Коротко


Подробно

4

Фото: РГАКФД / Росинформ / Коммерсантъ

«Подкупен?»

Как коррупция должна была помочь дипломатии

1 апреля 1938 года НКВД СССР представил Сталину предложения по улучшению отношений с Финляндией. Причем интересно не столько то, что речь шла о подкупе некоторых видных членов финского правительства, сколько то, как отреагировал генеральный секретарь ЦК ВКП(б). Мы впервые публикуем этот документ в полном объеме.


Справка НКВД СССР о внешнеполитической линии правительства Финляндии, 1 апреля 1938 года.

Внешнеполитическая линия нынешнего финляндского правительства эсдеков, аграриев и прогрессистов — ориентация на Скандинавию и т. н. нейтралитет. Правительство не является германофильским; наоборот, оно стремится к улучшению отношений с СССР. Однако давление фашистских элементов на правительство так сильно, что оно не в состоянии принимать реальные меры против немецкой работы в стране и собственных фашистов.

Стремление к улучшению отношений с СССР у правительства вызывается следующими обстоятельствами:

  1. Финны считают, что наши систематические разоблачения в европейской и скандинавской прессе немецкой работы в Финляндии подрывают авторитет Финляндии. (Здесь и далее — подчеркнуто Сталиным.— «История».) Поэтому правительство хочет «убедить» СССР в том, что Финляндия не собирается предоставлять свою территорию фашистским агрессорам для войны с СССР. (Примечание Сталина на полях: «А как с поездкой финского Главкома к Гитлеру?» — «История».)
  2. Развитие торговли с СССР. Финны хотели бы экспортировать к нам: кожу, бумагу, целлюлозу, машины для целлюлозных фабрик, ферросплавы и сельскохозяйственные продукты из пограничных с СССР районов и расширить импорт нашего леса, покупку сахара, табаков и т. д.

В вопросе продажи нам сельскохозяйственных продуктов правительство особо заинтересовано, так как в этом нуждается пограничное крестьянское население — база правительственной аграрной партии.

Поиски подходов к нам со стороны председателя совета министров и министра иностранных дел последнее время приняли довольно конкретный характер. На это толкает их: с одной стороны — предстоящие новые выборы (июнь 1939 г.) и с другой — наступление экономического кризиса, который уже начинает чувствоваться и в Финляндии.

Таким образом, имеется реальная обстановка для парализования немецкого влияния в Финляндии и вовлечения ее в орбиту влияния Советского Союза. Для этого необходимо повести работу в правительственных кругах Финляндии с целью достижения нужного нам общего и практического изменения курса внешней политики Финляндии.

«КАЯНДЕР — премьер-министр… человек без средств, но лично неподкупен»

Фото: Museoviraston kuvakokoelmat

Мы можем предложить финнам:

  1. Гарантию неприкосновенности в ее теперешних границах.
  2. (Примечание Сталина на полях: «Еще: Невмешательство во внутр. дела Фин-дии».— «История».)
  3. Снабжение ее вооружением и материально-техническими средствами, необходимыми для укрепления тех стратегических пунктов, которые являются наиболее уязвимыми с точки зрения действий германского воздушного и морского флотов в Балтийском море и Финском заливе.
  4. Расширение торгового оборота как в общей форме, так и в той специфической части (сельскохозяйственные продукты), которые будут способствовать укреплению позиций правящей партии.

В процессе разговоров можно, кроме общей заинтересованности финнов, использовать персональные стремления отдельных членов правительства как к наживе (подкуп), так и сохранению своего положения и влияния в правительстве.

Взамен мы требуем:

  1. Заключение с Советским Союзом пакта о взаимной помощи. (Примечание Сталина на полях: «Пойдут на это?» — «История».)
  2. Поддержку Финляндией позиций СССР в международных вопросах (конкретные требования в этой области должны быть разработаны НКИД).
  3. Реальных гарантий военного характера (конкретные требования должны быть разработаны Генштабом РККА).

Переговоры можно повести со следующими лицами:

1. КАЯНДЕР — премьер-министр, член левого крыла прогрессивной партии. Сторонник сближения с СССР. Недавно он через своего секретаря ИНКИЛЯ обратился к нашему агенту, который известен как близкий к Полпредству человек, с просьбой «посоветовать», как улучшить отношения с CССР. При этом он указал, что правительство готово идти на любые соглашения с СССР, при условии, чтобы CCСP не требовал официального выступления Финляндии против Германии. (Примечание Сталина на полях: «Не нужно требовать».— «История».) Далее он подчеркнул, что нынешнее правительство находится под сильным давлением фашистов и что развитие торговых отношений с СССР укрепило бы базу, на которой правительство опирается (так в тексте.— «История»).

КАЯНДЕР — человек без средств, но лично неподкупен.

«НИУККАНЕН — министр обороны. Переговоры с ним надо вести на почве крупного материального вознаграждения (в форме выгодной лесной сделки или просто деньгами)».

Фото: Museovirasto

2. ИНКИЛЯ (примечание Сталина на полях: «Подкупен?» — «История») — секретарь премьер-министра, член той же прогрессивной партии, помещик Выборгской губернии, член парламента. Известен своими антифашистскими выступлениями. Сторонник улучшения отношений с СССР. По поручению КАЯНДЕРА ИНКИЛЯ вел вышеуказанные переговоры с нашим агентом.

3. ХОЛСТИ — министр иностранных дел. Член прогрессивной партии. Английской ориентации. Будучи в феврале 1937 г. в Москве выразил готовность на далеко идущие соглашения с СССР. Часто подвергается грубым нападкам и даже угрозам со стороны фашистов за его просоветскую ориентацию. Заинтересован в улучшении отношений с СССР и, главным образом, в области торговли, надеясь этим самым укрепить свое положение и удержаться у власти. Средств не имеет.

Переговоры с ним надо вести на почве обещания укрепления его положения и прямой материальной поддержки (в деликатной форме). (Примечание Сталина на полях: «Именно: в делик. форме».— «История».)

4. НИУККАНЕН — министр обороны. Член аграрной партии. Типичный кулацкий политик. Очень влиятельный, умный и энергичный человек. Имеет лесопильный завод у нашей границы и заинтересован в покупке у нас леса (особенно по «выгодной» цене). (Примечание Сталина на полях: «Продать ему лес по "выгодной" цене».— «История».) У нас имеются агентурные сведения о том, что в 1937 году, когда он был в Венгрии, немцы через венгерцев обрабатывали его на предмет размещения финляндских военных заказов на венгерских заводах (разумеется, немецких), обещав ему, а возможно, уже и дали ему взятку.

Переговоры с ним надо вести на почве крупного материального вознаграждения (в форме выгодной лесной сделки или просто деньгами). (Примечание Сталина на полях: «Это можно».— «История».)

5. СИХВО — генерал в отставке. Член прогрессивной партии. Один из руководителей егерей. (Финские егеря — подданные Российской Империи, во время Первой мировой войны воевавшие на стороне Германии в составе 27-го Прусского королевского батальона егерей.— «История».) В настоящее время член правительственного комитета по управлению государственными военными заводами. С фашистской Германией связи не имеет. К СССР относится довольно прилично. Последнее время все чаще начали циркулировать слухи о предстоящем назначении его командующим шюцкором (охранный корпус Финляндии, полувоенная организация.— «История») или даже армией. Сторонник улучшения отношений с СССР и особенно торговых. Средств не имеет. (Примечание Сталина на полях: «Интересно».— «История».)

Он, например, не прочь участвовать в каком-нибудь лесном акционерном обществе, которому СССР продал бы лес. (Примечание Сталина на полях: «Подумать».— «История».) Недавно он высказал нашему агенту свои соображения о том, что одной из статей финской торговли с СССР могут быть и военные материалы (ферросплавы, пушки).

Разговоры с СИХВО нужно вести на почве его «дружественного» отношения к нам и материальной заинтересованности (в завуалированной форме).

6. РАНТАКАРИ — начальник административного отделения МИДа. Член коалиционной (консервативной) партии. Недавно избран председателем этой партии. Известен в стране, как человек германской ориентации. При прежнем правительстве и прежнем президенте он играл весьма крупную роль. При нынешнем министре иностранных дел он остался в МИДе как принудительный ассортимент от прежнего министра, и ХОЛСТИ не в состоянии его выжить. РАНТАКАРИ свою политическую деятельность при нынешнем правительстве ведет за кулисами. Он имеет очень большие связи в промышленных, банковских и военных кругах.

В течение последних нескольких месяцев РАНТАКАРИ обрабатывался нами и в настоящее время он, заявляя себя сторонником скандинавизма, готов что-то делать для улучшения отношений с СССР, особенно в области торговли.

На прямые акции с нами против Германии РАНТАКАРИ не пойдет, но в процессе проведения наших мероприятий с вышеуказанными лицами РАНТАКАРИ может быть использован для обуздания правой прессы — органа консервативной партии и дачи ей соответствующего направления.

Непосредственная связь РАНТАКАРИ с резидентурой дает возможность говорить с ним открыто и конкретно.

(Резолюции Сталина на документе: «Поговорить», «Мой архив И. Сталин».— «История».)

Из воспоминаний В. Таннера (в 1938 году министра финансов Финляндии).

Предвестием Зимней войны оказалась серия переговоров, которые начались в 1938 году и продолжились в первой половине 1939 года. От лица Советского Союза выступил не министр иностранных дел, а второй секретарь советского представительства в Финляндии Борис Ярцев (под этой фамилией действовал резидент ГУГБ НКВД СССР в Финляндии Б. А. Рыбкин.— «История»). Он уже несколько лет работал в Хельсинки и обзавелся значительным кругом знакомств, преимущественно в левых кругах. Он был яркой личностью, с ним было легко обсуждать самые щекотливые темы. О нем говорили, что он является сотрудником ГПУ; такого рода люди имелись в штате всех официальных советских представительств…

Ранней весной 1938 года Ярцев позвонил по телефону министру иностранных дел Рудольфу Холсти и попросил о личной встрече. Встреча произошла 14 апреля 1938 года. Ярцев предложил министру обсудить некоторые конфиденциальные вопросы, поскольку он получил для этого от правительства СССР самые широкие полномочия…

«Разговоры с СИХВО нужно вести на почве его "дружественного" отношения к нам и материальной заинтересованности (в завуалированной форме)»

Фото: SA-kuva

Стало ясно, что советское правительство предчувствует скорое начало войны и ищет возможность обезопасить свой Северный фронт. Больше всего руководство СССР опасалось нападения со стороны Германии. Но дипломатический зондаж был осуществлен столь странным образом, что члены правительства, в том числе министр иностранных дел Рудольф Холсти и премьер-министр А. К. Кайяндер, поначалу не уделили ему то внимание, которое он заслуживал…

В течение двух месяцев ничего не изменилось, поэтому неофициальные лица взяли на себя инициативу возобновления переговоров. И тогда выяснилось, что Ярцев обсуждал этот вопрос также с секретарем премьер-министра Арво Инкиля, генералом Аарне Сихво, госпожой Хеллой Вуолийоки. Инкиля организовал продолжение обмена мнениями, когда Холсти отправился в Женеву на заседание Лиги Наций, с премьер-министром Кайяндером…

Кайяндер затронул вопрос развития торговли, упомянув прежние и безуспешные переговоры по торговым соглашениям. Ярцев признал важность развития торговли, но указал, что прежде необходимо решить все политические вопросы: два государства должны заключить договор…

После почти пяти месяцев переговоров мы наконец поняли, чего добивается Советский Союз этими переговорами. Самым важным представлялось оборудование укреплениями острова Суурсаари как бастиона, прикрывающего Ленинград… Но основой всего должен был стать военный договор между двумя странами. Финляндия должна дать заверения, что в случае угрозы войны она обратится к Советскому Союзу и попросит о военной помощи. Это означало оборонительный пакт…

Во всяком случае, позиция Советского Союза теперь стала ясна, можно было начинать обсуждение по существу в правительстве и выработать наше отношение к выдвинутым предложениям. В результате правительство заняло по отношению к советским предложениям отрицательную позицию, которую премьер-министр Кайяндер сформулировал следующим образом:

«Предложение СССР направлено на попрание суверенитета Финляндии и противоречит политике нейтралитета, которой Финляндия следует совместно с государствами Скандинавии.

Принципиальным является расширение торговых связей в качестве основы для улучшения добрососедских отношений.

Улучшение отношений на общей границе также будет выгодным для обеих сторон».

Публикация Евгения Жирнова


Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение