Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Это была огромная эпоха в советской, а затем и российской эстраде»

Прямая речь: каким вы запомнили Иосифа Кобзона?

от

30 августа в возрасте 80 лет умер певец и депутат Государственной думы Иосиф Кобзон. “Ъ” спросил у политиков и деятелей культуры, каким запомнился им Иосиф Кобзон.


Александр Жуков, первый зампред Госдумы:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Кобзон не умел чувствовать и делать что-то не в полную силу. Он отдавал себя без остатка своим зрителям, профессии, депутатским заботам. Поразительно, как он, несмотря на тяжелую болезнь, продолжал работать, не сдавался, выступал, ходил на заседания Думы. Хотел быть полезным своей стране, людям. Грустно осознавать, что нет больше среди нас замечательного артиста, выдающегося музыканта, человека и гражданина.


Андрей Житинкин, режиссер:

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

— Мне, театральному режиссеру, он запомнился как очень парадоксальный человек. У меня было очень много спектаклей с Люсей Гурченко (вторая жена Иосифа Кобзона.— “Ъ”), поэтому я неоднократно был свидетелем их встреч. Мне кажется, что он к ней внутренне очень нежно относился, даже несмотря на то, что они ссорились, не разговаривали друг с другом, а при встречах часто просто не здоровались. Но это были два абсолютно ярких человека, два метеора в одной банке — и, конечно, эта банка не выдержала и разлетелась. Я его очень любил еще и за то, что он все годы ей помогал, но делал это тайно. А то, что Кобзон делал тайно, а об этом знали и знают немногие, давало огромные плоды. Он очень многим людям искусства тайно помогал и в делах, и финансово. И эта сакральная часть Кобзона, которую не знает зритель, мне дороже всего.


Николай Харитонов, председатель комитета Госдумы по делам Севера и Дальнего Востока:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Это был настоящий кремень, твердый духом человек, великий певец, который продолжал исполнять советские песни тогда, когда многие уже боялись это делать. Помню, когда уже в Госдуме нам надо было вылетать играть в футбол в Мариуполь, а денег на перелет, питание, не было — конец 1990-х был сложным временем для всех. Я поделился этой проблемой с Кобзоном, он ушел, и через некоторое время его помощник приносит конверт с приличной суммой, которая нас тогда очень выручила. Помню и то, как он ходил на Дубровке к террористам, вел с ними переговоры, помогал захваченным людям. Он был настоящий патриот, бесконечно порядочный, прямой и честный человек, который говорил, что он думает, прямо в глаза, что многим не нравилось. Но все же помнить мы его будем по его песням, незабываемому тембру голоса.


Игорь Бутман, саксофонист:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Я родился с Иосифом Давыдовичем, прожил с его музыкой, его голосом до 56 лет. Мне в свое время посчастливилось с ним познакомиться, дружить с его сыном, довольно часто бывать у него на даче, тепло общаться на концертах. При первом знакомстве я был юный начинающий саксофонист, и всегда было приятно слышать теплые слова от великого певца. Он вообще помогал многим молодым талантливым людям не только словом, но и делом. А еще — как он боролся многие годы со своим недугом, так, что никто вокруг не видел, как ему тяжело. Прекрасный семьянин, человек с великолепным чувством юмора, мудрый, добрый, ответственный человек. Он — Человек — Эпоха, нам всем его будет не хватать.


Олег Сысуев, первый зампред совета директоров Альфа-банка:

Фото: Юрий Стрелец, Коммерсантъ

— Имя Кобзона для меня связано с тем, когда еще маленьким мальчиком я увидел, как он поет песню «Куба, любовь моя» по телевизору. Это для меня самое яркое воспоминание о нем, которое за долгие годы не изменили ни его депутатство, ни его взрослые годы и другие песни, ни даже годы, когда мы с ним были знакомы и участвовали в различных официальных мероприятиях. И для меня он всегда останется тем молодым, кудрявым Кобзоном, который с горящими глазами поет про Кубу.


Сергей Станкевич, историк, политик:

Фото: Сергей Варшавчик, Коммерсантъ

— Больше всего Иосиф Кобзон запомнился исполнением в 1991 году потрясающей песни «Это было, было, было...», которую на слова Роберта Рождественского написал Оскар Фельцман. Кобзон исполнил ее один раз — в Колонном зале Дома союзов, и сильнейшее впечатление у меня от этого произведения сохранилось до сих пор.


Раймонд Паулс, композитор:

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

— Это была огромная эпоха в советской, а затем и российской эстраде: Кобзон всегда был лидером, работал с лучшими композиторами, много выступал, его песни знала и пела вся страна. Но это был и человек с активной общественной позицией, настоящий гражданин своей страны. У меня с Кобзоном не было особых отношений, но я всегда относился к нему с уважением, и бесконечно жаль, что его с нами нет.


Петр Налич, певец:

Фото: Владислав Содель, Коммерсантъ

— В первую очередь, конечно, запомнившийся исполнением песен, многие из которых стали советской эстрадной классикой. И особенно, конечно, мне запомнились песни в его исполнении из кинофильма «Семнадцать мгновений весны». В его исполнении многие вещи стали классическими образцами, я бы сказал, образцами советской эстрады со знаком плюс.

Группа «Прямая речь»


Комментарии
Профиль пользователя