Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Вспомнить, как противоречить

Виктор Хамраев о том, как думская оппозиция пытается найти свое лицо

от

Пенсионная реформа, принятая в первом чтении к финалу весенней сессии Госдумы, расколола «крымский» консенсус в нижней палате парламента: правительственный законопроект принят исключительно голосами единороссов, против с забытой уже резкостью выступили КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Правда, референдум против повышения пенсионного возраста у КПРФ могут увести, а получить дивиденды от протеста на сентябрьских выборах думским оппозиционерам будет нелегко. Рейтинг их не растет даже на фоне протеста, а итогом «консенсуса» стало то, что в 2018 году думская оппозиция не выдвинула в губернаторы ни одного сильного кандидата.


Весенняя сессия Госдумы уже второй год подряд заканчивается резонансным законом. В 2017 году это было связано со столичной реновацией, в этом — правительственный законопроект о повышении пенсионного возраста (для женщин с 55 до 63 лет, для мужчин — с 60 до 65 лет). Но если с реновацией в Госдуме разобрались в рамках «широкого» обсуждения (с привлечением экспертов, московских чиновников и представителей гражданского общества), после того как Владимир Путин потребовал, чтобы законопроект не навредил москвичам, то сюжет с пенсионной реформой оказался нестандартным с самого начала.

Законопроект о повышении пенсионного возраста готовился в Госдуме к первому чтению на фоне молчания президента и премьера Дмитрия Медведева, возглавляющего «Единую Россию». Не применяла партия власти и давно отработанные ею приемы прохождения непопулярных законопроектов — с организацией парламентских слушаний, круглых столов, экспертных советов и рабочих групп, с помощью которых текст проекта смягчается до кондиции, в которой общество уже не может разглядеть первоначальной сути.

Отказываясь от таких приемов, единороссы первыми нарушили единство думских партий, сложившееся после присоединения Крыма к РФ в 2014 году. Тогда на фоне западных санкций и давления извне думская оппозиция перестала жестко критиковать власть, а взамен получила вполне комфортные условия существования на Охотном Ряду, оформленные уже после выборов в Госдуму в 2016 году. Тогда оппозиционные партии при меньшем количестве депутатов получили больше возможностей. Им уступили половину кресел председателей думских комитетов, благо получившей конституционное большинство голосов «Единой России» это ничем не угрожало. Для депутатов сняли ограничения для выступлений на пленарных заседаниях. Законопроекты оппозиции начали обсуждать обстоятельно, даже если «Единая Россия» не собирается за них голосовать. В 2018 году единороссы ограничились тем, что объявили свою партию «ответственной» за реформу и пообещали за лето разъяснить избирателям необходимость непопулярной меры.

В итоге реформа была одобрена исключительно голосами думских единороссов, а все остальные думские партии — КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» — выступили категорически против. При этом даже среди единороссов оказался один проголосовавший против — депутат Наталья Поклонская, которая рискует теперь лишиться поста главы думской комиссии по контролю за достоверностью сведений о доходах парламентариев. Представители практически всех думских оппозиционных партий участвовали в акциях протеста против повышения пенсионного возраста, а КПРФ инициировала всероссийский референдум.

Консолидированная и жесткая позиция на фоне очередной региональной кампании могла бы дать шанс думской оппозиции попытаться нарастить свои рейтинги, безнадежно падавшие последние годы по мере укрепления «крымского консенсуса». Тем более что и электоральный рейтинг «Единой России» после одобрения пенсионной реформы в первом чтении упал до 37,1% (по опросам ВЦИОМа) и почти достиг исторического минимума — самый низкий рейтинг партии власти в 34% социологи фиксировали в декабре 2011 года на фоне массовых протестов против фальсификаций на думских выборах. После внесения правительством 14 июня законопроектов о повышении пенсионного возраста и НДС, по данным ВЦИОМа, уровень одобрения деятельности президента тоже упал с 80% в мае до 62% в конце июня, а правительства — с 45% до 31%.(позже они, впрочем, стабилизировались, констатировал ВЦИОМ).

Пока критика власти оппозиционным думским партиям авторитета не добавила. В июне за коммунистов готовы были голосовать 10,8% россиян, за ЛДПР — 8,7%, за «Справедливую Россию» — 4,9%. Радикальные выступления против повышения пенсионного возраста КПРФ прибавили 5%, ЛДПР — 2%, справороссам — 1%.

При этом у КПРФ могут вот-вот увести из-под носа референдум, бурная организация которого могла бы стать хорошим подспорьем в агитационной кампании. Неизвестные частные лица, которые занесли свой вопрос для референдума в Мосгоризбирком, пока коммунисты согласовывали свой с Центризбиркомом, могут оказаться на старте первыми. А ближе к выборам или после них может выясниться, что референдум никому уже не нужен.

Ведь гарантом думского консенсуса при любом раскладе остается Владимир Путин. «Вы подставляете президента!» — увещевали оппозицию единороссы, разъясняя, что повышение НДС даст казне на будущий год миллиарды, которые пойдут на развитие культуры в соответствии с майским указом. Рука президента будет последней в принятии пенсионной реформы, а к финалу ее обсуждения он вполне еще может внести в нее коррективы (второе чтение законопроекта пройдет, скорее всего, в конце сентября) и вернуть думскую жизнь в привычное русло. Так что демарш думской оппозиции рискует уйти в песок и не дожить и до середины следующего политического сезона.

Но даже если думская оппозиция не свернет критику и нарастит рейтинги посерьезнее, получить дивиденды от протеста на сентябрьских выборах ей будет нелегко. Ведь региональные выборы в рамках все того же «крымского консенсуса» давно стали «договорными». В этом году на губернаторских выборах от оппозиционных парламентских партий только в трех регионах выдвинулись депутаты Госдумы (все — от ЛДПР). В нескольких регионах в кампаниях не участвуют даже депутаты регионального уровня. А сама КПРФ не выдвинула кандидатов в губернаторы в четырех регионах. Ее кандидата во Владимирской области — журналиста Максима Шевченко могут не зарегистрировать из-за обнаруженных у него сдвоенных подписей. Уже назначенные президентом врио губернаторы от оппозиционных партий — и вовсе не в счет. К примеру, врио главы Орловской области коммунист Андрей Клычков даже не рискует поднимать тему пенсионной реформы, тем более что победа ему гарантирована: «Единая Россия» конкурента ему выдвигать не стала.

Виктор Хамраев


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз