Коротко


Подробно

Фото: РИА Новости

Прокачать чакры

Маша Трауб — о специфике отдыха в семейном летнем лагере

Я даже не подозревала, что такой вид отдыха, как семейный лагерь, куда дети едут с родителями, очень востребованная услуга. Она не выходит из моды уже несколько лет и продолжает обрастать последователями


Я ведь могла быть первопроходцем в этом начинании. Как и моя подруга Катя. Десять лет назад наши дети занимались спортом, а мы с Катей — две мамы — ездили с ними на сборы и в лагеря. Катя переживала за дочь, которая была барышней тонкой, я за сына, который ничего не ел из того, что ели нормальные дети, и считался плохо социализированным ребенком. В конце концов, нашим детям было по 6–7 лет, и мы с моей подругой просто за них волновались. Мы жили вместе с нашими детьми и приглядывали за остальными. Как-то сразу получалось, что мы с Катей становились ответственными за всю лагерную жизнь.

Делали все, что положено — играли в слова, переделывали песни, чтобы получилась «наша, лагерная». Вставали в шесть утра, поднимали детей, следили за тем, чтобы они почистили зубы, заплетали косы девочкам, бежали с ними на тренировку, неся на себе ракетки, воду, полотенца, купальники и прочее, кормили их завтраком, следили за тем, чтобы они не утонули в море, развлекались, пели, плясали. Я возвращалась домой с весом 45 килограммов — от меня оставались одни глаза. Честно говоря, мы с Катей уже терпеть не могли летний отдых и все, что связано с детьми. При этом наши подопечные нас обожали, висели гроздьями на вокзале или в аэропорту во время прощания и хотели ехать на следующий год только с нами…

Сейчас для мам, пап, бабушек и дедушек, которые хотят провести летние каникулы с детьми, существуют специальные лагеря, где учитываются интересы не только младшего поколения, но и родителей. Я начала искать лагерь для нас с дочкой, радуясь тому, что наконец родительское сообщество, а значит, и рынок услуг признали тот факт, что существуют дети, которые и в 8–9–10 лет тяжело расстаются с родителями. Да, многие из таких детей «жизни не знают» и знать не хотят, а родители не считают нужным бросать своих чад в море социализации, с интересом наблюдая, выплывут или нет. Есть и бытовые переживания. Если у девочки длинные волосы, а сама она не умеет плести косу, то кто проследит за тем, чтобы ее голова не состояла из одних колтунов? В конце концов, хочется, чтобы ребенок ходил в чистом, желательно собственном, а не Пети из третьего отряда, белье и регулярно мылся.

В моем нынешнем случае проблема усугублялась тем, что дочка занимается художественной гимнастикой и готова умереть голодной смертью, лишь бы не набрать лишние 200 граммов.

Лагерей — множество, на любой вкус. Дети, например, учат испанский язык, и родители тоже. Можно учиться играть в шахматы вместе с детьми. Существуют творческие сообщества, где детям рассказывают сказки, учат расписывать гальку и рисовать на песке. Лагеря, где дети с мамами ставят собственный спектакль, снимают кино, пишут истории для театра теней.

Все замечательно до определенного момента. Практически во всех семейных лагерях, будь то за границей или в России, за разные цены мамам предлагают психологические тренинги и йогу по утрам. Я читала описания очередного лагеря, где мне все нравилось, но в конце натыкалась на рубрики: «познай свое материнство», «прокачай чакры», «научись разговаривать с собственным ребенком», «осознай ошибки прошлого и выйди на новый уровень». В качестве довеска мамам обещали мастер-класс по созданию оберегов для семьи, против измен мужа, плетению венков от злых духов, созданию кукол «на хранение домашнего очага». В некоторых программах указывалось, что место проведения семейного лагеря «считается уникальным» — его давно облюбовали йоги и вегетарианцы, поэтому мамы по утрам тоже смогут заниматься йогой и хрустеть сельдереем на обед. И сельдерей там не простой, а заряженный энергией света, чтобы это ни значило.

В семейных лагерях от родителей требуется максимум участия, что обговаривается заранее. «Что вы умеете делать, как никто другой? Чем вы можете быть полезными лагерю? Мы приветствуем активных родителей!»

Но я не хочу быть полезна лагерю, за развлекательную программу которого требуется выложить от 200 до 500 евро, не считая трат на билеты, проживание и питание. Я не хочу, чтобы меня учили открывать или закрывать чакры, познавать свое женское предназначение и учиться готовить вегетарианские блюда «для всей семьи». Я хочу мяса, белого вина, работать, смеяться, а не шить обереги.

Еще в лагерях популярны приглашенные эксперты. «Только в эту смену к нам присоединится замечательный психолог такая-то, которая проведет мастер-класс для мам». Я уже запуталась в названиях мастер-классов — от мягкого материнства до естественного родительства или что-то вроде того. Я смотрю на фото психолога и ее биографию. Вот организаторы всерьез думают, что девочка, которая на 20 лет меня младше, без собственных детей, ни разу не побывавшая замужем, сможет мне рассказать что-то новое про материнство, 20-летний брак и познание себя? И я очень сомневаюсь в том, что юноша-йог сможет раскрыть мои чакры, которые за это время не сумел раскрыть собственный муж.

И почему никому в голову не пришло создать лагерь, где мамы смогут просто отдыхать так, как им хочется? Почему даже за собственные деньги от мам требуется, чтобы они и на отдыхе были идеальными — вышивали крестиком, лепили из глины горшки, танцевали и пели. «Наши родители живут жизнью своих детей»,— объявляют организаторы.

Между тем тогда, 10 лет назад, у нас и получился именно такой лагерь. Мы с Катей были просто мамами — лепили детям котлеты из свинины с говядиной, бегали на рынок, чтобы купить косточку на борщ (повариху увезли с приступом аппендицита, а новую не могли найти). Мы учили детей мыть за собой посуду, убирать кровати и стирать трусы и носки — многие делали это впервые в жизни. Если бы нам в тот момент кто-то стал рассказывать про материнство и детство, Катя всех бы послала...

Тогда это не называлось семейным лагерем. Мы были просто неравнодушными родителями при вожатых, которые годились нам если не в дети, то в младшие неразумные сестры точно. А Катя делала такие инсценировки, что все покатывались со смеху, и только она могла быстро вынуть занозу из пятки. Она плевать хотела на все диеты и пекла такие пирожки, что дети прибегали за тройной добавкой. Почему мы готовили сами? Потому что об этом просили дети. Если бы Катю в анкете спросили, что она «может дать лагерю», она бы точно ответила нецензурно. Я никогда не могла спеть, как она, станцевать, как она, и испечь такой торт на окончание смены, что ни крошки не останется. Я всего лишь помогала делать крем и прилично плела косы.

А чакры… Чакры прокачивались сами собой…

Маша Трауб


Материалы по теме:

Журнал "Огонёк" от 18.06.2018, стр. 42
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение