Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

«Россия должна убедить международное сообщество, что речь идет о добровольном возвращении беженцев»

Глава МИД Ливана об условиях возвращения сирийцев на родину

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Глава МИД Ливана Джебран Басиль в понедельник посетил Москву, где обсудил с российским коллегой Сергеем Лавровым план по возвращению на родину сирийских беженцев. Для Ливана — соседней с Сирией страны — этот вопрос является приоритетным. В интервью корреспонденту “Ъ” Марианне Беленькой министр рассказал о том, какие условия необходимо выполнить, чтобы беженцы вернулись домой, а также о том, какой в Ливане видят роль России на Ближнем Востоке.


— Основная цель вашего визита — обсуждение проблемы возвращения сирийских беженцев. Какие вопросы требуют сейчас координации с Москвой?

— Координация между нами строится на том, что Ливан — это территория, на которой находятся беженцы, а Россия — страна, которая гарантирует их возвращение домой. Российский план — это первая международная инициатива, которая говорит о приоритете возвращения беженцев. У России есть сильное присутствие на земле в Сирии. И, естественно, она должна и может быть гарантом безопасного и достойного возвращения беженцев. Координация требует множество вопросов. Среди них — финансирование операции по возвращению беженцев (ведь речь идет о массовом возвращении), вопросы безопасности. Россия должна убедить — не Ливан, а международное сообщество — в том, что речь идет о добровольном возвращении беженцев и что у этих людей есть условия для жизни в Сирии. Также необходимо облегчить условия возвращения людей на родину, например, не брать денежную компенсацию с беженцев за то, что они не служили в армии. И самое главное: необходима политическая воля, чтобы не связывать вопрос о возвращении беженцев с политическим урегулированием в Сирии, на чем настаивают некоторые страны. Другие страны, Ливан и Россия, напротив, говорят о том, что возвращение беженцев — это часть процесса политического урегулирования и восстановления Сирии.

— Многие гуманитарные организации обвиняют Ливан в насильственном возращении беженцев в Сирию. Речь идет о разрушении лагерей беженцев и приостановке гуманитарной помощи.

— Это неправда. Ливан — это лучший пример гостеприимства. Число тех, кого мы приняли на нашей территории, составляет почти 40% от численности населения. В какой еще стране число гостей (назовите их беженцами или перемещенными лицами) составило около 200 на квадратный километр? И нет ни одного примера насильственного возвращения, даже если некоторое число из них — не политические беженцы, а экономические мигранты. Ливан никого не выгоняет насильно.

— Внутренние проблемы Ливана вновь связаны с Сирией. Недавно ливанский премьер Саад Харири заявил, что новое правительство в стране не будет сформировано до тех пор, пока «некоторые политические силы настаивают на восстановлении ливано-сирийских связей от ворот недавно открытого КПП Нассиб» (на сирийско-иорданской границе, через него до войны в Сирии шел транзит ливанских товаров в арабские страны.— “Ъ”). Объясните для российских читателей, что значат эти слова?

— У Ливана и Сирии нормальные отношения, дипломатические связи не прерваны. Нам необходимы контакты с Сирией, при условии что Сирия признает существование Ливана как независимого государства. На повестке дня не стоит вопрос о разрыве отношений.

Мне кажется, что для блага Ливана у нас должны быть нормальные отношения, укрепленные настолько, насколько это возможно в интересах обеих стран. На повестке сейчас стоит тема возвращения беженцев, но также есть и тема экономических связей, другие вопросы. И было бы неправильно особо выделять какие-то проблемы в наших отношениях.

— Новое правительство в Ливане после майских выборов еще не сформировано. Если вы останетесь министром иностранных дел, как будете строить отношения с Сирией?

— У меня уже сейчас нормальные связи с Сирией, я поддерживаю контакты с главой МИД Сирии, мы встречались ранее, обмениваемся посланиями, говорим по телефону. В Ливане есть посол Сирии и в конце прошлого года был назначен новый посол Ливана в Сирии. У нас нормальные отношения.

Мне кажется, в интересах обеих стран — не привлекать особое внимание к ливано-сирийским отношениям. Это делают СМИ и силы, которые заинтересованы в том, чтобы «играть» общественным мнением. В интересах Ливана — нормальные отношения с Сирией, основанные на уважении суверенитета Ливана. Мы никому не позволим вмешиваться в наши внутренние дела. Но нам необходимо выстраивать отношения с Сирией, так как это наш единственный дружественный нам сосед, с которым мы поддерживаем экономические связи, через него открываются экономические горизонты для Ливана в арабском регионе.

— Вы пригласили российские компании в участие в новом тендере на разработку газовых месторождений на шельфе в Средиземном море. Прошлой весной между Ливаном и Израилем чуть не разгорелась новая война из-за этих месторождений…

— Это два разных вопроса. У нас есть полное право на разработку месторождений и заключение контрактов, так как мы не работаем на спорных территориях. Есть международные инструменты для решения спорных вопросов о территории, границах, экономических линиях. Работа с ними — не повод для того, чтобы избегать контрактов. Что мы и делаем. И мы уже подписали в феврале контракт с консорциумом с участием российской компании НОВАТЭК, Eni и Total на разработку двух блоков.

— Израиль это возмутило.

— У Израиля нет для этого прав. Израиль заключает контракты, и Ливан делает то же самое. И если Израиль будет подвергать Ливан рискам, Ливан будет поступать также в отношении Израиля.

— На пресс-конференции с Сергеем Лавровым вы упомянули о двух проектах, в которых хотели бы видеть участие России: некий план по возрождению Машрика (традиционно так называют все арабские страны, за исключением Туниса, Марокко, Алжира и Мавритании), а также проведение конференции по защите религиозных и этнических групп на Ближнем Востоке. Поддержала ли Россия ваши идеи?

— Да, Россия приветствовала наши проекты. Машрик — это историческое пространство. Речь идет не о союзе конкретных стран, не об организации, а именно о пространстве, где обеспечены безопасность, стабильность, экономическое процветание, основанные на культурном и религиозном разнообразии. Общий рынок может стать частью этого проекта. К нему может присоединиться любая страна, мы не присоединяем и не исключаем никого. Проект основан на наших общих интересах с Россией и ее присутствии на Ближнем Востоке. Она — гарант политических и религиозных свобод. Мы хотим запустить идею на конференции, посвященной религиозным свободам. Соорганизаторами конференции могут быть Россия или Ливан. А любая европейская страна может предоставить политическое пространство для этого проекта, конференция может пройти на ее территории.

— Когда планируется проведение встречи?

— Сергей Лавров поддержал нашу идею, мы подготовим бумаги и в ближайшее время обсудим вопросы, связанные с проведением конференции.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз