Коротко


Подробно

Фото: Warner Bros. Entertainment

Скорый на расправу поезд

Клинт Иствуд снял кино о теракте 2015 года

Фильм Клинта Иствуда «Поезд на Париж» («The 15:17 to Paris») снят по реальной истории террористического акта, происшедшего три года назад. История оказалась слишком злободневной, чтобы ее приняли так, как надеялся режиссер, считает корреспондент “Ъ” в Париже Алексей Тарханов.


«Поезд на Париж» — один из фильмов, фабула которых всем известна еще до написания сценария. Спойлеров нет.

21 августа 2015 года марокканец Аюб эль-Хаззани заперся в туалете скорого поезда Thalys, идущего из Амстердама в Париж, разделся до пояса, повесил на себя рюкзак с магазинами к калашникову — следствие насчитает потом три сотни патронов,— засунул за пояс пистолет и нож, взял в руки автомат и пошел убивать пассажиров.

Пассажирам повезло потому, что автомат дал осечку (мы-то знаем, что затвор нельзя толкать вперед, но марокканец не учился в советской школе), и потому, что несколько человек в поезде вступили с ним в схватку. Среди них были три друга-американца: двое военных Спенсер Стоун и Алек Скарлатос и их школьный приятель Энтони Садлер. Террориста обезоружили и при этом больно побили, на что, конечно, приятно смотреть.

Однако марокканец успел ранить франкоамериканца Марка Мугальяна, а потом в момент драки порезал ножом Спенсера Стоуна. Как он сам перенес удары по голове прикладом, не сообщалось, но на перроне, куда его вынесла полиция, он, судя по тогдашним фото в новостях, лежал мешком.

События точно равны фильму. Здесь все играют самих себя — от поезда Thalys до врача скорой помощи, который вместе со Спенсером Стоуном спасает Марка Мугальяна от венозного кровотечения. Марка Мугальяна тоже играет Марк Мугальян, а его жена Изабель — его жену Изабель. По понятным причинам террориста не привезли из тюрьмы сниматься, но американец Рэй Корасани показывает его в меру свирепым и бородатым.

Поскольку схватка заняла лишь несколько минут, а фильм полтора часа, режиссер берется за флешбэки и старается подробно рассказать, как судьба забросила друзей в вагон скорого поезда. Начиная с истории их школьной дружбы. Все трое были плохими учениками, что само по себе понятно, но не может вызвать к ним автоматической симпатии. Их обижали в школе, но едва ли они решили вломить в лице террориста всему педсовету.

Иствуд спешит вырастить своих героев, чтобы наконец-то заменить «настоящими людьми». Дальше Стоун, Скарлатос и Садлер выкручиваются сами. Актеры они никакие, хотя и стараются, диалоги скучные, так что немногие профессиональные лицедеи выглядят недостижимыми вершинами мастерства.

«Поезду на Париж» сейчас угрожает судебный иск. По крайней мере во Франции, которая заключила террориста в тюрьму и пожаловала героев Thalys кавалерами Почетного Легиона (фильм завершает официальная хроника, так что свою роль в фильме тем самым сыграл и тогдашний французский президент Олланд). Жалобу подала Сара Може-Польяк, адвокат террориста, процесс которого еще только готовится, суд не спешит. Юристка считает, что многочисленные репетиции на съемочной площадке давно смазали реальность. Когда она потребовала следственного эксперимента, судья сказал ей, что это не имеет смысла: «Потому что уже был фильм. Правосудие склоняется перед вымыслом».

Вымысел это или нет, но фильм неудачный, что особенно обидно в применении к 87-летнему Иствуду. Однако бранят его так свирепо, что хочется встать на его защиту.

Да, в самой идее Иствуда есть очевидный недостаток. Люди не могут изобразить дистанцию по отношению к самим себе. Но именно благодаря тому, что они играют вплотную, мы и видим их самих, а не Тома Хэнкса с Расселлом Кроу. На них не очень интересно смотреть — так они и сами заурядные. Детство в глубинке. Мучения в школе. Любовь к оружию, стремление в армию, мечта о подвиге — все, что мы считаем типичной придурью «среднего американца». Один учится на военного фельдшера, другой служит в Афганистане, при этом не поймешь, чья жизнь скучнее. Они — обычные люди, рядовые, даже не сержанты. И даже их совместное путешествие в Европу — тоже рядовое, типовое, сводящееся к открыточному набору из фонтана Треви, вапоретто в Венеции, пивной в Германии, пьяной дискотеки в Амстердаме, после которой они и оказываются в «Поезде на Париж».

В итоге именно простые, одномерные ребята останавливают мерзавца. Не знаю, что бы произошло, будь на их месте писатели, поэты и режиссеры. Впрочем, Марк Мугальян — преподаватель английского в Сорбонне, так что к террористу приложились и интеллектуалы. Досталось Иствуду и за то, что он показал единственно готовыми к сопротивлению — американцев. Оказавшийся в том же поезде французский актер Жан-Юг Англад говорил, что, да, мы были спасены американскими солдатами, но это могли бы быть солдаты английские, бельгийские, немецкие (французских он почему-то не назвал). Он добавил, что лучше было бы снять кино про невинных жертв, которые, как и он сам, дрожали в соседнем вагоне, ожидая смерти. Вот это был бы фильм! Вот это была бы драматургия! А так-то что? Опять американцы спасают мир.

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение