Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Газпрому» повезло с Израилем

Глава группы ТЭК Юрий Барсуков о крупнейшей сделке по экспорту газа страны

У самой крупной в истории сделки по экспорту газа из Израиля, заключенной 19 февраля, вполне был шанс попасть не только в авторскую колонку, но и на первые полосы российских газет. Но «Газпрому» повезло.

Консорциум компаний во главе с американской Noble Energy, разрабатывающий месторождения Tamar и Leviathan на израильском шельфе, поставит около 64 млрд кубометров газа до 2030 года в целом на $15 млрд. И вот тут самое важное слово — поставит в Египет. Объемы будут примерно равномерно распределены между месторождениями, покупателем выступит Dolphinius Holding, формально газ предназначен для внутреннего рынка Египта. В результате, учитывая контракт с Иорданией на 45 млрд кубометров, а также поставки на внутренний рынок Израиля, законтрактован весь газ с Tamar и примерно половина из потенциальной добычи Leviathan, которая должна начаться в 2019 году и может достигнуть 21 млрд кубометров в год.

Маршрут поставки пока не выбран — возможно использование Арабского газопровода, который изначально строился для подачи египетского газа в Иорданию и Израиль, в реверсном режиме, либо строительство отдельного газопровода. Соответственно, точные сроки начала поставок также не определены. Тем не менее речь идет о твердом контракте с согласованной формулой цены на основе котировок Brent.

Экспорт израильского газа долгие годы остается крайне политизированным вопросом. Египет был исходно самым выгодным направлением из-за географической близости и готовой инфраструктуры, в том числе двух заводов по сжижению газа, которые простаивают из-за отсутствия сырья. Израильский консорциум ведет переговоры о поставке им газа, что, вероятно, позволит законтрактовать почти весь газ Leviathan.

Но Израиль рассматривал и, формально, продолжает рассматривать другие варианты, в том числе газопровод в Европу (EastMed) и поставку газа на север, в Турцию по подводной трубе в обход Ливана и Сирии. Оба варианта означают прямую конкуренцию с российским газом, причем турецкий маршрут даже опаснее, поскольку, учитывая доминирующее положение «Газпрома» при поставках в Турцию, именно его газ, скорее всего, вытеснялся бы из баланса. Это, помимо экономических потерь, также снизило бы влияние «Газпрома» на традиционно сложных турецких потребителей, сохранять которое для монополии очень важно, раз уж она согласилась превратить Турцию в транзитную страну для российского газа в результате постройки «Турецкого потока».

Уход израильского газа в Египет снизит угрозу для «Газпрома» в отношении турецкого рынка — по крайней мере, если в регионе не будут сделаны новые крупные газовые открытия.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение