Коротко


Подробно

Фото: РИА Новости

Артист особого лада

Умер Олег Табаков

На 83-м году жизни скончался Олег Табаков — всенародно любимый артист, лауреат десятков государственных наград и всех главных кинематографических и театральных премий России, обладатель многочисленных почетных званий, в том числе звания народного артиста СССР (1988), полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» (1998, 2005, 2010, 2015).


Родившийся 17 августа 1935 года в Саратове Олег Табаков вошел в театр вместе с плеядой молодых актеров, основавших в конце 1950-х годов московский театр «Современник», с которого фактически началось советское театральное обновление. В 1950-е и 1960-е Табаков сыграл в кино и на сцене несколько ролей, которые не только принесли ему огромную популярность, но и стали знаковыми для всего искусства оттепельных времен. Примечательно, что, сыграв старшеклассника Олега в спектакле «В поисках радости» (1958), уже в 1960-м он появился в той же роли на экране — в снятом по этой пьесе Виктора Розова фильме «Шумный день».

Ранние актерские успехи не заставили Олега Табакова замкнуться в рамках профессии. С 1970 по 1976 год он был не только актером, но и директором театра «Современник». Одновременно с этим с середины 1970-х Табаков начал заниматься педагогикой и профессиональным образованием молодых актеров. Ученики Табакова — это и выпускники его курсов в ГИТИСе и школе-студии МХАТ, и актеры его театра-студии, известного всей стране как «Табакерка»: Евгений Миронов, Алексей Серебряков, Владимир Машков, Андрей Смоляков, Сергей Безруков, Анна Чиповская и теперь уже даже не десятки, а сотни тех, кого Табаков называл своей «командой мечты» — сегодня их работы определяют лицо российского театра и кинематографа.

Фактический кинодебют самого Табакова («Тугой узел», Михаил Швейцер, 1956) — тут без пафоса не обойтись — уже был чем-то космически большим, чем просто громким дебютом. Сашка — сын сгоревшего на работе секретаря райкома и антагонист отцовского преемника, жестокого демагога — самый первый, образцовый герой оттепели. Критика через губу говорила о «безыскусности», «инфантильной взрослости» и «срывающейся мальчишеской принципиальности». Но это были не недостатки дебютанта, а качества, которых время требовало от своего героя. Резонанс психофизики актера социальному запросу едва не стал роковым: от «Людей на мосту» (1959) до «Строится мост» (1965) Табаков тиражировал своего Сашку. Рубил отцовской шашкой мещанский гарнитур («Шумный день», 1960), вещал («Молодо-зелено», 1962): «Я не желаю жить под одной крышей с человеком, который не работает, но ест».

На Табакова в кино примеряли совсем не шедшие ему маски — не только Николеньки Ростова («Война и мир», 1965–1967), но и большевиков Бухарина («Штрихи к портрету», 1967) и Усиевича («Сердце России», 1970). Но единственной его удачной встречей с революцией осталась роль Искремаса, местечкового «Мейерхольда» («Гори, гори, моя звезда», 1969). В «Достоянии республики» (1971) оборотистый сыскарь Макар Овчинников уже передоверил романтику обреченному на гибель фехтовальщику Андрея Миронова. Романтика — это вообще не про Табакова, к началу 1970-х нашедшего в кинематографе свое и только свое амплуа, бросавшее вызов и русской, и советской традиции, в согласии с которой герой должен пребывать в тревогах и борениях. Суть этого амплуа — «жизнь удалась».

Киногерой Табакова — человек в абсолютном ладу с самим собой. Нет, не конформист: тот приспосабливается к миру, а этот приспосабливает мир под себя.

Сибарит-тиран (лишь абсолютная власть гарантирует абсолютный комфорт) или — не по злобе, а по необходимости, сибарит-палач. А так — милейший человек. Можно лишь возблагодарить небеса за то, что Обломову в фильме Никиты Михалкова (1979) слишком уютно на милом диване. Восстань он с него — миру мало бы не показалось.

Упоительный игрок ума Шелленберг («Семнадцать мгновений весны», 1973) отражался в сталинском охраннике Власике, слывущем дуболомом («Ближний круг», 1991). «Голубой воришка» Альхен («Двенадцать стульев», 1976) — в Людовике XIII («Д`Артаньян и три мушкетера», 1978). Интеллектуал Ксанф, порющий раба Эзопа, чьи басни беззастенчиво присваивает («Эзоп», 1981),— в Брудастом-Органчике («Оно», 1989). Трактирщик Маккью («Человек с бульвара Капуцинов», 1987) — в президенте РФ («Президент и его внучка», 2000). Все это бесконечно разнообразные лики бесконечно удавшейся жизни. Даже моралистический советский триллер сделал беспрецедентное исключение: чиновный коррупционер Табакова, доведший до самоубийства девушку («Петля», 1983), ускользал от правосудия. Это отвечало правде «брежневского нэпа», так ведь и вся эволюция героев Табакова от пылких юношей к хозяевам жизни — конспект послесталинской истории.

От «Ревизора» до «Ювелира»: самые необычные работы Олега Табакова

Читать далее

Коты Табакова — помимо «кулака» Матроскина он озвучивал анимированного милягу Гарфилда — из того же смыслового ряда: что бы там ни воображали люди, это они принадлежат котам, а не наоборот. Проговаривая вслух эту «кошачью метафизику», гениальная Кира Муратова, снявшая Табакова еще в своей первой «коротышке», окрестила милую крошку, кормящую мышьяком самодовольного старика (Табаков), Лилей Мурлыкиной («Три истории», 1997). Придав тем самым экранной биографии актера идеальную завершенность мифа о необратимости времени, вечном возвращении и детях, поедающих своих прародителей.

В 1983-м по приглашению своего старшего товарища и партнера по сцене Олега Ефремова Табаков перешел в труппу МХАТа, а с 2000 года возглавлял театр, который по его инициативе стал через несколько лет называться МХТ имени Чехова. За эти годы театр не только успешно пережил полную реконструкцию и модернизацию, но и обновил репертуар, в котором появились работы интересных режиссеров нового поколения.

Дело в том, что, став руководителем МХТ, Табаков не только проявил гениальное чутье, находя талантливых постановщиков и рискуя давать им возможность дебюта на исторических подмостках: фактически он и воспитал этих режиссеров, сделал их теми, кто сегодня определяет лицо русского театра.

Если идти по хронологии, то именно в МХТ состоялись нынешний худрук «Маяковки» Миндаугас Карбаускис, худрук Театра имени Пушкина Евгений Писарев, худрук «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников и Константин Богомолов, поставивший на сцене МХТ и на сцене «Табакерки» спектакли, в которых Табаков сыграл незабываемые, а может, и лучшие свои роли.

Природа очень щедро одарила этого человека, но будучи талантливым педагогом, сверхуспешным театральным менеджером и общественным деятелем, Олег Табаков всегда и в первую очередь оставался артистом — одним из самых любимых и популярных в России. Любовь публики к нему и его собственные обязательства перед публикой определяли его жизнь на протяжении более шестидесяти лет.

Отдел культуры


Материалы по теме:

Газета "Коммерсантъ" от 13.03.2018, стр. 11
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение