Коротко


Подробно

Фото: Pool/ABACAPRESS/Коммерсантъ   |  купить фото

Иранский атом просят остаться

На фоне северокорейского кризиса США размораживают конфликт с Тегераном

Президент США Дональд Трамп отказывается от ядерного соглашения с Ираном. По данным ведущих американских СМИ, ссылающихся на сигналы из Белого дома, о намерении инициировать односторонний выход из «сделки века» господин Трамп официально объявит 12 октября. Попытка демонтировать главное внешнеполитическое достижение Барака Обамы возвращает конфликт вокруг Ирана в мировую повестку дня, грозя вызвать новый кризис безопасности на Ближнем Востоке, дестабилизировать энергетический рынок и обострить отношения США с западными союзниками, поддержавшими соглашение с Тегераном. Инициатива Дональда Трампа делает минимальными и шансы на политическое урегулирование северокорейского кризиса: неспособность США выполнять свои обязательства становится для Пхеньяна неопровержимым аргументом в пользу отказа от диалога с США и развития собственных ракетно-ядерных программ.


«Вы очень скоро услышите про Иран»


Механизм отказа от исторического ядерного соглашения с Ираном, которое «шестерка» мировых держав достигла 15 июля 2015 года, будет запущен в Вашингтоне в ближайшие дни. Как ожидается, о своем нежелании следовать сделке с Тегераном, которую США заключили при его предшественнике Бараке Обаме совместно с пятью другими мировыми державами (Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия), Дональд Трамп заявит в своей речи о новой стратегии США на Ближнем Востоке, предварительно запланированной на четверг. После этого уже к концу недели — до 15 октября — глава Белого дома должен будет сообщить Конгрессу, выполняет ли Иран ядерное соглашение, оставив за законодателями окончательное решение о необходимости соблюдения Вашингтоном Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и возможности введения новых санкций против Тегерана.

Несмотря на то что интрига вокруг вопроса о том, что именно предложит в своем установочном выступлении президент США, будет сохраняться до последнего момента, сам Дональд Трамп недвусмысленно дал понять: Тегерану в любом случае несдобровать. В интервью телекомпании TBN он выдвинул новые обвинения в адрес Ирана, сообщив: Тегеран финансирует Северную Корею. По его версии, такое поведение должно быть интерпретировано как нарушение СВПД, требующее от США ответных жестких мер. «Вы увидите, что я сделаю в обозримом будущем. Могу сказать, что Иран — плохой игрок, и обращаться с ним будут соответствующим образом»,— пригрозил он.

В интервью TBN Дональд Трамп фактически процитировал свое собственное признание, сделанное ранее в ходе встречи с членами силового блока своей команды (помимо главы аппарата Белого дома Джона Келли в ней приняли участие министр обороны Джеймс Мэттис и председатель комитета начальников штабов ВС США Джозеф Данфорд). Выдвинув в адрес Тегерана длинный список обвинений, включающий «поддержку терроризма, распространение насилия, кровопролития и хаоса по всему Ближнему Востоку», господин Трамп резюмировал: «Поэтому мы должны положить конец продолжающейся агрессии Ирана и его ядерным амбициям. Вы очень скоро услышите про Иран».

СМИ обратили внимание на еще одно интригующее признание Дональда Трампа, на прошлой неделе сообщившего о наступившем «затишье перед бурей». В целом в последние недели наибольшее количество выпадов 45-го президента США, включая его речь на 72-й сессии Генассамблеи ООН, было адресовано не Северной Корее, идущей на открытое обострение с США, а именно Ирану, до последнего момента подчеркнуто избегавшему конфронтации с Вашингтоном.

Учитывая это, американские и российские эксперты приходят к выводу, что обещанная президентом Трампом «буря» может обрушиться на Иран, споря лишь о том, к каким мерам в итоге прибегнут в Вашингтоне.

Иран отпущения


«Для Трампа Иран — открытый и очевидный противник, которого необходимо жестко “поставить на место”. Президент не скрывает резко отрицательного отношения к ядерному соглашению 2015 года. Эта сделка действительно не ограничивает ракетную программу Ирана и не мешает военно-политической активности Тегерана в регионе — от Сирии и Ливана до Залива и Йемена. Учитывая это, от Белого дома можно ждать отказа сертифицировать выполнение Ираном ядерного соглашения и внесения в Конгресс предложения о санкциях против Тегерана»,— пояснил “Ъ” директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. По мнению эксперта, «находящийся под беспрецедентным давлением внутри страны, Трамп может попытаться укрепить свои позиции путем резких шагов против противников США, как поступали его некоторые предшественники», однако «военная операция против Ирана остается пока маловероятной, как и нанесение ударов по КНДР».

«Угроза президента Трампа отказаться от ядерного соглашения с Ираном иллюстрирует уровень политической изоляции, в которой находится его администрация»,— продолжает базирующийся в Вашингтоне профессор истории Американского университета Антон Федяшин. «Единственный выигрыш от давления на Иран получат консервативно настроенные республиканцы. Однако Трампу сегодня крайне нужны союзники на Капитолийском холме. Особенно с учетом того, что его администрация готовит налоговую реформу, которую надо будет продавливать в Конгрессе. Эта задача становится еще более актуальной после провала попыток отменить программу реформы здравоохранения, утвержденную при президенте Обаме»,— говорит Антон Федяшин.

Опрошенные “Ъ” эксперты приходят к выводу, что будущее ядерной сделки с Ираном будет зависеть от меняющейся внутриполитической конъюнктуры в Вашингтоне. «Конгресс имеет возможность не вводить санкции против Ирана даже после ожидаемого заявления Трампа, что соглашение не отвечает национальным интересам США. В этом случае Трамп сможет продемонстрировать твердость в отношении Тегерана, не разрушая ядерное соглашение»,— сообщил “Ъ” из Вашингтона консультант ПИР-Центра Андрей Баклицкий. «Впрочем, подобная схема будет неустойчивой и потребует четкого взаимодействия Белого дома с республиканским большинством в Конгрессе, чего раньше не наблюдалось»,— уточняет эксперт.

А Дмитрий Тренин считает, что президент пытается одновременно решить две задачи — как внутри страны, так и за ее пределами: «Цель воинственной риторики — запугать внешних врагов, одновременно посылая сигнал внутренним оппонентам: вы имеете дело не просто с политическим противником, а с самым могущественным человеком в мире, который стоит на страже интересов всей американской нации».

Иранский урок для Кима


Оценивая перспективы размораживания конфликта США с Ираном, собеседники “Ъ” в Москве и Вашингтоне одним из негативных последствий называют вероятность обострения отношений США с западными союзниками, прежде всего с «евротройкой» (Германия, Франция, Великобритания), сыгравшей активную роль в урегулировании иранского ядерного кризиса и, в отличие от президента Трампа, выступающей за сохранение сделки с Тегераном. На фоне жесткой риторики в адрес Ирана канцлер ФРГ Ангела Меркель провела телефонный разговор с Дональдом Трампом, заявив о необходимости сохранить СВПД. В свою очередь, в Еврокомиссии назвали соглашение «долгосрочным решением иранской ядерной проблемы, которое предоставляет всем сторонам необходимые гарантии».

«Для Евросоюза иранская сделка — это больше чем урегулирование отдельного болезненного вопроса. Это победа переговоров над силовыми решениями, подтверждение правильности позиции ЕС, который старается укреплять в мире культуру политического диалога»,— пояснил “Ъ” завсектором стратегических оценок ИМЭМО РАН Сергей Уткин.

По мнению эксперта, в этой ситуации односторонние действия Вашингтона могут создать прецедент, который затруднит выработку общей позиции ЕС и США по острым международным проблемам и снизит уровень доверия третьих стран к сделкам, которые лоббирует Запад. «Такой эффект будет усугубляться распространенным представлением о стратегической зависимости ЕС от США, особенно в вопросах военной безопасности. В целом критическое восприятие лично президента Трампа большей частью европейских политических элит и избирателей еще больше усиливает обеспокоенность стран ЕС. Расхождение во взглядах на иранскую сделку может оказаться далеко не последним принципиальным противоречием между берегами Атлантики в ближайшие годы»,— считает господин Уткин.

По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, другими долгосрочными последствиями эскалации вокруг Ирана могут стать дальнейший подрыв усилий США по укреплению своего мирового лидерства, создание нового кризиса безопасности на Ближнем Востоке, подрыв режима нераспространения ядерного оружия и утрата шансов на урегулирование северокорейского кризиса. «Ужесточение подхода Вашингтона к Тегерану вряд ли приведет к стабилизации положения на Ближнем Востоке и укреплению лидерства США даже в западном мире»,— констатирует Дмитрий Тренин.

«Действия США по развалу иранской сделки могут сделать невозможными любые международные переговоры в области ядерного нераспространения, если участником таких переговоров будут США. У других участников всегда будут резонные сомнения в верности США достигнутым договоренностям»,— пояснил “Ъ” старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Петр Топычканов. По мнению эксперта, «нападки Трампа на соглашения, достигнутые при Бараке Обаме, подрывают авторитет нынешней власти в США и государства в целом», учитывая, что СВПД был согласован «шестеркой» и получил одобрение СБ ООН.

С этим выводом согласен Антон Федяшин. «Выход из договора сделает невозможным для США заключать договоры с какой-либо страной, так как риск отказа Вашингтона от своих обязательств всегда будет висеть над участниками переговоров,— говорит Антон Федяшин и добавляет: — Это сделает мирное разрешение корейского вопроса еще менее вероятным».

Сергей Строкань


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение