Коротко


Подробно

Фото: Stephanie Keith / Reuters

Дональд Трамп разбередил Иран

Тегеран готов ответить на давление Вашингтона

Угрозы президента США Дональда Трампа в адрес Ирана и возможность выхода Вашингтона из ядерной сделки 2015 года вызвали политическую бурю в Тегеране. Официальную позицию сформулировали представители высшего руководства, сыгравшие главную роль в достижении компромисса с шестеркой мировых держав. Президент Хасан Роухани предупредил: «Ни Трамп, ни десять других Трампов не смогут лишить Иран преимуществ договора». А глава МИДа Джавад Зариф пригрозил «очень жесткой реакцией», если США признают Корпус стражей исламской революции террористической организацией. Опрошенные “Ъ” эксперты считают, что идущая в США игра на обострение приведет к активизации иранских консерваторов, требующих возобновить ядерную программу. Однако реформаторы во главе с Хасаном Роухани будут пытаться сохранить сделку, позволившую Ирану выйти из изоляции и начать нормализацию отношений с Западом.


Партия иранской защиты


В преддверии намеченного на эту неделю в Вашингтоне генерального наступления на Иран, о начале которого президент Трамп должен будет официально объявить в своей установочной речи по новой ближневосточной стратегии США (подробнее см. “Ъ” от 9 октября), руководство Исламской Республики срочно вырабатывает линию защиты.

Президент Ирана Хасан Роухани выступил с предостережением в адрес Дональда Трампа, общаясь с представителями наиболее реформистски настроенной части иранского общества — студентами Тегеранского университета.

«Ни Трамп, ни десять других Трампов не смогут свести на нет безоговорочные преимущества Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД.— “Ъ”)»,— заявил президент Роухани.



При этом он выразил убеждение, что переговоры с шестеркой мировых держав, завершившиеся 15 июля 2015 года подписанием ядерной «сделки века», продемонстрировали реальный политический вес Ирана, вышедшего из международной изоляции.

В своем выступлении в Тегеранском университете президент-реформатор сделал упор на необходимости сохранения СВПД, дав понять, что точка невозврата пройдена. Несмотря на всю жесткость личных формулировок в адрес Дональда Трампа, он воздержался от намеков на то, что Исламская Республика в определенный момент может счесть ядерную сделку недействительной и из нее выйти.

В сентябре в интервью телеканалу CNN господин Роухани сообщил: «США дорого заплатят в случае выхода из соглашения». «Я не считаю, что американцы хотят платить такую высокую цену за то, что не принесет им пользы»,— многозначительно заметил он, не став уточнять, о какой «высокой цене» идет речь. Хасан Роухани также ничего не сказал о возможности выхода Тегерана из СВПД. Более того, он выразил мнение, что в случае односторонних шагов США ядерного непослушания нужно будет ждать от КНДР, но не от Ирана.

«Зачем Северной Корее зря тратить время и вести диалог с США, если после долгих лет переговоров следующая американская администрация может сделать шаг в сторону или выйти из договора»,— изложил президент Роухани свое видение того, как повлияет на поведение Пхеньяна возможный отказ США от СВПД.

Единственным случаем, когда Хасан Роухани допустил гипотетическую возможность разрыва ядерной сделки со стороны Тегерана, пока остается его заявление от 15 августа этого года. Напомнив о периоде конфронтации с США, предшествовавшем соглашению 2015 года, господин Роухани тогда заметил: «Если они хотят вернуться к тому опыту, то, без сомнения, в кратчайшие сроки — в течение не недель или месяцев, а часов — мы вернемся к прежней ситуации, которая только усугубится».

Спустя неполных два месяца, когда эскалация вокруг Ирана стремительно нарастает, не только Хасан Роухани, но и другие представители реформаторского лагеря в Тегеране прибегают к ответной жесткой риторике. Впрочем, они не решаются поставить под сомнение свое главное международное достижение — СВПД.

Один из архитекторов ядерного соглашения 2015 года, глава МИД Ирана Джавад Зариф, который в этом году оказался в числе номинантов на Нобелевскую премию мира вместе с бывшим госсекретарем США Джоном Керри, предостерег Вашингтон от попыток признать террористической группировкой иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР) — могущественную военно-политическую силу. Напомним, что в Вашингтоне рассматривают и такой вариант давления на Тегеран. «Безусловно, будет очень жесткая реакция»,— предупредил в связи с этим Джавад Зариф.

О какой реакции может идти речь, пояснил глава КСИР Мохаммад Али Джафари. Выступая на совещании с руководящим составом КСИР, господин Джафари заявил: в качестве ответного шага Корпус стражей будет относиться к армии США как к террористической группировке «Исламское государство» (запрещена в РФ).

«Американцам следует знать, что глупое поведение правительства Трампа по ядерной сделке может быть использовано Исламской Республикой как возможность развивать свою ракетную оборонную программу»,— добавил глава КСИР, непосредственно подчиняющегося духовному лидеру Ирана аятолле Али Хаменеи. Напомним, что по конституции ИРИ духовный лидер стоит на вершине властной пирамиды — над президентом.

Как переиграть США


Опрошенные “Ъ” эксперты уверены: идущая в США игра на обострение с Тегераном приведет к активизации иранских консерваторов, требующих возобновить ядерную программу.

«Одним из последствий американского давления внутри самого Ирана станет ответное наступление противников ядерного соглашения, считающих его невыгодным для страны. Не приходится сомневаться, что поутихшая в последнее время кампания против СВПД в Исламской Республике после намеченной на эту неделю ближневосточной речи Трампа обретет второе дыхание»,— пояснил “Ъ” генеральный директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров.

Впрочем, по мнению эксперта, и в этой ситуации иранские реформаторы во главе с президентом Роухани все же попытаются сохранить СВПД, напоминая его противникам о тех дивидендах, которые за неполные два года уже принесла стране ядерная сделка. Кроме того, неизбежно дальнейшее сближение Тегерана с другими членами «шестерки», которые, в отличие от США, призывают сохранить СВПД (Россия, Китай и страны евротройки — Германия, Франция, Великобритания), считает господин Сафаров.

Собеседники “Ъ” также обращают внимание на то, что в случае резких шагов со стороны Вашингтона ситуация в Иране рискует в определенный момент выйти из-под контроля реформаторов.

«Находящийся под сильным давлением внутри страны президент Роухани будет вынужден ответить на американские действия, раскручивая противостояние с США и еще сильнее подрывая перспективы ядерного соглашения»,— прогнозирует консультант ПИР-Центра Андрей Баклиций.



Схожее мнение изложил “Ъ” профессор Нью-Йоркского университета, директор ближневосточного отделения в Институте мировой политики Алон Бен-Меир. «Если сделка будет аннулирована, Иран получит свободу действий для возобновления своей ядерной программы, особенно учитывая то, что большинство его ядерных мощностей до сих пор находится в рабочем состоянии»,— напоминает Алон Бен-Меир.

Пока Тегеран неукоснительно соблюдает СВПД. Об этом напомнила генеральный секретарь Европейской внешнеполитической службы Хельга Шмид. «Обменялись мнениями с генеральным директором МАГАТЭ Юкио Амано о полном выполнении СВПД, мониторинг которого осуществляет беспристрастное МАГАТЭ»,— сообщила Хельга Шмид в Twitter. В схожем ключе высказался глава МИД Германии Зигмар Габриэль. «Семь раз МАГАТЭ проверяло, соблюдает ли Иран свои обязательства, и каждый раз приходило к выводу, что это так»,— напомнил господин Габриэль.

Учитывая, что ни у МАГАТЭ, ни у большинства членов «шестерки» не возникает претензий к Ирану по ядерной сделке, собеседники “Ъ” считают, что, проявив гибкость, Тегеран может сыграть на противоречиях между США и их европейскими союзниками и заработать политические дивиденды.

«Для внутреннего пользования будет активно эксплуатироваться жесткая риторика в адрес США, призванная убедить нацию, что в критический момент Исламская Республика способна дать отпор США, укрепляя свою обороноспособность, в том числе развивая ракетные программы. В то же время на международной арене Иран будет придерживаться принципиально другой линии: на контрасте с поведением президента Трампа и части республиканцев в Конгрессе США Тегеран будет демонстрировать подчеркнутую сдержанность и способность к диалогу»,— пояснил “Ъ” эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко.

По мнению господина Малашенко, это позволит укрепить отношения с той частью евроатлантического сообщества, которая больше не готова видеть в Иране региональную «империю зла» и стремится развивать деловые и политические отношения с Тегераном, используя те возможности, которые открыло ядерное соглашение 2015 года.

Сергей Строкань


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение