Коротко


Подробно

3

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

Все составляющие свалочного газа

“Ъ” оценил перспективы борьбы с запахом свалки в Подмосковье

Протесты населения Волоколамского района против работы полигона отходов «Ядрово» из-за возможных выбросов загрязнителей привела к тому, что жители столицы и Московской области стали более настороженно относиться к любым предупреждениям о вероятности загрязнения воздуха. Митинги и попытки перекрыть въезд на полигоны проходят также под Дмитровом, в Коломне и Клину. “Ъ” разобрался, каким образом действующие свалки одна за другой становятся загрязнителями воздуха, где еще свалочный газ потенциально может стать проблемой для жителей и как решать существующую проблему с отходами в Московской области.


Кому принадлежат действующие мусорные полигоны Московской области

Читать далее

Протест жителей Волоколамского района против работы полигона отходов «Ядрово» не единственный. Проблемы с качеством воздуха из-за работы мусорных полигонов, по сообщениям местных жителей, уже начались в Клину, поблизости от которого расположена свалка «Алексинский карьер». Требование закрыть мусорный полигон звучит и в Коломне: там местные жители несколько суток пытались преградить дорогу мусоровозам у свалки «Воловичи». Жители Дмитровского района также пытались блокировать подъезд к полигону «Непейно».

Проблемы в области обращения с отходами в Подмосковье усилились после закрытия в июне 2017 года крупнейшего в регионе мусорного полигона «Кучино» (Балашиха). Сейчас в Московской области работают всего 15 полигонов по обращению с твердыми бытовыми отходами, на часть из них были перераспределены отходы, которые ранее направлялись в «Кучино». Это, в частности, затруднило логистику и вызвало перебои с вывозом отходов в ряде населенных пунктов Подмосковья осенью 2017 года. Кроме того, закрытие «Кучино» вызвало протесты вокруг всех существующих и проектируемых объектов по обращению с отходами. Всего с 2013 года в Подмосковье прекратили принимать коммунальный мусор 24 из 39 полигонов. «В Московской области количество используемых полигонов сокращается постоянно, и это вызывает повышенную нагрузку на оставшиеся»,— отметил руководитель ассоциации ЖКХ «Развитие» Алексей Макрушин.

«У большинства из действующих полигонов есть проблемы,— говорит глава партии ''Альянс зеленых'' Александр Закондырин.— Это ''Алексинский карьер'' в Клинском районе, ''Тимохово'' в Ногинске, ''Воловичи'' в Коломне и ''Торбеево'' в Люберцах. Значительная часть московского мусора свозится на эти четыре полигона и на еще один — ''Ядрово''. Весь мусор из Зеленограда идет в ''Ядрово'', также туда направляются отходы из Строгино, Митино и других московских районов в этом направлении. А если закрыть ''Ядрово'', все это пойдет в ''Алексинский карьер''.

Полигоны перегружены, и везде не соблюдается нормативный прием отходов. Любой полигон сейчас можно проверить и по итогам проверки закрыть»,— отмечает господин Закондырин.



По словам руководителя направления правового регулирования консалтинговой компании PBN Hill + Knowlton Strategies Башира Чалаби, нагрузка на ряд подмосковных мусорных полигонов возрастала с момента их создания. Среди причин он отмечает, в частности, недостаток мощностей по складированию отходов на муниципальных полигонах. «Когда в начале 2000-х строили полигон в Зарайском районе Подмосковья (полигон “Солопово”, закрыт в 2016 году.— “Ъ”), заложенная мощность была всего чуть более 260 тонн на 16 лет эксплуатации. Это капля в море для Московской области,— поясняет он.— В итоге частные полигоны сталкивались с повышенным спросом на свои услуги, что стимулировало их к увеличению собственных мощностей».

В Москве и области мусорная проблема стоит особенно остро из-за высокой плотности населения: здесь живет более 19,8 млн человек, которые, по официальным данным, ежегодно производят 11 млн тонн твердых коммунальных отходов. При этом объем мусора ежегодно растет на 3% в среднем по РФ.

«Опасны для здоровья те составляющие свалочного газа, которые не пахнут»


«Поступающие на полигон отходы должны контролироваться при въезде по весу, радиационному фону и составу,— рассказывает заместитель генерального директора компании ''Сфера экологии'' (занимается раздельным сбором и транспортировкой отходов в Москве) Антон Кузнецов.— Так как тарификация услуг полигона в основном идет по весу, первый пункт всегда выполняется, второй — почти никогда: рамки стоят, но обычно не работают. Третий выполняется, как правило, на глазок. Когда мусоровоз, минуя КПП, заезжает на тело полигона — по сути, уплотненную кучу мусора — и разгружается, рядом стоит мастер участка, который визуально определяет состав привезенных отходов. Таким способом можно найти покрышку или другой крупный предмет, но градусник или какие-то иные опасные вещества — почти нереально».

«После разгрузки к образовавшейся куче отходов приходят еще несколько человек, которые выбирают ценные фракции, дальше эти фракции прессуются и отправляются на переработку,— говорит господин Кузнецов.— Оставшийся мусор закатывает бульдозер. Откосы тела полигона и мусор в нем обязательно должны пересыпаться инертным материалом — строительной крошкой, бетоном, кирпичом, грунтом,— но на практике это не всегда происходит». Антон Кузнецов отмечает, что по международным стандартам свалочный газ (метан) должен отводиться с полигона, чтобы избежать возгораний: «Но, к сожалению, действующей системы по отводу метана и его использованию ни на одном из подмосковных полигонов я не видел».

«Основная проблема подмосковных полигонов в том, что подавляющее большинство из них создавалось в 1970–1980-х годах, и понятно, что тогда никаких особых технологий не применялось,— говорит господин Кузнецов.— В лучшем случае изучалась геология и выбирались участки с глинистыми почвами, для того чтобы исключить проникновение фильтрата в землю и грунтовые воды. По современным мировым стандартам мусорный полигон — это серьезное инженерное сооружение, вся площадь которого должна выстилаться специальным многослойным материалом, который как раз и должен этот фильтрат удерживать. Такой системы я не видел ни на одной из подмосковных свалок».

Недостатки старых мусорных полигонов признавал и губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. В частности, по его словам, на полигонах, спроектированных в ХХ веке, действует «пассивная система дегазации». «Смысл пассивной системы дегазации заключался в том, что гниение, которое происходит на пятый, седьмой и десятый год, предполагает свободное рассеивание свалочных газов. В середине ХХ века, когда эти полигоны существовали, весь фильтрат — это продукты, извините за подробности, гниения — уходил, соответственно, в грунт»,— говорит он.

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

«Когда нарушена технология содержания полигона, появляется запах,— отмечает Александр Закондырин.— При этом опасны для здоровья те составляющие свалочного газа, которые не пахнут, например метан. То, что пахнет,— это сероводород, и нужна очень большая его концентрация, чтобы нанести вред здоровью. Хотя теоретически ребенку и может стать плохо, но взрослому человеку — нет, и человек от этого не умирает»,— добавляет он.

В московском департаменте природопользования неоднократно обращали внимание, что «концентрации сероводорода в воздухе, при которых начинается воздействие на здоровье (обратимые реакции у чувствительных групп населения), значительно выше значения ПДК». В частности, чиновники приводят данные доклада Всемирной организации здравоохранения, согласно которым «обратимая реакция у чувствительных групп населения (астматиков и аллергиков) начинается с концентраций 2,8 мг/куб. м, что в 350 раз выше, чем российская ПДК». Отметим, что столичный департамент природопользования недавно изменил формулировки в сообщении о мониторинге воздуха. Теперь вместо значений предельно допустимой концентрации по сероводороду для этого загрязнителя указывается, что «порог запаха и безопасный уровень воздействия, рекомендованный ВОЗ, не превышены».

«Газы, которые не пахнут, в составе свалочного могут влиять на здоровье, например вызывать обострение хронических заболеваний»,— говорит Александр Закондырин. Соответственно, потенциально проблема с загрязнением воздуха из-за выхода свалочного газа может возникнуть на любом из существующих полигонов.

«Участники протестов не рассматривают ситуацию как общую проблему всего региона»


«Существующие полигоны надо модернизировать: прирезать новые территории и нормально их оборудовать, попутно рекультивируя старые участки с установкой сбора свалочного газа,— считает Алексей Макрушин.— При этом, чтобы на полигонах не было запаха, нужно отбирать из отходов ''пищевку'' (пищевые отходы)». По его словам, для этого рядом с полигонами должны появиться «крупные мусороперерабатывающие заводы, на которых будет отбираться 15–20% вторсырья и 30% ''пищевки'' с направлением последней на компостирование». «Именно по итогам компостирования уходит запах, сокращается на 40% масса и получившийся грунт можно использовать для рекультивации полигона».

Как следует из территориальной схемы по обращению с отходами Московской области, в планах властей модернизировать пять действующих полигонов: «Ядрово» в Волоколамском районе, «Непейно» в Дмитровском районе, «Воловичи» в Коломенском районе, «Храброво» в Можайском районе и «Алексинский карьер» в Клинском районе. Рядом с ними также появятся и мусороперерабатывающие заводы, говорится в территориальной схеме. Примечательно, что именно вокруг этих полигонов сегодня разгораются протесты.

По мнению Алексея Макрушина, заменой полигонам может служить только сжигание отходов. Четыре таких предприятия до 2022 года появятся в Подмосковье в рамках проекта «Чистая страна». В июне 2017 года операторами проекта (станции «Солнечногорск», «Ногинск», «Воскресенск», «Наро-Фоминск») выбрана Альтернативная генерирующая компания-1, контроль над которой имеет «РТ-Инвест». «Половина мощности заводов (каждый из объектов по 700 тыс. тонн в год.— “Ъ”) будет зарезервирована для термического обезвреживания твердых коммунальных отходов, поступающих из Москвы»,— сообщается в территориальной схеме области.

Чтобы «минимизировать расходы на транспортирование отходов» и соблюсти природоохранное законодательство, согласно документу, заводы будут построены в районе Наро-Фоминска, Солнечногорска, Ногинска и Воскресенска. Однако мощность четырех заводов в Подмосковье позволит обезвредить только «около 30% образующихся сегодня в столичном регионе отходов», ранее сообщал “Ъ” гендиректор АО «РТ-Инвест» Андрей Шипелов. Кроме того, вокруг будущих мусоросжигательных заводов также идут острые общественные дискуссии: так, в ноябре 2017 года в Воскресенском районе местные жители во время публичных слушаний выразили свое недовольство проектом одной из мусоросжигательных ТЭС.

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

Источник “Ъ”, знакомый с ситуацией, отмечает, что «участники протестов в разных районах Подмосковья не рассматривают ситуацию как общую проблему всего региона и пытаются закрыть существующие объекты или не допустить строительства новых только в своем районе, не задумываясь о росте нагрузки на другие муниципалитеты».

«Если сами люди будут делать какие-то элементарные действия, это уже снизит нагрузку на полигоны»


Эксперт «Гринписа России» Дмитрий Артамонов отмечает, что проблему свалок «нужно решать на корню, снижая образование отходов и развивая переработку». По действующему закону об отходах приоритетные направления в реформировании мусорной отрасли — максимальное использование исходных сырья и материалов, предотвращение образования отходов, а также сокращение образования и снижение класса опасности отходов в источнике их образования. Далее идут обработка, утилизация и обезвреживание отходов.

Развитию отрасли переработки, по мнению игроков рынка обращения с отходами, может препятствовать инициатива правительства снизить в семь раз ставку платы за негативное воздействие на окружающую среду при размещении отходов в 2018 году (в дальнейшем предполагается ее ежегодное повышение на 15% в течение семи лет). Так, по словам гендиректора компании «Ремондис» в Мордовии (компания стала региональным оператором по обращению с отходами в республике) Светланы Бигессе, «это решение не будет способствовать экономическому стимулированию отрасли переработки отходов, а именно: созданию сортировочных и перерабатывающих мощностей, так как стоимость захоронения на полигонах останется низкой». Алексей Макрушин также опасается, что такая мера ухудшит экономику строительства объектов по переработке отходов.

«Первый приоритет, прописанный сегодня в законе об отходах,— снижение объема их образования,— у нас вообще не исполняется,— говорит руководитель экологического движения ЭКА Татьяна Честина.— Для этого необходима информационная и просветительская работа с людьми. Если сами люди будут делать какие-то элементарные действия, например не пользоваться пластиковыми пакетами и упаковками, это уже снизит нагрузку на полигоны».

Идею отказа от пластиковых пакетов в РФ обсуждали на уровне правительства. В январе в Минпромторге по поручению спецпредставителя президента по вопросам экологии, транспорта и природоохранной деятельности Сергея Иванова проработали вопрос «о производстве бумажных пакетов и использовании их в магазинах наряду с пластиковыми». В ведомстве заявили о невозможности исключения из оборота в России пластиковых пакетов, однако сообщили, что продолжают прорабатывать с ритейлерами вопрос использования бумажных пакетов наряду с пластиковыми аналогами.

Все опрошенные “Ъ” эксперты говорят о необходимости введения раздельного сбора в Москве и области для решения мусорной проблемы.

В Подмосковье уже запущен пилотный проект по внедрению двухконтейнерной системы сбора отходов. В эксперименте участвуют Балашиха, Домодедово, Долгопрудный, Дубна, Ивантеевка, Красногорск, Мытищи, Ногинск, Озеры, Подольск, Солнечногорск, Химки и Шатура. Мусорные площадки в муниципалитетах оснащаются баками для перерабатываемых (например, пластик, бумага) и неперерабатываемых бытовых отходов, которые в дальнейшем поступают на сортировку. Такую модель раздельного сбора мусора в минэкологии региона считают экономически более целесообразной, чем оснащение площадок отдельными контейнерами под разные виды перерабатываемых отходов. С 2018 года чиновники планируют внедрить систему раздельного накопления на всей территории Московской области: она должна охватить 50% жителей городов Московской области, говорится в территориальной схеме региона.

В Москве система раздельного сбора отходов заработает к 2020–2021 годам, сообщил глава департамента природопользования и охраны окружающей среды столицы Антон Кульбачевский. Он обращает внимание, что жители уже готовы разделять свои отходы, но сегодня «усилия по раздельному сбору в любом случае являются профанацией, потому что все перемешивается и выбрасывается на полигон». При этом господин Кульбачевский обращает внимание, что в московской агломерации необходимо создавать экотехнопарки.

Согласно стратегии развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов производства и потребления на период до 2030 года, экотехнопарк — это «объединенный энергетическими и взаимозависимыми материально-сырьевыми потоками и связями комплекс объектов» по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов, а также научно-исследовательской и образовательной деятельности. Документом устанавливается, что к 2030 году в РФ появится 70 экотехнопарков. Однако в Москве строить такие объекты не получится из-за отсутствия свободных площадей для санитарно-защитной зоны, отмечает Антон Кульбачевский. Соответственно, они, вероятнее всего, также появятся в Подмосковье.

Ольга Никитина, Анна Васильева


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение