Коротко

Новости

Подробно

"Джохар, что происходит в республике?"

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 40
 Фото: AP 
   Новый основной закон Чечни должен завершить конституционный процесс, начатый генералом Дудаевым в 1991 году 
       На прошлой неделе был опубликован проект новой конституции Чечни. Это событие почти совпало с десятилетней годовщиной принятия другой чеченской конституции — дудаевской. Вспоминает обозреватель Ъ Муса Мурадов, работавший тогда главным редактором газеты "Грозненский рабочий".

       В апреле 1991 года в редакцию "Грозненского рабочего", где я работал заместителем редактора, позвонил отставной генерал Джохар Дудаев. После короткого приветствия будущий президент Ичкерии твердым генеральским голосом сказал:
       — К тебе (чеченцы, даже незнакомые, друг к другу обращаются только на ты) сейчас придет человек с текстом проекта нашей конституции. Напечатай!
       — Какой конституции? — удивился я.
       — Конституции независимого чеченского государства.
       Я попытался возражать: обком КПСС, которому принадлежит газета, не разрешит. Советской власти еще никто не отменял.
       — Ничего не бойся. Хватит! Покомандовали они, теперь мы будем командовать. Вперед!
       — В конце концов, есть редактор, без него я не могу принимать решение о публикации,— возражал я.
       — Значит, редактором будешь ты. И никаких гвоздей. Понял?
       Я понял одно: спорить с генералом бесполезно.
 Фото: AP 
  
Тем не менее опубликовать тогда в "Грозненском рабочем" текст проекта конституции независимого чеченского государства Джохару Дудаеву, лидеру общенационального конгресса чеченского народа, не удалось. Обком КПСС еще был жив, а дудаевское движение, хотя и набирало силу, реальной власти еще не имело.
       В следующий раз разговор о конституции возник через полгода, в конце октября 1991 года. К тому времени обкома КПСС уже не было. Я стал редактором "Грозненского рабочего", а Джохар Дудаев — президентом Чечни. Когда мы встретились на каком-то совещании, он хитро улыбнулся в свои лермонтовские усы и сказал: "Ну, что я тебе говорил?! Теперь, надеюсь, ты напечатаешь нашу конституцию? Не придется тебя уговаривать?"
       Впрочем, уговаривать меня никто и не собирался. Хотя по статусу "Грозненский рабочий" была независимой газетой и формально приказывать мне не могли, в те времена в Чечне все было подчинено интересам революции, и любое возражение могло быть расценено как саботаж.
       Через день после разговора с президентом в редакцию приехала председатель оргкомитета по подготовке проекта конституции генеральный прокурор независимой Ичкерии Эльза Шерипова и положила мне на стол текст основного закона: "Публикуй!" Машинописный текст изобиловал опечатками. В некоторых абзацах вместо Чечни фигурировали Судан и названия прибалтийских республик: текст был наспех скомпилирован из конституций этих стран.
       — Это пустяки,— сказала генеральный прокурор, поправляя опечатки.— Нам нужно как можно скорее зафиксировать суверенитет. Народ устал, он не может ждать.
       Текст был большой — два газетных разворота. И я подумал: почему бы редакции на этом не заработать? Отдав текст в набор, поехал к президенту. Джохар меня принял сразу: в начале президентства он был еще доступен. Он вышел из-за рабочего стола, сел напротив и, выставив, как он любил делать, вперед кулаки, сказал: "Докладывай!"
       Я зашел издалека: "Понимаешь, Джохар, наступили рыночные отношения, газету никто не финансирует, деньги сами зарабатываем, а некоторые чиновники этого не понимают..."
       Генерал слушал меня, не перебивая, полчаса. В приемной народ начал уже галдеть, секретарша еле сдерживала пытавшихся ворваться. (В те дни дудаевская резиденция напоминала Смольный в 17-м году: в предбаннике народ стоял с утра до полуночи — с любым вопросом все шли к президенту. И он поначалу никому не отказывал.)
       — Так чем я могу быть полезен вашей газете?
 Фото: AP 
  
— Редакция вправе ожидать оплату за размещение текста конституции и других официальных документов. Нужно, чтобы вы распорядились...
       Президент минуту помолчал. Затем встал и, не прощаясь, зашагал в сторону комнаты отдыха. У самой двери резко обернулся и, щелкнув пальцами, сказал: "Муса, делай бабки. Слово — три рубля, два слова — пять рублей. Понял?" Я ничего не понял, однако переспрашивать, что имел в виду президент, не стал.
       Аудиенция закончилась. Заработать на конституции редакции так и не удалось: все, что приносили из дудаевской резиденции или парламента, приходилось публиковать бесплатно. Иначе легко можно было попасть в список оппозиционеров. А газету "Грозненский рабочий" дудаевцы и так недолюбливали, считая ее пророссийским изданием.
       Вскоре конституция Ичкерии была принята. Но порядка в республике не прибавилось. Почему так происходит, я решил выяснить у гаранта конституции: одна из лучших сотрудниц "Грозненского рабочего" отправилась к Джохару Дудаеву. По памяти приведу небольшой отрывок из этого интервью.
       — Джохар, что происходит в республике? Все кому не лень ходят с оружием, машины на красный свет не останавливаются, анархия какая-то...
       — Гужбан идет! (Президент крепко ударил кулаком о кулак — так он обычно выражал свои эмоции.)
       — Что такое гужбан?
       — Это значит — гуляй пока гуляется!
       На следующий день "Грозненский рабочий" опубликовал большой материал под заголовком "Гужбан!" А через полгода, в апреле 1992 года нашу газету закрыли. Еще через год, в апреле 1993 года, президент разогнал парламент, вступившийся за первую чеченскую конституцию, которую Дудаев решил изменить. А чуть позже он разгромил оппозицию во главе с Бисланом Гантамировым, которая требовала провести референдум по конституционному устройству республики.

Комментарии
Профиль пользователя