Химическая война

054 Номер от
Химическая война
       Еще в школе я стал испытывать недоверие к химии. Нет, я не был против науки. И, как всякий уважающий себя учащийся средней советской школы, не раз в мирных целях смешивал магниевую стружку с марганцем и методично пропитывал печатные органы ЦК КПСС в растворе селитры. Но осознать, что все вокруг, включая кошку,— более или менее удачное сочетание молекул, мой разум отказывался. Прошли годы. Мой интерес к пиротехнике иссяк, а единственное, что при помощи невероятных усилий воли я мог вспомнить из школьного курса химии,— слово "формальдегид". Впрочем, изложенная ниже история показывает, что химия и жизнь по-прежнему неразрывны и забывать об этом не стоит. А точнее, стоит недешево.

      В один прекрасный день, не обнаружив в своем шкафу любимого свитера, я поднял по тревоге жену, после чего узнал, что свитер в числе прочих предметов гардероба уже два дня находится в химчистке. И хотя при слове "химчистка" меня на секунду охватило легкое волнение, тем не менее жена была отпущена с миром. Все-таки двадцать первый век. Геном придумали. В космос без особой надобности летаем. Уж свитер-то не самого большого размера от грязи очистить смогут! А ежели что и случится, так его из ДНК наверняка можно восстановить. Вообще новый будет. Примерно такие мысли поселили в моей душе покой. А когда от жены я узнал, что химчистка не простая, а немецкая, с характерным названием "Клаус", то и вовсе расслабился. Немцы свитер в обиду не дадут. Репутация!
       Еще через день, обменяв квитанцию на обернутые в целлофан вещи, я обнаружил, что их, кажется, и вправду пытались восстановить, но не получилось. История науки, как известно, знала и неудачи, но во-первых, таких неудач я не припомню, а во-вторых, меня никто не ставил в известность о проходящем эксперименте. Все три моих свитера, выражаясь техническим языком, вышли из строя. Каждый из них по-своему отреагировал на химический процесс. Один заметно изменил окраску, другой — размер, а третий вообще перешел в разряд спецодежды: новая фактура давала возможность использовать его в качестве бронежилета и гидрокостюма одновременно. О химической природе эксперимента напоминал стойкий запах неизвестных мне реактивов (селитра, магний и марганец пахнут совсем не так).
       — Пишите жалобу,— спокойно отреагировала приемщица, протянув мне ручку и бланк.
       Я изложил суть претензий и предложил "ученым-химикам" или вернуть моей одежде первоначальный вид (у непросвещенных надежда умирает последней), или возместить мне стоимость изделий (у романтиков надежда вообще живет вечно). В тот же день по телефону я связался с технологом химчистки и примитивным языком потребителя рассказал о беде. Тот сознался, что, мол, был грех, не углядели, но пообещал к утру все исправить. И хотя логика упорно сопротивлялась, желание мирным путем вернуть вещи в первозданный вид заставило меня технологу поверить. Но не прошло и трех дней, как технолог немецкой химчистки лишил меня вслед за товарищем Бендером веры в человечество. Из всех приобретенных свойств свитера утратили лишь характерный запах. Все остальное было в наличии. На просьбу завязать со мной деловую переписку сотрудница пункта приема ответила:
       — Я не буду нигде расписываться, звоните завтра нашему управляющему.
       Новый день был отмечен знакомством с управляющим. Немецкую химчистку в России представлял некто Армен Львович. Выслушав меня, он с восточным спокойствием возразил:
       — Ну, и что вы хатитэ?
       Я еще раз поведал о своих желаниях, упомянув всуе статью 35 закона "О защите прав потребителей".
       — А что вам нэ нравится? — донеслось из трубки.
       Я подробно рассказал о том, какие это были замечательные свитера, в каких магазинах я их покупал, с каким гордым видом носил и чем все это закончилось.
       — А чем вас нэ устроило качество чистки?
       Разговор стал напоминать известный анекдот о грузине и армянине и о том, чем один лучше другого.
       — По всей видимости, качеством.
       — Каким таким качеством?..
       Беседа продолжалась в таком духе еще несколько минут. Наконец Армен Львович спросил:
       — Ну, и сколько вы хотите денег?
       — Ровно столько, сколько стоят мои свитера, то есть 600 долларов, и уплаченные 440 рублей за медвежью услугу.
       — Это очень много,— вдруг решил управляющий.— И вообще, никаких денег вы не получите.
       Тогда я обратился в Московское общество защиты прав потребителей, что на Мясницкой, 44. Взяв с меня 250 рублей и выяснив обстоятельства дела, юрист шаг за шагом описал все, что я должен сделать, чтобы одержать верх в схватке с врагом. Сначала надо написать повторную жалобу — в двух экземплярах, один из которых, с автографом представителя химчистки, я должен оставить себе. Затем, в случае отказа химчистки выполнить указанные в жалобе требования, следует направить злополучные свитера на независимую экспертизу — но ни в коем случае не в ЦНИИбыт, как обычно предлагают сделать в таких случаях представители химчисток. Именно эта организация разрабатывает препараты и технологические режимы для химической чистки и стирки, а также занимается стандартизацией химчисток. (До недавнего времени она же ведала их сертификацией. Постановление правительства #287 "О внесении изменений в перечень товаров, подлежащих обязательной сертификации, перечень работ и услуг, подлежащих обязательной сертификации, и в перечень продукции, соответствие которой может быть подтверждено декларацией о соответствии", в соответствии с которым обязательная сертификация химчисток отменена, вступило в силу 22 мая 2002 года.) ЦНИИбыту выдать заключение о нарушениях технологического процесса чистки, даже если после него ваши вещи подлежат уничтожению как химическое оружие,— все равно что больно укусить себя за руку. По крайней мере, по утверждению юриста, на его памяти экспертиза ЦНИИбыта не дала ни одного заключения в пользу пострадавшего клиента.
       Кроме этого я узнал от защитников потребителей, что отправку вещей на экспертизу тем не менее должна осуществлять химчистка. Ни в коем случае нельзя забирать вещи из химчистки и самому нести их на экспертизу. Тогда доказать причастность химчистки к порче вещей будет весьма затруднительно. И только получив заключение независимых экспертов, подтверждающее мою правоту, можно направлять дело в суд. Такое заключение почти предрешает исход тяжбы в мою пользу. Также мне сказали, что в обществе защиты прав потребителей имеется даже специальная тетенька — гроза химчисток. К ней мне и надо было прибегнуть на следующем этапе.
       Я уже предвкушал быструю расправу над химчисткой, но волшебная тетенька неожиданно заявила, что шансов у меня процентов двадцать. Вот тебе и гроза химчисток! Когда я спросил об основаниях такого прогноза, она тяжело вздохнула:
       — Статистика.
       И пояснила, что в подобных случаях от химчистки и раньше было трудно добиться компенсации убытков. А после внесения неких изменений в закон "О защите прав потребителей" представителям химчистки достаточно заявить, что они не смогли обнаружить особых свойств изделия при приемке, а потому не предвидели его возможной порчи.
       Несмотря на пессимизм профессионала, я решил не сдаваться. Оставаясь верным заветам юриста, я направил повторную жалобу в главный офис химчистки. И через несколько дней получил официальный ответ, в котором значилось, что мои "изделия обрабатывались по существующим и утвержденным ГОСТам, согласно маркировке фирмы-изготовителя, и никаких нарушений температурных режимов и других параметров в процессе обработки не происходило". Также меня уведомили в том, что "изделия, имеющие неполную, неправильную маркировку или отсутствие таковой, обрабатываются согласно ГОСТу Р 51108-97". За возможные последствия результата обработки таких изделий мне рекомендовалось на основании статей 1095 и 1096 ГК РФ предъявлять претензии к изготовителю или продавцу изделий. Так конфликт интересов приобрел документальную форму и затяжной характер. Налицо был и обман. Ведь в первом телефонном разговоре технолог созналась, что по недосмотру процесс был прекращен раньше, чем полагалось, а это, собственно, и есть нарушение "других параметров в процессе обработки". Но, как и обещал Армен Львович, технолог Наталья Ивановна навсегда забыла о нашем разговоре. На мое требование передать вещи на экспертизу главный "Клаус", усмехнувшись, ответил, что "вам надо — вы и отдавайте, а у нас все сотрудники заняты и заниматься вашей ерундой некому".
       Я продолжал осаду еще несколько дней. Когда истек месяц активных боевых действий, мое терпение стало подходить к концу. Оставались считанные дни до отпуска. Мое требование к химчистке "Клаус" подвергнуть испорченные вещи независимой экспертизе оставалось неудовлетворенным. Милый енот, изображенный на эмблеме химчистки, оказался вредной тварью. Отпуск у моря окончательно сломил мой боевой дух.
       Наверное, стоило продолжить посещения юридической консультации, нанять адвоката, бросить работу, в конце концов,— и доказать, что хищный енот не прав. Но я, господа, сдался. Более того, решил даже не устраивать прощальный скандал, а остаться в памяти "алхимиков" великодушным потребителем. Когда я пришел забирать вещи, то обнаружил, что сотрудники химчистки зашили неизвестно откуда появившуюся на одном из свитеров дырку. Я хоть вида и не подал, но в душе немного оттаял. Приемщица, видимо почувствовав это, мило улыбнулась. А потом строго добавила:
       — С вас 30 рублей за ремонт одежды.
КОНСТАНТИН ЧЕРНОВ
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...