Коротко


Подробно

Фото: Сергей Гавриленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Слезы кемеровского пожарного суд не тронули

Сергей Генин оставлен под стражей

Начальник караула кемеровской пожарно-спасательной части №2 Сергей Генин останется в СИЗО. Кемеровский областной суд оставил без изменения решение суда первой инстанции о заключении его под стражу до 11 июня 2018 года. Пожарного, напомним, обвиняют в халатности при тушении «Зимней вишни», повлекшей тяжелые последствия. В суде адвокат повторила, что «защищает героя», а сам Сергей Генин продолжал уверять, что пожарные сделали все, что могли. Родственники погибших заявили, что пожарные «не пошли в последний бой».


В четверг Кемеровский областной суд рассмотрел апелляционные жалобы Сергея Генина и его адвоката на решение Центрального районного суда Кемерово об избрании меры ему пресечения в виде заключения под стражу. На судебном заседании обвиняемый не присутствовал, общение происходило по видео-конференцсвязи из кемеровского СИЗО №1. По версии следствия, Сергей Генин при тушении «Зимней вишни» не сверил с планами-схемами кратчайшие пути к месту спасения людей, направив свое звено к дальнему лестничному маршу и проигнорировав сведения очевидца о нахождении в кинозале людей. В результате халатных действий пожарного, как полагает следствие, погибли 37 человек.

Сергей Генин — один из восьми фигурантов уголовного дела. Ранее апелляционный суд не удовлетворил жалобы шестерых обвиняемых по делу о пожаре — управляющей ТЦ «Зимняя вишня» Надежде Судденок, гендиректору ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат» Юлии Богдановой, начальнику и сотруднику ООО «Системный интегратор» Игорю Полозиненко и Александру Никитину, охраннику ЧОО «Центр защиты» Сергею Антюшину, экс-чиновницы Госстройнадзора Танзилии Комковой. От техдиректора Кемеровского кондитерского комбината Георгия Соболева жалоба не поступала. Все они содержатся в СИЗО №1 до 25 мая 2018 года.

Адвокат Генина Елена Киселева повторила, что «защищает героя», который «делал все для скорейшего спасения людей и ради этого нарушил боевой устав». «Сергей Генин проверял оборудование еще по пути на пожар. По прибытии не взял с собой пожарный рукав, чтобы сэкономить время. Кроме того, звено не стало связывать друг друга страховочной веревкой»,— сказала госпожа Киселева в своем выступлении. Она добавила, что на тот момент в «Зимней вишне» уже был ад: черные снежинки от расплавившегося пластика закрывали пожарным маски, они ползали на коленях, сталкивались касками с пожарными другого звена, пытаясь найти пострадавших. «Генин не просто спасатель, он спаситель. Он спас Трусова и возвращался снова в этот ад. Избы горят и горят, а пожарных у нас осталось минимально. Отвечать должны те, кто допустил этот пожар и то, что четыре из шести дверей были закрыты»,— резюмировала Елена Киселева. Она просила суд избрать своему подзащитному меру пресечения, не связанную с заключением под стражу.

Старший следователь по особо важным делам Григорий Краснов сказал на процессе, что Сергей Генин обязан был изучить схемы «Зимней вишни». «Он должен был действовать согласно им, а не противоречивым показаниям свидетелей. То время, которое было безвозвратно утрачено на ориентацию в "Зимней вишне", можно было потратить на спасение людей»,— сказал следователь. Он просил оставить без изменения решение суда первой инстанции, мотивируя это тем, что Генин может скрыться от следствия и оказывать давление на свидетелей.

Выступая в прениях, потерпевшие настаивали на аресте пожарного. Александр Ананьев высказал мнение, что Сергей Генин, воевавший в Чечне и проработавший больше 20 лет пожарным, должен был быть готов ко всему. «Я уверен, что Генин меня слышал и понимал, что в кинозале дети. Он слышал, что я знаю кратчайший путь к кинозалу. А он побежал за охранником»,— сказал господин Ананьев.

Потерпевший Эдуард Ковалевский рассказал, что знает, что такое пройти Чечню и защищать родину. Десять лет назад он потерял в Чечне сына, а в кинозале 25 марта — еще двоих детей. «Родина — это место, где мы живем, где живут наши дети и внуки. А спасатели не пошли в последний бой, они должны были пойти. Даже надышавшихся дымом детей был шанс спасти. Все дети в том кинозале для меня герои. Егору было девять лет, он закрыл своим телом других, от него ничего не осталась, только майка, а от Светы — одни трусишки»,— сказал он.

Одна из пострадавших Ксения Зимина отметила, что в действиях пожарных не было четкости. «Смотря на пожарных, мне с одной стороны их жалко было, что ли, они бегали друг к другу растерянные. С другой, я видела родителей, которые тянули пожарных в кинозал, к детям. Я не видела четкости в действиях пожарных, они были растеряны и не знали, куда идти»,— сказала Ксения Зимина.

Сам Сергей Генин плакал, когда обращался к суду. «Во-первых, я хочу принести соболезнования родственникам погибших. Во-вторых, мы действительно сделали все, что могли. Прошу хотя бы, если не измените меру пресечения, встречу с женой»,— сказал господин Генин. Обвиняемый добавил, что любит супругу. «Я хочу прожить с ней до гробовой доски, решат ли меня повесить или расстрелять. Я прошу увидеть жену. Я потихоньку уже начинаю сходить с ума, мне так кажется. Я говорю правду, я и мои товарищи делали все, что могли и не могли. Никто не пытался сберечь там свою жизнь, мы заточены под спасение людей»,— сказал пожарный. Напомним, следствие ранее утверждало, что Сергей Генин с семьей не живет, а с супругой разводится.

В итоге облсуд оставил без изменения решение суда первой инстанции, резюмировала судья Елена Волкова

В Кемерово продолжается сбор подписей в защиту пожарного, сейчас их более 44 тыс.

Юлия Матющенко, Кемерово


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение