Коротко


Подробно

10

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Снесите его. Поставьте памятник»

В Кемерово пытаются понять, что это было

Кемерово стал городом бесконечных вопросов. Следственная группа из ста человек, созданная для расследования трагедии, собирает доказательства для предъявления новых обвинений. В суде задают вопросы ответственным и техническим сотрудникам ТРЦ «Зимняя вишня». Родственников погибших и пропавших без вести первое появление в суде первых фигурантов не интересует. У родственников самые большие вопросы к чиновникам, от которых сейчас хотят прежде всего прозрачности.


На самом деле это все рядом. От школы, где родители задают вопросы чиновникам, до сгоревшего ТЦ несколько сотен метров. Между «Зимней вишней», школой, где работает круглосуточный штаб, и палатками МЧС постоянно перемещаются спасатели, волонтеры, полицейские, журналисты и родственники жертв, которые ждут хоть каких-то новостей. Как часто оказывается в чрезвычайных ситуациях, отличить, где здесь стихийная самоорганизация, а где усилия государства, бывает довольно сложно.

«Мы хотим забрать хоть что-то от наших детей. Я уже опознал один раз свою младшенькую. Возможно. По приметам. Да какие там в пять лет могут быть приметы…— обращается к вице-губернатору Кемеровской области Сергею Цивилеву мужчина в синей куртке со скамейки в спортзале школы.— Зачем нам ждать уточнений до завтра? У нас тут теперь у всех много времени. Вы постоянно пудрите нам мозги. Какая цель вот этого мероприятия? Вы хотите, чтобы мы постепенно разошлись и перестали требовать?»

Господин Цивилев слушает молча. Спорить он больше не решается. Днем на митинге около здания администрации он сказал Игорю Вострикову, потерявшему в «Зимней вишне», сестру, жену и троих маленьких детей: «Вы пиаритесь на трагедии». Через краткое время чиновник встал на колени перед жителями города.

Чиновники стоят под баскетбольной корзиной. Рядом с ними психологи МЧС, православные священники, молчаливый мужчина кавказской внешности в папахе и полицейские, которые следят, чтобы журналисты не проходили в зал с камерами. Напротив — родители, которые наперебой задают вопросы.

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

— Зачем пепел сгребали лопатами и выбрасывали в окна?

— Когда будут экспертизы? Когда нам дадут похоронить наших детей?

— Почему пожарные мне твердили «Нулевая видимость», «Не нашел вход»? Не видно?! Не смог найти вход?! Ломай стену! Мамке позвони спроси, что делать, если ты сам не умеешь.

— Нам рассказывают про температуру в 600 градусов, а я до восьми часов вечера звонил на телефон своему ребенку. И телефон работал. Какие 600 градусов? Сломали бы стену, мы бы хоть трупы забрали.

— Если здесь есть провокаторы, которые пытаются нас организовать против президента, зачем вы нам об этом говорите? Есть полиция, пусть они не пускают их к нам.

Отчаявшиеся родители друг за другом повторяют одни и те же слова к любым людям власти, все больше запутываясь в разнице полномочий МЧС, Следственного комитета и региональных властей.

По словам вице-губернатора Цивилева, три неопознанных тела находятся в кемеровской лаборатории, а еще 35 были вывезены в Москву, в Российский центр судебно-медицинской экспертизы. По данным СКР, поступило 67 заявлений о пропавших без вести во время пожара, найдено 64 тела. При этом участники расследования утверждают, что большинство пропавших входят в это число, но их еще предстоит опознать.

За пару часов до встречи с чиновниками родственники, точнее, те из них, кто посчитал для себя это важным, приходят на суд по мере пресечения для обвиняемых. Там они спокойнее и сдержаннее и практически равнодушно смотрят на клетки, в которых сидят подсудимые. Среди них гендиректор ООО «Зимняя вишня Кемерово» (управляющая компания ТРЦ) Надежда Судденок, технический директор Георгий Соболев, гендиректор компании ООО «Системный интегратор», обслуживавшей пожарную сигнализацию, Игорь Полозиненко и его подчиненный — электромонтер Александр Никитенко.

Георгий Соболев флегматичен. Он начинает с соболезнований, а потом рассказывает: «Я сам присутствовал там. Хотя был выходной день. Занимался эвакуацией, насколько мог. Потом меня увели в Следственный комитет». По его словам, на момент происшествия «все системы работали исправно»: «По отключению [сигнализации] не могу сказать. Я не присутствовал».

На исправности системы пожарной сигнализации в ТРЦ настаивает и 33-летний электромонтер Никитенко. Он уверяет, что в феврале в «Зимней вишне» «была проверка пожарной безопасности с полной эвакуацией всего здания». По словам электромонтера, по желанию заказчика пожарная сигнализация была смонтирована так, что система оповещения запускалась вручную дежурным охранником.

Более прямолинейно позицию всех виновных, по версии следствия, в неисправной работе сигнализации сформулировал директор компании-оператора Полозиненко: «Человеческий фактор. Кто-то отключил сигнализацию за пятнадцать минут до происшествия».

Таким образом, прозвучавшая линия защиты трех из пяти фигурантов сводилась к намекам на роль сотрудника ЧОПа, дежурившего в день пожара у пульта сигнализации. Его во вторник в суд так и не доставили. Вопрос о мере пресечения для охранника будет рассмотрен в среду.

Туда же вновь доставят и остальных фигурантов. Несмотря на поступившее в Заводской районный суд из Москвы ходатайство генерал-майора СКР Рустама Габдуллина об аресте всех обвиняемых, местные следователи попросили у суда отсрочку еще на 72 часа для сбора доказательств их причастности к преступлению.

Самый «высокопоставленный» из обвиняемых — госпожа Судденок не смогла свести все вопросы к пожарной сигнализации. Ей вменялись и другие допущенные в ТРЦ нарушения пожарной безопасности. Однако женщина еще раз настояла на том, что соответствующие проверки в здании проводились и в феврале 2018 года, и в декабре 2017-го — на фоне звонков о ложном минировании кинотеатров по всей России.

Под конец настойчивых расспросов журналисты вытащили из нее и предположения о возможном поджоге. По ее словам, такой вывод она сделала на основе рассказа некоего сотрудника, который видел, как резко вспыхнуло пламя и возник столб огня «в детской зоне» с пластиковыми шариками. Госпожа Судденок также рассказала, что в последнее время администрация ТРЦ конфликтовала с «группой неадекватных молодых людей». Она утверждает, что они приставали к гостям, отбирали у них карты, дающие доступ к аттракционам, и деньги. «Они заставляли (гостей.— “Ъ”) проводить их к аттракционам и играли там бесплатно». Госпожа Судденок говорит о том, что она направляла сотрудников, чтобы те заставили этих молодых людей покинуть зону кинотеатров и детской площадки. Управляющая утверждает, что помимо подростков там были люди 25–27 лет, в том числе и кавказцы. Факт конфликта между администрацией ТРЦ и некими подростками ранее подтверждали в УМВД по Кемеровской области. В ведомстве сообщали, что с начала марта представители «Зимней вишни» несколько раз жаловались полиции на нарушение правил поведения в ТРЦ. Сотрудники полиции утверждают, что с подростками была проведена профилактическая работа, кроме того, полиция беседовала и с охраной комплекса.

После суда несколько человек идут обратно в школу, спрашивать с чиновников.

Мужчина в черной куртке, потерявший сразу нескольких родных, предлагает властям организовать на месте сожженного ТЦ мемориальный парк. По его мнению, туда смогли бы приходить вспоминать жертв трагедии и близкие тех погибших, чьи останки идентифицировать, возможно, и не удастся. «Снесите его. Поставьте памятник»,— поддержал его другой мужской голос.

Оставить бывшую «Зимнюю вишню» в центре города в нынешнем виде в любом случае невозможно. В темноте обугленный торговый центр с пробоинами в стенах напоминает здание родом из Донбасса или Сирии.

Максим Солопов, Юлия Матющенко, Кемерово


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение