Коротко


Подробно

3

Фото: Glasshouseimages / DIOMEDIA

«Авантюристы отвечали на запрос времени»

Был ли граф Калиостро мошенником

У одной из самых загадочных фигур эпохи Просвещения — графа Калиостро — день рождения: в этом июне ему стукнуло 275. Не так много, учитывая мистические способности графа проникать в грядущее и прошлое, и весьма изрядно, учитывая, что споры об этой фигуре не затихают до сих пор. Кем же был этот уникальный авантюрист и что так манило его в России?

Имя графа Калиостро у нас широко известно — и не только потому, что при Екатерине II он приезжал в Россию лично. Популярным уже в наше время его сделал фильм Марка Захарова «Формула любви», где роль загадочного иностранного мистика исполнил Нодар Мгалоблишвили: в фильме он оживлял статую, в которую был влюблен юный помещик, однако на поверку оказывался завзятым мошенником. Насколько соответствует реальности этот образ?

Прямо скажем, не полностью. Настоящий граф Алессандро Калиостро был известнейшей и весьма авторитетной фигурой в Европе — в этом качестве он и приезжал в Российскую империю. Важно добавить: имя графа специалисты по эпохе Просвещения (так называлось то время) сегодня ставят в один ряд с другими героями эпохи — великим любовником Джакомо Казановой и великим мистиком, графом Сен-Жерменом. Что их объединяет?

Ответ на этот вопрос знает Александр Строев — профессор компаративистики Университета Париж III Новая Сорбонна. Еще в 1990-х профессор Строев выпустил книгу «Авантюристы Просвещения», где рассказал не только об известных, но и о забытых авантюристах эпохи. А в конце прошлого года во Франции вышел его новый труд, который он называет неофициальным продолжением той, первой книги: «Россия и Франция Просвещения: монархи и философы, писатели и шпионы».

Мы связались с Александром Строевым, чтобы узнать, кем же были авантюристы Просвещения и какое время их породило.

— XVIII век оказался богат на авантюристов: Калиостро, Казанова, Сен-Жермен — и это только самые известные из них. В чем секрет этого феномена?

— Ответ на ваш вопрос — в кризисе европейского мировоззрения на рубеже XVII–XVIII веков. Только представьте: мир становится иным, уходят в прошлое традиции и правила, на смену приходит вольнодумство — люди вдруг понимают, что могут изменить свою биографию, могут путешествовать, реализовать себя как-то иначе. Вообще, авантюристы всегда появляются на переломе эпох — они носители перемен. Так происходит и в эпоху Просвещения.

Но дело, конечно, не только в этом. Мы привыкли думать о XVIII веке как о веке разума, когда именно разум мечтали поставить на место Бога. Однако подлинное Просвещение — это такие люди, как маркиз де Сад и мои авантюристы. Если хотите, это подсознание Просвещения.

Код Калиостро

— Начнем с нашего героя. Кем был граф Калиостро? Мистик, философ, целитель?

— Мистик и целитель — это безусловно. При этом его нельзя назвать типичным представителем авантюристов того времени, напротив, он не типичный, он самый яркий. Приведу пример. В эпоху Просвещения многие авантюристы занимались целительством. К примеру, Казанова излечил даму, у которой была кожная болезнь, но в его случае речь, скорее, о сообразительности — он посадил эту даму на диету и дал ей какие-то будто бы магические средства. А вот фантастические исцеления, в том числе оживление мертвых, связаны именно с именем Калиостро: в России он якобы оживил младенца. Есть версия, что не оживил, а подменил, и тем не менее об этом случае говорили все. Если хотите мое мнение, то думаю, он действительно мог исцелять — у него была сильная аура целителя. Мы с женой, этнолингвистом, как исследователи имеем опыт общения с деревенскими знахарями — в каждом, поверьте, чувствуешь невероятную внутреннюю силу. Так же и Калиостро: в отличие от Казановы он не был образован, но умел подчинять себе абсолютно всех.

Многие авантюристы Просвещения были связаны с тайными обществами, в частности масонами (на этой сатирической картинке, изображающей масонский пир, слева, у стола, сам граф Калиостро)

Фото: Glasshouseimages / DIOMEDIA

Известно, что даже Екатерина ІІ немного побаивалась его, когда Калиостро приехал в Россию. К сожалению, до сих пор полностью не опубликован дневник шевалье де Корберона, поверенного в делах Франции в России, который принимал Калиостро у себя в Петербурге, оттуда можно было бы почерпнуть гораздо больше сведений о его пребывании у нас.

— Вы хотите сказать, что он вовсе не был мошенником?

— Все известные авантюристы того времени не были просто мошенниками — они были одновременно писателями, философами, мистиками… Тем и интересны!

Да, после возвращения в Европу Калиостро оказался помимо своей воли втянут в скандал с ожерельем королевы Марии-Антуанетты (мошенники выманили его у ювелиров от имени королевы.— «О»), и его карьера закатилась. Однако в начале 1780-х он был властителем дум всей Европы и, я уверен, имел на это все основания.

— А откуда это увлечение мистикой? Ведь на дворе век Просвещения…

— Это все те же тени Просвещения: в XVIII веке наступает кризис христианской веры, и ее пытаются заменить мистикой. Казалось бы, век разума… Но люди уверены, что рядом с нами существует параллельный мир духов. Считается, что особо одаренные индивидуумы могут общаться с этим невидимым миром, даже управлять им, в чем им либо помогают духи, либо некое тайное знание, идущее из глубины времен. Главными проводниками мистических идей, естественно, становятся авантюристы: к примеру, Калиостро утверждает, что колыбелью мистического знания является Древний Египет. Египет тогда вообще на острие общественного интереса: иероглифы пока не переведены, каждый пытается сделать это сам (как, к примеру, фаворит Екатерины Платон Зубов), ходит множество мистических теорий, а египетскую символику используют масоны. Так что Калиостро идет в ногу со временем.

Интересно, что чуть позже, уже в конце XVIII века, во Францию из Австрии приезжает Франц Месмер и утверждает, что сверху идет сильное излучение энергии и задача — правильно поймать эту энергию, перераспределить между своими последователями, а затем исцелять людей с ее помощью. Месмер заряжает воду: люди должны пить ее либо в нее окунаться… Когда я писал об этом в России, на дворе было начало 1990-х, по телевидению выступали Кашпировский и Глоба, я смотрел на них и иногда мне казалось, что на дворе XVIII век.

Эпоха авантюры

— А что еще было в арсенале авантюристов? Есть свидетельства, что они обнаруживали незаурядные способности и по части чудес, так сказать, более практического свойства — вроде угадывания лотерейных билетов и превращения медных монет в золотые…

— Слухи обо всех этих чудесах связаны и с Казановой, и с Калиостро. Не думаю, что они действительно угадывали лотерейные номера или превращали «прокаженные» металлы в золото, алхимию они понимали иначе — как преображение человека. Однако какие-то факты за этими слухами, разумеется, тоже есть.

Но я бы хотел обратить внимание на другие чудесные проекты в арсенале авантюристов Просвещения — на проекты политического характера. Обратите внимание: они всегда появляются там, где намечаются какие-то политические перемены. Франция захватывает Корсику, и авантюристы плывут туда. Идет русско-турецкая война 1768–1774 годов — и вот уже некто Степан Занович выдает себя за потомка Скандербега (национального героя Албании.— «О»), мечтает управлять Балканами, после того как они сбросят с помощью русских власть Османской Порты.

Или вот еще интересный поворот — многие тогдашние авантюристы подают властям торговые проекты. Например, граф фон Редерн предлагает Екатерине ІІ создать гигантскую внешнеторговую компанию, наподобие Ост-Индийской. Есть и более фантастические идеи. В своей новой книге я пишу об одном таком авантюристе, который предложил нашей императрице проект… передачи посланий на расстоянии. Судя по описанию, мыслилось что-то вроде интернета для XVIII века! И это не единственный случай: истина часто приходит в мир под маской безумия.

— Тогдашние авантюристы — это невинные прожектеры, одержимые своими идеями, или они действуют в чьих-нибудь интересах?

— Они максимально задействованы в шпионских делах, многие становятся тайными агентами полиции. Представьте француза, переезжающего в Россию в XVIII веке: французское посольство сразу же аккуратно намекает, что он должен оказывать услуги своей стране и посольству. Некоторые, впрочем, шпионят сразу на несколько стран.

Например, был такой персонаж, Никола Клерк. Во время Семилетней войны французские власти отправляют его в качестве лечащего врача к гетману Кириллу Разумовскому, брату фаворита Елизаветы Петровны. При этом Франция считает, что было бы очень неплохо разыграть украинскую карту и отделить Украину от России, а в задачу Клерка ставится выяснить отношение Разумовского к этому проекту. Миссия, однако, проваливается: Разумовский — большой вельможа, которого вполне устраивает существующее положение дел...

Провалился раз — не беда: Клерк снова появляется в России, в период войны между Россией и Турцией, становится лечащим врачом великого князя Павла Петровича и воспитателем в Пажеском корпусе. Шпионит лекарь и педагог при этом не только для Франции, но и для Швеции, а вернувшись домой, переквалифицируется в историка и пишет книгу о России, где выставляет ее страной рабства и деспотии.

Что касается Казановы, то он не был шпионом. Однако под конец жизни доносил венецианской инквизиции на таких же авантюристов, каким был сам в молодости.

— Получается, авантюристы — люди множества талантов, зачастую довольно сомнительных?

— Я бы сказал так: они стараются всегда отвечать «да» на любое предложение судьбы, иначе следующего не будет. Известно, как Казанову принял Фридрих Великий — у себя в саду, вопреки положенному церемониалу. Сначала Фридрих спросил у него про сам сад, и Казанова долго объяснял, как лучше устроить фонтаны, проявив познания в гидравлике. Затем король поинтересовался военно-морскими силами Венеции, и тут наш авантюрист «поплыл» — не хотел вдаваться в подробности, да многих попросту и не знал. Однако следом смог вернуть расположение короля, когда в ответ на вопрос о финансах предложил ему проект государственной лотереи, который сам и придумал.

Александр Строев, профессор, Университет Париж III Новая Сорбонна

Фото: из личного архива

Другой вопрос, что ни Казанове, ни прочим авантюристам той эпохи так и не удается преуспеть в полной мере. Каждый раз, в шаге от удачи, они все время падают — мне кажется, в них был заложен какой-то внутренний механизм поражения.

Новое Эльдорадо

— Что же привлекало авантюристов в России?

— Это очевидно: в XVIII веке Россию воспринимали как новое Эльдорадо — термин изобретен не мой, он уже тогда был в ходу. Все помнили, как Петр І приглашал иностранцев, знали, что стране не хватает специалистов во всех областях, и стремились туда.

К тому же Европа XVIII века не является единой в нынешнем понимании. Германия, Италия — это десятки государств с разными интересами, вся карта мира другая, и авантюристы тянутся к амбициозным и богатым дворам — в Неаполь, Лондон, Париж, Мадрид и в Петербург. Тем более что Россия постоянно расширяется, захватывает новые земли, добывает золото и драгоценные камни, через нее идут караваны из Китая и Индии — по сути, открывается новый континент. Таких было два в то время — Америка и Россия. Ну как тут удержаться?

Не забывайте и про отношение к нам просветителей, вроде Вольтера: для него Россия — это страна, где можно сделать все то, что не получилось в Старой Европе. Многие европейцы воодушевлены тем, что Екатерина ІІ пишет новый свод законов, опираясь на идеи Монтескье и Чезаре Беккариа. Как Петр І построил идеальный Петербург, так и иностранные философы мечтают построить идеальную Россию на рациональных принципах. Можно долго рассуждать о том, почему это не получилось, но авантюристы приезжают именно в этот момент: когда есть ощущение, что все возможно!

— То есть авантюристы хотят не только разбогатеть с помощью русского золота?

— Для них это не самоцель. Тот же Казанова, приехав в Россию, подает множество проектов, среди них, например, разведение шелковичных червей. Это связано с тем, что в начале 1760-х Екатерина II приглашает иностранцев, которых селит на берегах Волги, на территории от Саратова до Астрахани, в первую очередь немцев, французов. В страну едут тысячи иностранцев, и Казанова предлагает для них, как сказали бы сегодня, бизнес-проект — идею, как развивать высокорентабельное сельское хозяйство в этом регионе. Сам он хочет стать во главе нового департамента, и, если бы это удалось, Казанова мог оставить заметный след в истории России. К сожалению, проект не удался из-за противоборства двух партий — президента Коллегии иностранных дел графа Панина, поддерживавшего Казанову, и братьев Орловых.

Или вот еще пример. Другой авантюрист, барон де Сент-Илер, чуть раньше, в петровскую эпоху, предлагал проект Морского училища — вполне, кстати, здравый, но не преуспел в России из-за ссоры со сподвижником Петра Андреем Матвеевым (жизнь барона подробно исследовал мой коллега, историк Игорь Федюкин). То есть речь не только о завиральных идеях, многие проекты иностранных авантюристов вполне реальны и прагматичны.

— Странно, что у любимца женщин, Казановы, не получается убедить русскую императрицу...

— Ничего странного: конечно, Казанова хотел понравиться Екатерине ІІ, но это было невозможно. Императрица очень боялась засилья иностранцев, не хотела повторения «бироновщины», поэтому известен лишь один иностранец, ставший ее фаворитом,— серб Семен Зорич. К тому же Казанова старше императрицы, ему больше 40 лет. А чем старше становилась сама Екатерина, тем младше оказывались ее фавориты. В этом смысле у Казановы не было шансов.

Екатерина ІІ к тому же подозрительно относилась к мистикам, особенно приехавшим из-за границы. Не все знают, что она автор трех пьес, посвященных магам-шарлатанам, в них императрица высмеивала Калиостро и его последователей. При этом, конечно, в России XVIII века вполне процветало традиционное колдовство — такой вывод позволяют сделать материалы Тайной канцелярии, которые подробно исследовали мои коллеги.

— Подождите, а как же загадочный граф Сен-Жермен? Говорят, он чуть ли не помог Екатерине взойти на престол, участвовал в перевороте…

— К сожалению — или к счастью,— но это всего лишь легенда. Никаких свидетельств, подтверждающих ее, нет. Хотя, конечно, Сен-Жермен — наиболее таинственная фигура среди всех авантюристов Просвещения. Знаете исторический анекдот? Как-то раз один любопытствующий господин решил подкупить слугу Сен-Жермена, чтобы узнать: правда ли его хозяин присутствовал при беседе Христа с Понтием Пилатом? Слуга взял деньги, но развел руками: мол, ничего наверняка утверждать не может, так как служит хозяину всего 300 лет.

Есть одна вещь, которую нужно понимать про авантюристов, вроде Сен-Жермена: все те, кого они якобы обманывали, на самом деле хотели этого — во всяком случае, они хотели подтверждения собственных иллюзий. И в этом смысле авантюристы отвечали на запрос времени, чувствовали то, чего хочет общество.

— А в российской истории эти авантюристы след оставили?

— Просветители Дидро, д’Аламбер, Вольтер — братья по духу Калиостро и Казановы — во многом повлияли на Екатерину ІІ и ее реформы. Что же касается авантюристов… Им подражали, у них учились одеваться, держать себя, говорить — можно сказать, они были первыми ласточками своей эпохи, долетевшими до наших просторов. Знаете, сегодня главным агентом преобразований в мире является мобильный телефон: через него распространяются новые идеи, образы, мода. Так вот, в XVIII веке эту функцию выполняли авантюристы.

Беседовал Кирилл Журенков


Восточный мудрец

Визитная карточка

Алессандро Калиостро (настоящее имя — Джузеппе Бальзамо) родился в Палермо в семье мелкого торговца в 1743 году, но во времена своей славы представлялся графом. Впрочем, его биография была отнюдь не графской: путешествуя из страны в страну, Калиостро с юности промышлял самой разной авантюрной деятельностью — он якобы читал мысли, изготавливал чудодейственные снадобья, превращал медь в золото и вызывал духов, исцелял больных и омолаживал стариков. Сам Калиостро утверждал, что является носителем тайного знания, которое досталось ему от древнеегипетских жрецов, а мистический ореол поддерживал не только речами, но и одеждой — носил пышный костюм восточного мудреца. Авантюрист был связан с масонами, ему даже приписывается создание так называемого «египетского устава». При этом граф был плохо образован и неважно говорил на главном языке того времени — французском, хотя и имел репутацию полиглота.

В 1779 году Калиостро побывал в России, до которой уже дошли слухи о его славе. Калиостро постарался их подтвердить: в Курляндии граф проводил спиритические сеансы, используя девушек-сомнамбул, в Петербурге якобы воскресил младенца, вошел в доверие к Потемкину, однако в целом его пребывание в России успешным назвать нельзя. Вскоре начался закат великого авантюриста: уже в Париже он оказался в эпицентре громкого скандала, и даже ненадолго попал в Бастилию. Однако настоящие испытания его ждали на родине, в Италии. Там Калиостро арестовали, обвинив в принадлежности к масонам, мошенничестве и колдовстве. Против него свидетельствовала его жена Лоренца, и никакие магические знания на этот раз графу не помогли. Свою жизнь Калиостро закончил в камере, где дверь из соображений безопасности располагалась на потолке, и даже смерть его не была спокойной — по одной из версий, Калиостро отравили.

Хорошая компания

Строго говоря, к настоящим авантюристам эпохи Просвещения исследователи относят порядка двух десятков фигур, среди них и легендарные персонажи, и малоизвестные личности

Читать далее

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

Социальные сети

обсуждение