Коротко


Подробно

Фото: Сергей Михеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Полоса накрутки

Культурная политика

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

В начале года певец Никита Пресняков в дискуссии на своей странице в Instagram упомянул о том, что высокие результаты треков певицы и телеведущей Ольги Бузовой в чарте iTunes — результат «накруток», которыми за деньги занимаются специально нанятые люди. О том, что такая практика существует, представители звукозаписывающих компаний, в том числе рекорд-мейджоров, много говорят в кулуарах. Однако в открытую об этом говорить не принято, и свой комментарий внук Аллы Пугачевой тоже впоследствии удалил. Цифровые продажи и количество просмотров на видеохостингах еще недавно казались наиболее точным индикатором популярности музыкантов. Но в последнее время к этим индикаторам появилось слишком много вопросов, чтобы им можно было верить на 100%.


Предложения о «накрутках» делают вполне официально. Например, в распоряжении “Ъ” есть электронное письмо сервиса Top Chart, направленное в адрес одной из ведущих звукозаписывающих компаний: «Добрый день! Мы рады сообщить вам о начале нашей акции “Горячая осень” — цены на вывод треков в топ iTunes снижены до 50%...» Далее описаны условия сотрудничества. Первое место в чарте iTunes в рамках этой акции стоило 65 тыс. руб. в сутки, неделя в топ-5 — 120 тыс. руб. Top Chart прямо сейчас предлагает продвижение в чарте как в России, так и «в любой стране Европейского союза и не только». Не стесняются предлагать подобные услуги и другие сервисы.

«Накрутки» за деньги действительно возможны. Тот, кто размещает контент в iTunes Store, может выставить его на продажу по низкой цене, а потом при посредничестве сервисов купить количество контента, достаточное для попадания в чарт продаж. Покупают, конечно, с сомнительных аккаунтов, но это реальные продажи. Если трек артиста стоит 20 руб., то «накрученный» трек может обойтись его продюсерам в 40 руб., однако у них появится аргумент для радио и ТВ: «Смотрите, песня, в которую вы не верили, на первом месте в iTunes!» Противодействовать манипуляциям такого рода можно было бы, подняв нижнюю ценовую планку, и для iTunes такая модель тоже привлекательна, платформа в любом случае получает свой процент. Представители же рекорд-мейджоров, комментирующие проблему, просят не называть их имен — никто не хочет ссориться с крупнейшим продавцом цифровой музыки.

Бросается в глаза разница между чартом iTunes и таблицей популярности родственной ему стриминг-платформы Apple Music. Считается, что там подтасовки невозможны, поэтому в чарте Apple Music вроде как нет откровенно левых, появившихся неизвестно откуда артистов. Стриминг же как таковой неумолимо вытесняет с рынка продажи цифровых копий. «Позиции в чартах iTunes сегодня не являются ключевым индикатором популярности треков,— говорит гендиректор рекорд-компании Black Star Павел Курьянов.— Происходит заметный отток пользователей от формата загрузки музыки, в том числе в iTunes, к модели, где пользователь платит фиксированную сумму в месяц и получает доступ к неограниченному количеству контента». Те, кто покупает места в чартах iTunes, фактически покупают весьма сомнительный статус. Однако в списке возможностей компаний, предоставляющих услуги по «продвижению», есть и Apple Music, и Shazam, и Deezer. Впрочем, вполне возможно, что, предлагая эти опции, они попросту блефуют.

К слову о Black Star, лейбле, ассоциирующемся прежде всего со своим фронтменом Тимати. Количество просмотров клипов на YouTube, безусловно, предмет гордости артистов. В числе передовиков по этому показателю долгое время оставался Black Star. Однако в конце 2017 года разгорелся скандал и в этой области. Появились сообщения о том, что количество просмотров роликов на YouTube-канале BlackStarTV уменьшилось на целый миллиард. Комментаторы в сети немедленно охарактеризовали это как шаг YouTube, направленный против «накруток», количеством как раз в миллиард. Однако при более внимательном изучении обнаружилось, что цифры просмотров были распределены между персональными каналами артистов—подопечных Black Star. С репутацией компании все в порядке — YouTube позволяет так делать. И это не отменяет того факта, что на рынке услуг по «продвижению» предлагают множество самых разнообразных способов «посева» и выведения в тренды клипов на YouTube.

Но, пожалуй, самые впечатляющие рекорды последних месяцев принадлежат рэперам новой волны, продвигавшим свой контент в сети «ВКонтакте». В сентябре микстейп уфимского рэпера Фейса «No Love» за сутки после публикации получил 27 тыс. репостов. В январе альбом Лизера «My Soul» показал еще более впечатляющий результат — 29 тыс. репостов меньше чем за сутки. Наблюдательные комментаторы из издания The Flow обнаружили: «В списках тех, кто поделился постом с “My Soul” у себя на стене, есть немало аккаунтов, где нет ничего, кроме того самого альбомного репоста... У некоторых — сразу по пять репостов релиза… Репосты летели не только на личные страницы, но и в группы. В списке есть паблики с подозрительными названиями типа “ааа”, “ааааа” и т. д. И еще больше вот таких — “lzr1”, “lzr2”, “lzr3”. В них тоже нет ничего, кроме репоста “My Soul”».

На смену пиратам, которые изготавливали контрафактные CD, пришли мастера лихого «продвижения» в соцсетях и на диджитал-платформах. Пока есть спрос на их услуги, соответствующие технологии будут только совершенствоваться. Но продлится это, говорят, недолго. «Сейчас цифровые площадки не имеют единого измерителя, и это очень напоминает ситуацию в традиционных медиа начала 90-х,— говорит глава российского офиса Universal Music Дмитрий Коннов.— Однако рекламодатель в России уже всерьез пришел на цифровые платформы. Так что реальный измеритель не за горами».

Борис Барабанов


Комментарии
Профиль пользователя