Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

В «Мемориале» насчитали 3 млн репрессированных

Правозащитное общество обновило базы данных пострадавших советских граждан

Международное правозащитное общество «Мемориал» представило обновленную базу данных «Жертвы политического террора в СССР». В новой версии насчитывается 3,1 млн имен — это на полмиллиона больше предыдущего списка, выпущенного 10 лет назад. Общее количество советских репрессированных в «Мемориале» оценивают вчетверо больше. Составители базы посетовали, что этой работой им приходится заниматься вместо государства, и рассказали о сопротивлении УФСБ в регионах.


Новая база данных «Жертвы политического террора в СССР», размещенная в интернете, содержит 3 млн 102 тыс. имен. «Предыдущая версия представлена 10 лет назад»,— напомнила исполнительный директор международного «Мемориала» Елена Жемкова. Тогда в базе было 2,6 млн имен. В новую версию включены данные из 120 томов региональных «Книг памяти» и других источников. Так, впервые появились списки из Брянской и Сахалинской областей. Дополнена информация по Башкирии, Бурятии, Дагестану, Коми, Краснодарскому и Красноярскому краям, а также Костромской, Новосибирской, Оренбургской, Челябинской и Читинской областям. Появилась информация из Грузии, Азербайджана и Украины. База также была модифицирована: в ней появилась возможность вставлять фотографии и сканированные документы, а также искать по дополнительным параметрам, например, по роду занятий репрессированных. Наконец, были объединены или убраны примерно 70 тыс. записей, которые дублировались.

Напомним, списки жертв советских политических репрессий стали впервые публиковаться в региональных «Книгах памяти» в конце 1990-х годов. «Мы начали создание общей базы данных в 2001 году, когда поняли, что "Книги памяти" издаются порой в 30 экземплярах»,— сообщила госпожа Жемкова. В первой базе данных было всего 130 тыс. имен. Но даже нынешние 3 млн — это в четыре раза меньше реальных цифр репрессированных граждан, считают в «Мемориале». «Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ арестовали 6,9 млн человек, а насильственному переселению подверглись 5,8 млн граждан. В этом списке, конечно, есть процент реальных преступников. Но на основании изучения статистики, по нашей оценке, в базе жертв политических репрессий должно быть не менее 12 млн человек. Это те, кто уже сейчас без сопротивления разных органов признаются реабилитированными»,— сообщил член правления международного «Мемориала» Ян Рачинский.

Десятилетний перерыв в «Мемориале» объяснили тем, что они планировали передать государству работу по составлению базы данных. «С 2007 года мы сосредоточились на попытках как-то добиться, чтобы власть взялась за это дело всерьез. Потому что в России не было федеральной программы по увековечению памяти не было и нет до сих пор, только концепция»,— указал господин Рачинский. Он пояснил, что тогда был разработан проект базы данных, которую могло бы заполнять государство, но ничего из этого не вышло. Проблемы есть даже с публикацией “Книг памяти” в регионах. «Всего в России издано 412 томов “Книг памяти” с именами жертв политических репрессий. Но до сих пор целый ряд регионов России не имеет ни одного тома “Книги памяти”»,— заявил господин Рачинский, назвав их: Ингушетия, Чечня, Тыва, Брянская, Волгоградская, Вологодская, Ленинградская, Пензенская, Челябинская и Саратовская области. Еще несколько регионов имеют «символические списки», например, размещенные только в электронном виде. «В Карачаево-Черкессии это “глухие” списки: ФИО, год рождения, иногда другие сведения и отсылка к газете, где имя было опубликовано. Неинформативно. Такая же ситуация в Ивановской области»,— пояснил господин Рачинский. В Приморском крае, по его словам, были выделены деньги на издание “Книги памяти”, но впоследствии они были украдены, и в итоге местный энтузиаст выпустил три тома в 15 экземпляров. А в Тамбовской области публикацию тиража в 30 экземпляров профинансировал местный представитель «Мемориала».

Доступ к архивам силовых ведомств при этом становится все сложнее, отметил господин Рачинский: «Исследователи не могут составлять “Книги памяти”, потому что не имеют доступа к делам в большинстве регионов. Очень редко удается найти какие-то компромиссы». Он привел в пример Вологодскую область, где УФСБ отказало в доступе к архиву, заявив, что материалы содержат охраняемые законом сведения, доступ к которым ограничен. «В отличие от 2007 года, когда при участии Владимира Лукина (тогда уполномоченный по правам человека при президенте РФ.— “Ъ”) нам удалось достичь взаимопонимания с руководством МВД и получить большой массив информации, сейчас это практически нереально»,— добавил господин Рачинский. Правда, помощь в расширении баз данных «Мемориалу» сейчас готов оказать Музей истории ГУЛАГа.

Председатель совета фонда «Увековечивания памяти жертв политических репрессий» Владимир Лукин заверил, что государство все же делает шаги по сохранению памяти о репрессированных. Так, в столице появился монумент «Стена скорби», созданный на пожертвования и при участии правительства Москвы, а открывал его президент России Владимир Путин. «Наш фонд продолжит работу. Постараемся, чтобы вечно была память, которая будоражит сердца людей»,— добавил господин Лукин.

Анастасия Курилова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение