Коротко


Подробно

Фото: Пресс-служба «Российское Авторское Общество»

"Наша главная задача — показать автору, почему здесь он получил 3 рубля, а здесь — 300 тысяч"

Утвержденная президентом РФ Владимиром Путиным реформа отрасли коллективного управления авторскими правами должна сделать ее прозрачной и более подконтрольной как государству, так и самим правообладателям. О том, как может измениться этот рынок, а также об особенностях работы одного из его крупнейших участников — Российского авторского общества (РАО), собирающего отчисления с телеканалов, радиостанций, кинотеатров, ресторанов в пользу композиторов и поэтов-песенников, в интервью "Деньгам" рассказал генеральный директор РАО Максим Дмитриев.


— В РАО за последний год произошли большие изменения, в результате которых часть функций общество делегировало партнерам. Например, сбор авторского вознаграждения. Кто же сейчас ваши агенты?

— Мы активно используем агентскую модель, которая позволяет снизить комиссию на покрытие расходов по сбору и распределению авторского вознаграждения. Так, мы сотрудничаем с компанией "Театральный агент", она берет на себя все, что связано с взаимодействием между авторами и пользователями "больших прав", которые распространяются на театры, филармонии, где используются крупные "формы" — музыкально-драматические постановки, оперы, балеты. Сегодня "большие права" распространяются не только на писателей или композиторов, но и на режиссеров, хореографов, сценографов, художников по свету, по костюмам.

Помимо "Театрального агента" мы сотрудничаем и с другими агентскими организациями. Так, компания "Интерактив" представляет интересы РАО по сборам вознаграждения в интернете, "Первое музыкальное издательство" занимается вознаграждением в области синхронизации (включение музыки в состав сложных объектов — кино, сериалы и т. д.). Фирма "Мелодия" представляет интересы РАО по сбору вознаграждения в области лицензирования прав на аудиозаписи (аудионосители, компакт-диски, винил).

— Сколько всего авторов заключило договоры с РАО? Их число растет или, наоборот, уменьшается?

— РАО заключило около 27 тыс. договоров с авторами, при этом количество активных получателей авторского вознаграждения — около 6-8 тыс. авторов и музыкальных издательств. Это связано с тем, что многие авторы регистрируют произведения, которые вообще не используются или использовались когда-то в далеком прошлом.

— Порядок выплаты вознаграждения авторам как-то изменился?

— Мы стремимся повысить корректность и точность сбора и распределения вознаграждения в первую очередь за счет получения сведений о фактическом использовании музыкальных произведений от пользователей. Установлен трехмесячный период, в течение которого агенты получают от пользователей отчеты. По окончании каждого такого периода начинается процесс распределения, который основан только на фактических данных, в отличие от прежней модели распределения, которая использовалась в РАО. Раньше при распределении авторского вознаграждения активно использовались так называемые статистические данные, не подкрепленные при этом никакими исследованиями.

В целом главная задача — показать автору, в случае если у него возникнут вопросы, почему здесь он получил 3 руб., а здесь — 300 тыс. Мы хотим, чтобы авторы понимали, почему, когда и за что им начислена та или иная сумма, а не рассчитывали на какую-то фиксированную выплату ежемесячно. Я постоянно анализирую данные и отслеживаю динамику выплат, сравнивая их с прошлыми периодами. Могу сказать, что в среднем выплаты авторам выросли в полтора-два раза.

— Кто получает больше всего выплат от РАО?

— Больше всего получают театральные деятели. Во многом это зависит от цен на билеты и заполняемости зала. Театр платит процент от проданных билетов. Чем меньше площадка, тем меньше и вознаграждение.

Вторая категория получателей крупных выплат — это кинокомпозиторы. Если фильм успешно прошел в прокате, собрал хорошую кассу, то автору формируются крупные начисления. Достаточно высоко оплачиваются услуги постановщиков цирковых номеров и композиторов, пишущих музыку для сопровождения цирковых программ.

— Само РАО было фигурантом громких скандалов, предыдущий глава Сергей Федотов осужден — не самый радостный бэкграунд. Что изменилось в работе общества за последний год?

— Важнейшее изменение касается системы сборов авторского вознаграждения. Ранее их собирали штатные сотрудники РАО — инспекторы, получавшие зарплату и незначительный процент от сбора. Теперь работают агенты на аутсорсинге. Они получают процент от вознаграждения, но прямо заинтересованы в конечном результате. Это дает нам возможность уйти от коррупционной составляющей. Ранее директора некоторых артистов предлагали инспекторам РАО "договориться". С агентами, которые заинтересованы в проценте от поступившего авторского вознаграждения, такие методы не работают.

Кроме того, многие агенты, которые работают на РАО, собирают вознаграждение также и для ВОИС (Всероссийская организация интеллектуальной собственности), управляющей смежными правами. Это позволило оптимизировать наши затраты: агент получает вознаграждение от двух организаций, при этом мы снижаем его комиссию по РАО. Мы экономим, а он увеличивает свои доходы — в итоге выгодно и нам, и агенту.

— Это каким-то образом сказалось на соотношении доходов и расходов?

— По итогам первого полугодия 2017 года изменение модели работы привело к увеличению сборов. Сборы выросли на 8%, по некоторым направлениям рост более значительный. Так, по театрам сборы увеличились на 23%, по концертной деятельности — на 13%. Разумеется, выше стала и общая сумма агентского вознаграждения. Однако в целом расходы на деятельность организации по состоянию на август 2017 года, когда мы проводили отчетную конференцию, удалось сократить на 37% — 662 млн руб. против 1,043 млн руб. за аналогичный период 2016 года.

— За счет чего это удалось сделать?

— В первую очередь за счет сокращения численности сотрудников, выполнявших неактуальные или дублирующие функции, а также отказа от сети филиалов (выплаты по заработной плате составили 305 млн руб. против 417 млн руб. в 2016 году). Второй источник экономии — затраты РАО, связанные со страхованием персонала, здания и т. д. Только по этой статье удалось за счет оптимизации сократить расходы на 85 млн руб.

Кроме того, мы отказались от практики предоставления займов и благотворительных пожертвований, которая широко использовалась ранее. Мы приняли решение систематизировать предоставление материальной помощи. В частности, субсидии на лечение нуждающимся авторам будут выделяться не в хаотическом порядке со счетов РАО, как раньше, а через специальные фонды поддержки правообладателей.

— Как развиваются события вокруг судебного разбирательства из-за инвестиций "дочки" РАО в разработку нефтяного месторождения в Коми?

— Мы пытаемся через суд вернуть "инвестиции", которые были сделаны прежним руководством РАО в прошлом году. Тогда, напомню, дочерняя структура РАО Сервисно-эксплуатационная компания (СЭК) перевела средства "КФГ Капитал" якобы для разработки нефтяного месторождения. Причем деньги пришли на счет КФГ 16 июня 2016 года, а уже 27 июня экс-гендиректор РАО был задержан по подозрению в мошенничестве.

Общая сумма инвестиционного договора с "КФГ Капитал" составляла 650 млн руб. Часть инвестиционного договора СЭК финансировала за счет договоров займа с РАО: в марте--июне 2016 года СЭК перевели 185 млн руб. Еще 159 млн руб. они получили от продажи акций ЗАО "Фэлсин" кипрской Vagumona Holding Ltd. Доказываем суду, что таким образом экс-глава РАО Сергей Федотов пытался вывести из организации средства, что все эти операции были связаны между собой и не имели действительной экономической цели — куплю-продажу акций или инвестиции в нефтяное месторождение.

— Какое, по вашему мнению, будущее ждет коллективное управление правами в России в глобальном масштабе после реформы, которую утвердил президент РФ?

— Переход к цифровой экономике, развитие новейших технологий, в том числе блокчейна, приведет к тому, что необходимость в коллективном управлении правами постепенно исчезнет. Интеллектуальная собственность — это одна из тех сфер, где блокчейн-технологии действительно могут быть полезны: они позволят фиксировать и обеспечивать безопасность информации и действий всех участников отраслевого рынка. Технологии на платформе блокчейн предоставят возможность проводить сложнейшие цепочки сделок с правами и объектами в цифровой электронной среде, удаленно, независимо от того, где физически находится человек — на Камчатке или в Москве. И что немаловажно — без участия посредников.

Сегодня РАО участвует в реализации национального проекта по созданию принципиально новой отраслевой "инфраструктуры доверия" — IPChain, работающей на технологии децентрализованного распределенного реестра данных. Мы идем к автоматизации всех процессов. "Сеть доверия" станет базовой инфраструктурой для всех цифровых сервисов, занимающихся операциями с объектами интеллектуальной собственности. У РАО при внедрении IPChain есть свой интерес — мы рассчитываем окончательно снять вопрос достоверности отчетности и обоснования выплат вознаграждения авторам.

Егор Андреев


"Деньги". Приложение от 28.11.2017, стр. 40
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение