Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Шер / Коммерсантъ

Чем сердце успокоится

Егора Масколенко спасет имплантация кардиостимулятора

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Егор живет с мамой и бабушкой в Барнауле, ему скоро исполнится два года. Веселый, любопытный, жизнерадостный мальчишка — по виду и не скажешь, что у него проблемы со здоровьем. Но проблемы есть, и нешуточные: у Егора врожденное нарушение ритма сердца — атриовентрикулярная блокада. Мальчику необходима срочная имплантация двухкамерного электрокардиостимулятора. Такая операция не покрывается госквотой, а стоит дорого. Для Лизы, мамы Егора, воспитывающей сына в одиночку, это совершенно неподъемная сумма.


Лиза раньше работала в контактном центре мобильного оператора, а теперь вынуждена заниматься извозом. Она выходит из дома, заводит машину, получает первый за сегодняшний день заказ. Если в Москве или Петербурге девушки-таксистки уже никого не удивляют, то в Барнауле кажутся диковиной, а некоторые пассажиры даже пугаются.

— О-о-о, что-то я боюсь. Пожалуй, я с вами не поеду,— говорит молодой мужчина, увидев Лизу за рулем.

— Это же предрассудки. Не бойтесь, я хорошо вожу, и стаж у меня приличный.

— Вы молодец,— говорит человек через 20 минут, выходя из машины.— Действительно, хорошо водите.

Лиза смотрит на купюры, оставленные пассажиром.

— Мне сегодня нужно Егору подгузники купить,— говорит она.— Они сильно подорожали, так что буду ездить, пока не наберется нужная сумма.

Второй заказ. Молодые влюбленные крепко держатся за руки. Лиза с любопытством посматривает на них в зеркало. Когда выходят из машины, поворачивается ко мне:

— Красивая пара, да? Мы с мужем тоже в свое время считались красивой парой. Кто мог тогда подумать, что он бросит меня с больным ребенком?

Когда на 20-й неделе беременности Лиза проходила УЗИ, у плода обнаружили брадикардию — снижение частоты сердечного ритма. И предположили врожденный порок сердца. Можно представить радость родителей, когда после рождения Егора полностью обследовали и не обнаружили никаких патологий. Но спустя год кардиограмма в районной поликлинике показала нарушение ритма. С предварительным диагнозом «врожденная атриовентрикулярная блокада» — нарушение проведения электрического импульса из предсердий в желудочки — Егора направили в краевой медицинский центр. Там провели повторное обследование и подтвердили диагноз.

Когда Егору было полтора месяца, в Барнаул приехали специалисты из Томского НИИ кардиологии. Лиза записалась к ним на консультацию. Кардиологи сказали, что операция пока не требуется, нужно наблюдаться.

В феврале нынешнего года Егор с мамой поехали в Томск на обследование. К тому времени малышу уже дважды приходилось вызывать скорую: у него случались тяжелые приступы, вплоть до полуобморочных состояний. На этот раз Лизе сказали, что мальчику срочно требуется операция — имплантация двухкамерного электрокардиостимулятора (ЭКС).

И так случилось, что практически сразу же Лиза столкнулась еще с одним непростым испытанием:

— Я знала, что рано или поздно операция все равно потребуется, но муж надеялся, что все как-то само собой нормализуется. Даже после того, как врачи заявили, что медлить больше нельзя, он утверждал, что и без операции все будет хорошо! Понятно, что ситуация тяжелая, что нужны большие деньги на поездки к врачам, на лечение, на установку кардиостимулятора. Когда я мужу сказала об этом, он закатил скандал. А потом и вовсе ушел от нас. Один раз за все это время позвонил, рассказывал, какая я плохая мать: бросаю ребенка, пока работаю в такси. Только Егор ведь не один остается, а с мамой моей.

Операция по установке ЭКС стоит сотни тысяч рублей. Вы уже, конечно, поняли, что у Лизы этих денег нет. У нее вообще, кроме сына, ничего нет. Квартира в Барнауле — не ее собственная, а знакомых, которые позволили там пожить бесплатно, только оплачивая коммунальные услуги. Свой дом у Лизы с Егором в деревне, но жить вдали от города им сейчас нельзя — вдруг срочно потребуется медицинская помощь. Даже машина, на которой таксует Лиза, не ее — взята в аренду.

Все эти проблемы можно решить. Но вначале нужно решить первую и главную — починить сердце Егора. Друзья, давайте поможем этой семье!

Для спасения Егора Масколенко не хватает 530 271 руб.

Детский кардиолог НИИ кардиологии Виктория Савченко (Томск): «Нарушение ритма сердца у Егора обнаружили в год при прохождении планового обследования по месту жительства. Мальчику поставили предварительный диагноз "врожденная атриовентрикулярная блокада", позднее диагноз подтвердился. Мы наблюдаем Егора с полутора лет. Сейчас у него произошло резкое ухудшение состояния за счет прогрессирования блокады. Мальчику требуется срочная имплантация современного двухкамерного ЭКС и системы эпикардиальных электродов. Эта операция поможет нормализовать ритм сердца, избежать осложнений, опасных для жизни».

Стоимость операции 561 271 руб. Телезрители ГТРК «Алтай» соберут 31 тыс. руб. Не хватает 530 271 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Егора Масколенко, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет мамы Егора— Елизаветы Васильевны Масколенко. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты, мобильного телефона или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа (подробности на rusfond.ru).

Экспертная группа Русфонда

Артем Костюковский, Алтайский край


О Русфонде

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в “Ъ”. Проверив письма, мы размещаем их в “Ъ”, на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, в эфире «Первого канала» и радио «Коммерсантъ FM», в социальных сетях, а также в 170 печатных, телевизионных и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и SMS-сообщением (короткие номера 5541 ДОБРО, 5542 ДЕТИ, 5542 ДОНОР, 5542 ВАСЯ), в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать. Всего собрано свыше 11,331 млрд руб. В 2018 году (на 5 апреля) собрано 397 217 778 руб., помощь получили 555 детей. Мы организуем и акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год. В 2017 году Русфонд вошел в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг, получил благодарность Президента РФ за большой вклад в благотворительную деятельность и президентский грант на развитие Национального регистра доноров костного мозга.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110;

rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru

Приложения для айфона и андроида rusfond.ru/app

Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00

Комментарии
Профиль пользователя