Коротко


Подробно

Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Игра идет по-крупному, ставки сделаны»

Олег Богданов — о возможных санкциях в отношении российских банков

США хотят нанести России удар в самое болезненное место. В распоряжении газеты «Коммерсантъ» оказался законопроект о санкциях против Москвы, который подготовил республиканец Линдси Грэм с тремя коллегами. Выяснилось, что в экономической части содержится требование запретить операции в США и заморозить активы ряда крупнейших российских банков, в частности, Сбербанка, ВТБ, ВЭБа и Промсвязьбанка, а также заблокировать их долларовые счета. Кроме того, возможно введение запрета на операции с российским госдолгом со сроком обращения более двух недель. Экономический обозреватель «Коммерсантъ FM» Олег Богданов обсудил ситуацию с ведущим Петром Косенко.


— Насколько болезненными будут последствия для банков, всей российской экономики и граждан, если этот законопроект будет принят?

— Мы обсуждали уже тему санкций против нашего госдолга, различных санкций против производных финансовых инструментов, валютных свопов, которые предлагает Центробанк. Но вот то, что сегодня опубликовал “Ъ”, и то, что относится к семи российским банкам — а речь идет о замораживании активов и замораживании операций, то есть корсчетов наших организаций — это очень серьезная вещь, и тут просто можно моделировать последствия, которые наступят.

Понятно, что все доллары находятся в Соединенных Штатах, кроме наличных: вы открываете счет, вносите депозит в банке в долларах, они сразу фиксируются где-то на корсчете в Соединенных Штатах, в каком-нибудь Bank of New York, — там, где открыт счет вашего банка, и, соответственно, там находятся.

Если этот закон примут, то сразу американский банк, в котором есть корсчет вашей кредитной организации, например, Сбербанка или Россельхозбанка, вынужден будет его заморозить.

Еще раз повторю — все доллары, которые находятся на счетах в российских государственных банках, будут заморожены, это нужно понимать. Вы не сможете их ни снять, ни вывести. Это серьезная проблема.

Есть еще один момент: если бы речь шла только о такой мере, то вы могли бы перевести деньги в другой коммерческий банк, допустим, из Сбербанка в какую-нибудь негосударственную российскую кредитную организацию. Но если будет принят закон и будут приняты, так скажем, вторичные санкции, то всем глобальным банковским структурам будет запрещено иметь дело с нашими государственными структурами. Это мы видели на примере Ирана. То есть если вы хотите вести бизнес в США, то иметь дела со Сбербанком не сможете, да и коммерческие банки не будут принимать переводы в долларах от Сбербанка.

Конечно, сохраняется возможность конвертировать это в евро. То есть какая-то обходная схема через некоторое время будет отработана, наверняка это будет отработано через восточные банки, китайские, какие угодно. Это все будет сделано, но первая реакция и первые дни, первые, так сказать, недели будут шоковыми для тех, кто не предусмотрит такого сценария развития событий.

— В среднесрочной перспективе как это скажется на банковском рынке, на экономических показателях России?

— Центробанк опубликовал информацию о структуре нашего внешнего долга на начало лета — именно долларовая задолженность составляет $273 млрд. И если американцы предпринимают такие действия, то возникает очень серьезная угроза обслуживанию этого внешнего долга. То есть российские банки автоматически объявляют дефолт по сумме долгов в долларах, если они не смогут их обслуживать.

— Это в случае, если к законопроекту не будет принята отдельная поправка, что обслуживание долга не прекращается?

— Нет, тут нельзя, так сказать, быть наполовину беременным.

— Но в случае с Ираном, когда блокировались по тому же самому SWIFT все внешние экономические, финансовые операции, например, закупка или продажа нефтепродуктов в рамках выделенных ООН квот осуществлялась за те же самые доллары, и эти платежи проходили.

— В нашем случае все-таки речь идет о заморозке корсчетов — все операции, которые проводит банк в долларах, будут заморожены. Если именно в такой форме принимается этот законопроект в качестве закона, то тогда никаких операций проводить нельзя. То есть если заморозка полная, то тогда все — никаких операций в долларах банк не проводит. Он может проводить операции в евро, в любой другой валюте, но долларовые операции все заморожены. И, таким образом, России будет очень сложно обслуживать свой государственный долг.

Да, можно, конечно, через евро, через банк-агент какой-то рассчитываться, но здесь огромный риск, я повторюсь, вторичных санкций: запретят любым западным банкам, любым структурам иметь отношения с нашими семью российскими государственными банками, и вот тогда произойдет полная изоляция. В этом случае даже сложно представить, как будет развиваться ситуация.

— Но ведь вопрос еще вот в чем: насколько велики шансы, что американские законодатели примут такое жесткое решение, поскольку это означает и серьезный очень удар по самим Соединенным Штатам?

— Эта тема длится не с прошлого года и не с позапрошлого. Тема манипуляций России с помощью финансовых американских активов и провокации кризиса длится еще с 2008 года, когда Россия вместе с Китаем продавали долги Fannie Mae и Freddie Mac. У нас на $100 млрд было этих обязательств, и тогда бывший министр финансов Генри Полсон написал книгу о том, что Россия и Китай виноваты в кризисе 2008 года. Ты думаешь, они это забыли? Не забыли. И сейчас Россия активно вдруг ни с того, ни с сего в апреле начала скидывать казначейские облигации, провоцируя снижение цены и рост доходности. А рост доходности базового актива для всей глобальной финансовой системы — это прямой удар по экономике США. Они это понимают. После того, как китайцы присоединились в 2008 году к продаже облигаций Fannie Mae и Freddie Mac, опустив базовый актив, посыпалась вся ипотечная конструкция. Сейчас если посыплется конструкция, связанная с американским госдолгом, посыплется весь американский финансовый рынок, и они этого боятся.

— Иными словами, вывод такой, что пока что это все похоже на выстрел в ногу?

— Нет, игра идет по-крупному, ставки сделаны, я уже так понимаю. Потому что движение от американского госдолга в апреле-мае радикальное, существенное. Я думаю, что наши власти должны просто подготовиться к данному сценарию, к подобному развитию событий, подготовить население. Ничего, в принципе, страшного нет. Если мы будем готовы к этому, то это станет выстрелом «в ногу» Соединенных Штатов.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение