Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Поручительство без места

Андрей Райский о попытках бывших директоров не отвечать по долгам компаний

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Попытки «стряхнуть» поручительство предпринимаются довольно часто, особенно если речь идет об обязательствах руководителей компаний, выданных в обеспечение кредитов бизнеса. Сделать это не так-то просто, учитывая небольшой перечень оснований в законе для прекращения поручительства. Но время идет, один кризис сменяет другой, и практика полнится все новыми способами. Как раз один из таких оригинальных экспериментов на днях получил огласку, вызвав жаркие споры юристов о пределах свободы договора.

Суть в следующем: Виктор Сула выдал банку «Богородский» поручительство по кредиту ООО «Энергоконсалтинг», которое на тот момент возглавлял. Заем выдавался на 30 млн руб. в целях пополнения оборотных средств. Когда компания не смогла расплатиться по счетам, банк потребовал взыскать долг — солидарно с заемщика и с поручителя. Но в суде выяснилось, что в договоре с господином Сулой содержалась оговорка о прекращении его поручительства в случае окончания трудовых отношений с компанией. Как вы догадываетесь, поручитель уже не работал в ООО.

Мнения судов о допустимости такого условия разошлись. Суд первой инстанции счел, что расторжение трудового договора не может прекращать поручительство, поскольку в законе это основание отсутствует. Но в законе нет и прямого запрета на установление такого условия, а банк договор подписал и не оспаривал, парировала апелляция. Гражданская коллегия Верховного суда РФ (ВС) в итоге поддержала жалобу банка — в Гражданском кодексе такого основания для прекращения поручительства нет, к тому же увольнение директора не зависело от воли банка, то есть это одностороннее прекращение обязательства. Теперь апелляция должна рассмотреть дело заново — с учетом мнения ВС.

Получается, даже если в договоре поручительства написано, что оно прекращается при расторжении трудового договора, оно все равно остается. Тут возникают два вопроса. Во-первых, как быть со свободой договора? Ведь стороны сами поставили такое условие и добровольно заключили сделку. Да и мотивы экс-директора понятны: если он больше не имеет отношения к компании, зачем ему отвечать по ее долгам?

С другой стороны, интересно, как банк вообще мог на такое условие согласиться? Вспоминается дело Дмитрия Агаркова, который при заключении кредитного договора с банком «Тинькофф» поменял себе процентную ставку на нулевую, а банк этого не заметил и договор подписал. Впрочем, даже если тут была похожая ситуация, разве можно винить гражданина в том, что юристы банка не прочитали договор? Заемщиков же такие оправдания от взыскания долгов не спасают. Но, похоже, красивая попытка бывшего директора «стряхнуть» поручительство по итогам останется всего лишь попыткой.

Комментарии
Профиль пользователя