфиденциальности. Иначе бы я проинформировал ЕСПЧ, что условия не были соблюдены»,— отметил господин Зборошенко.

Господин Ионцев напомнил “Ъ”, что об избиениях в ярославской колонии, в том числе истязаниях Евгения Макарова, «Общественный вердикт» сообщил в ЕСПЧ еще в апреле 2017 года. Тогда же суд принял срочные меры, потребовав от России обеспечить независимое и эффективное расследование, а также предоставить доступ адвокату Ирине Бирюковой, а также Якову Ионцеву и общественному защитнику Сергею Шарову-Делоне к пострадавшим заключенным. «Ирина Бирюкова сейчас находится не в России, так как ей не обеспечена госзащита. Поэтому я встречаюсь с Макаровым»,— пояснил господин Ионцев.

Напомним, 23 июля этого года, после обнародования видеозаписи с избиениями Евгения Макарова, госпожа Бирюкова была вынуждена покинуть страну из-за угроз, которые, по ее словам, высказывали в ее адрес сотрудники ярославской ИК-1. Она направила просьбу о госзащите в Федеральную палату адвокатов (ФПА) и адвокатскую палату Московской области. 31 августа в ФПА пришел ответ из Генпрокуратуры о том, что просьба адвоката «направлено руководителю управления по расследованию преступлений, совершенных должностными лицами правоохранительных органов, ГСУ СК России, осуществляющего предварительное следствие по данному уголовному делу, для организации проверки сообщаемых сведений».

Анастасия Курилова


Как ФСИН обещает победить пытки

Руководство Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) отчиталось, каким образом планирует бороться с пытками в тюрьмах и колониях. Теперь сотрудники службы будут обязаны вести видеозапись «применения силы и спецсредств» к заключенным — в противном случае им грозит увольнение. Также глава ФСИН Геннадий Корниенко пообещал, что фсиновцы не смогут самовольно отключать нагрудные видеорегистраторы — их будут выдавать на дежурство опечатанными. Тем временем российские правозащитники начали разработку пакета срочных мер по предотвращению пыток: для этого, говорят они, нужно сделать ФСИН менее закрытым ведомством.

Читать далее

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз