Коротко


спецпроект

спецпроект

Время вторых
Краткая история сиквела
В прокат вышел долгожданный сиквел    «Бегущего по лезвию», и его успех у критиков в очередной раз доказал, что «вторые части» могут быть не только эксплуатацией оригинального фильма, но и самостоятельным художественным высказыванием. Мария Бессмертная изучила продолжения, изменившие кинематограф, и составила краткую историю сиквела в 10 фильмах и 20 цифрах
Первый сиквел
«Падение нации»
Томас Диксон-младший, 1916
Первая часть:
Первая часть:
«Рождение нации»
Дэвид Гриффит, 1915
Продолжение "Рождения нации", двухчасового эпоса о буднях Ку-Клукс-Клана, было решено снимать после феноменального, учитывая содержание картины, коммерческого успеха: несмотря на то, что фильм был запрещен в половине американских штатов, картина собрала около $1 млн за первый год. Гриффит, не оправившийся от скандала, участвовать в продолжении отказался, и тогда за дело взялся автор литературного первоисточника "Рождения нации" — писатель, юрист и один из главных адвокатов расовой сегрегации Томас Диксон-младший. Фильм о том, как США атакует конфедеративная армия Европы под предводительством Германии, вышел накануне вступления США в Первую мировую и преследовал вполне конкретные пропагандистские цели: "Падение нации" должен был стать киноманифестом сторонников вступления США в войну и ответить на набиравшие силу пацифистские настроения. Главным идеологическим противником Диксона был промышленный магнат Генри Форд, за год до этого организовавший "Пароход мира". Американские правозащитники и деятели культуры отправились под руководством Форда в Старый Свет — в надежде убедить европейских монархов начать мирные переговоры. Оба предприятия не удались: в 1916 году Форд, пароход которого чуть не обстреляли в Осло, вернулся в Америку, а милитаристский киноугар Диксона, оставшийся без кинематографического гения Гриффита, провалился в прокате и на некоторое время превратил его в главное посмешище американской прессы.
Первый запрещенный сиквел
«Завещание доктора Мабузе»
Фриц Ланг, 1933
Первая часть:
Первая часть:
«Доктор Мабузе, игрок»
Фриц Ланг, 1922
Снять вторую часть "Доктора Мабузе" Ланга уговорил продюсер его предыдущего фильма "М" Сеймур Небенцаль. В новом фильме Мабузе, гений преступного мира и просто психопат, прежде олицетворявший фобии послевоенного немецкого общества, оказывался в сумасшедшем доме, откуда руководил террористической организацией, сильно напоминающей Национал-социалистическую немецкую рабочую партию, официально пришедшую к власти накануне премьеры и ее сорвавшую. "Завещание доктора Мабузе" впервые должны были показать 24 марта 1933 года, но за 10 дней до этого было сформировано Имперское министерство народного просвещения и пропаганды под руководством Йозефа Геббельса, у которого к классику киноэкспрессионизма были некоторые вопросы. Восстановить последовательность событий довольно сложно, учитывая страсть Ланга к мифотворчеству. Режиссер впоследствии рассказывал, что для Геббельса и Гитлера был устроен специальный показ "Мабузе", которым они впечатлились настолько, что Геббельс тут же предложил Лангу должность руководителя кинопроизводства Третьего рейха, а тот пришел в такой ужас, что той же ночью сел в поезд, увезший его в Париж. Как бы то ни было, в марте 1933 года "Завещание Доктора Мабузе" указом Йозефа Геббельса было запрещено к показу на территории Германии как "угроза общественному спокойствию", а Ланг действительно эмигрировал. К своему любимому персонажу он вернулся в 1960 году: "Тысяча глаз доктора Мабузе" стал его последним фильмом, в котором мир снова погрузился в паранойю — на этот раз в ожидании атомной войны.
Первый сиквел,
дошедший до суда
«Четыре жены»
Майкл Кёртиц, 1939
Первая часть:
Первая часть:
«Четыре дочери»
Майкл Кёртиц, 1938
Продолжение классической романтической комедии из жизни многодетной семьи придумал снимать продюсер и один из основателей Warner Bros. Джек Уорнер: первый фильм принес Кёртицу, который к этому моменту еще не снял "Касабланку", но уже находился в статусе одной из главных звезд Голливуда, пять номинаций на "Оскар", а студии $850 тыс., так что съемки второй части решили не откладывать. Но тут в дело вмешалась автор литературного первоисточника "Четырех дочерей" Фанни Хёрст, председатель Лиги американских писателей и подруга Элеоноры Рузвельт: в ее контракте не было ни слова о возможных сиквелах. Разбирательство "Warner Bros.— Хёрст" стало прецедентным делом в истории Голливуда: итоговое решение (принятое, кстати, во внесудебном порядке), согласно которому Хёрст все-таки получала гонорар за все продолжения "Четырех дочерей", на самом деле сильно осложнило жизнь сценаристам и писателям, сотрудничающим с Голливудом. С этого момента в их контрактах появился специальный пункт о "персонажах" — теперь продюсеры покупали права не только на историю, но и на героев, с которыми могли обходиться исходя из требований рынка, а не автора.
Первый сиквел,
экспроприированный Голливудом
«Годзилла снова нападает»
Мотоёси Ода, 1955
Первая часть:
Первая часть:
«Годзилла»
Исиро Хонда, 1954
Сейчас в это уже сложно поверить, но первая часть "Годзиллы" была и остается одним из главных политических фильмов Японии. Режиссер Хонда, девять лет служивший в императорских войсках и проведший год в китайском плену, художник по спецэффектам Эйдзи, во время Второй мировой снимавший пропагандистские фильмы, и композитор Ифукубе, писавший марши для ВМС Японии, придумывали "Годзиллу" как олицетворение послевоенных национальных страхов, в первую очередь страха перед возможным повторением Хиросимы и Нагасаки. Гигантский доисторический ящер, разбуженный американскими испытаниями водородной бомбы, впервые появился на экранах в 1954 году, вторая часть, выпущенная всего год спустя, доводила тему до логического завершения. "Годзилла снова нападает" вышел в том же году, когда американские военные провели тестирование водородной бомбы на атолле Бикини. Взрыв, равный по мощности тысяче бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки, облучил японских рыбаков и посеял панику среди населения страны. Всеобщий страх нашел отражение в фильме: если в первой части Годзиллу уничтожали с помощью бомбы, то во второй японские ученые избавлялись от нее с помощью искусственно вызванной снежной лавины. И это все на фоне отказа американского правительства предоставить данные об испытаниях и кампании в японской прессе, утверждавшей, что "США — это главная угроза экологии всей планеты". Значительная часть второго фильма была посвящена слаженной работе японских военных сил и мирного населения, способного самоорганизоваться для восстановления разрушенных городов,— тоже вполне конкретное политическое высказывание в адрес потенциального агрессора. "Потенциальный агрессор" вызов нейтрализовал, апроприировав Годзиллу: в 1956 году в мировой прокат вышла американская версия "Годзиллы", которая увела гигантского ящера с политической арены и на 50 лет прописала его в фильмах-катастрофах.
Первый сиквел    «новой волны»
«Украденные поцелуи»
Франсуа Трюффо, 1968
Первая часть:
Первая часть:
«Четыреста ударов»
Франсуа Трюффо, 1959
Продолжение "400 ударов", дебютного автобиографического фильма Франсуа Трюффо о трудном подростке, принесшего ему приз в Канне за режиссуру и превратившего его в одну из главных звезд "новой волны", было поначалу прохладно встречено публикой. История любовных неудач повзрослевшего альтер эго Трюффо (в главной роли снова был Жан-Пьер Лео) вышла в 1968 году, когда все потенциальные зрители Трюффо либо уже участвовали в парижских студенческих волнениях, либо собирались к ним присоединиться. Всеобщее отношение выразил Жан-Люк Годар, обвинивший Трюффо в буржуазности. Все это, впрочем, не помешало Трюффо снять еще два полнометражных фильма о романтических приключениях Антуана Дуанеля и реализовать художественные принципы "новой волны" на материале жанрового кино. Обязательное для "новой волны" требование документальности он выполнил, не прибегая к политическим лозунгам — сделав само время одним из своих героев. Все роли были сыграны одними и теми же актерами, взрослевшими вместе со своими персонажами, благодаря чему граница между ними от фильма к фильму все больше стиралась. Прием этот потом использовался не единожды, из последних примеров — трилогия Ричарда Линклейтера "Перед рассветом", "Перед закатом", "Перед полуночью" с Итаном Хоуком и Жюли Дельпи в главных ролях.
Первый сиквел, удостоенный    «оскара» как    «лучший фильм»
«Крестный отец – 2»
Фрэнсис Форд Коппола, 1974
Первая часть:
Первая часть:
«Крестный отец»
Фрэнсис Форд Коппола, 1972
Первая часть "Крестного отца", как известно, вытащила фильмы о гангстерах из жанровой ниши, вторая проделала то же самое с "продолжениями" — после исторических шести "Оскаров", включая приз за "Лучшую режиссуру", "Лучший сценарий" и "Лучший фильм", сиквелы получили официальную амнистию от студийных боссов. Революция затронула даже названия фильмов. За принципиальный заголовок "Крестный отец — 2", который должен был акцентировать связь с предыдущей частью, Коппола начал бороться еще до начала съемок. Продюсеры Paramount Pictures, следуя заведенной традиции скрывать от зрителей тот факт, что они покупают билет на вторую часть, требовали от режиссера и автора сценария Марио Пьюзо новое название и собирались рекламировать фильм, ориентируясь на аудиторию, которая не видела первую часть. Но Коппола, после коммерческого успеха первого фильма получивший полную творческую свободу, свое решение отстоял — и "Крестный отец — 2" стал первым студийным хитом Голливуда, вышедшим с честной "второй частью" в названии. Критики, естественно, не преминули использовать это против него. В первые недели проката "Крестный отец — 2" получал хамские отзывы: "Перед нами классическая вторая часть, собранная из того, что осталось от первой" и т.д. Впрочем, все вскоре опомнились, начался спор "Какой "Крестный отец" лучше?", а цифра в названии фильма из дурного тона превратилась в коммерческую стратегию.
первые сиквелы-блокбастеры
«Челюсти-2»
Режиссер Жанно Шварц, 1978
Первая часть:
Первая часть:
«Челюсти»
Стивен Спилберг, 1975
В 1978 году Universal выпустила в прокат «Челюсти-2» — на тот момент свой самый дорогой фильм, продолжение триллера Стивена Спилберга об огромной акуле-людоеде. Спилберг, не принимавший участия в съемках, картину публично проклял, но это никого не интересовало: первая часть при бюджете в $7 млн собрала $470 млн и произвела переворот в студийной системе Голливуда. «Блокбастер», слово из военного жаргона времен Второй мировой (так назывались фугасные авиабомбы), использовавшееся в Голливуде для обозначения наиболее прибыльных картин, получил новый статус: отныне студии были готовы потратить на рекламную кампанию бюджет, сравнимый с бюджетом самого фильма. В приоритете оказались жанровые картины, которые можно было «поддержать» с помощью агрессивной рекламы. К выходу вторых «Челюстей» Universal выпустила коллекционное издание саундтрека, комикс по мотивам фильма, беллетризованное издание сценария, коллекцию сувениров, а закончилось все тем, что логотип фильма появился в рекламе Coca Cola. Схема себя оправдала: «Челюсти-2», с увеличившимся в четыре раза бюджетом, все равно стали самым прибыльным сиквелом того времени.
 
«Звездные войны. Эпизод V: Империя наносит ответный удар»
Ирвин Кершнер, 1980
Первая часть:
Первая часть:
«Звездные войны. Эпизод IV: Новая надежда»
Джордж Лукас, 1977
Спустя два года вторая часть «Звездных войн» Джорджа Лукаса успех такого подхода закрепила: фильм при бюджете в $30 млн заработал $450 млн. Профессиональные критики были скорее в растерянности: The Washington Post, например, писала, что «сложно оценивать фильм, у которого нет ни начала, ни конца». Продюсеров и зрителей, однако, такой подход более чем устраивает: восьмой эпизод «Звездных войн» выходит в декабре.
Первый сиквел,
разрекламированный президентом США
«Рэмбо: Первая кровь – 2»
Джордж Косматос, 1985
Первая часть:
Первая часть:
«Рэмбо: Первая кровь»
Тед Котчефф, 1982
"Вчера вечером посмотрел "Рэмбо" и теперь знаю, что делать в следующий раз, когда такое произойдет" — этими словами президент США Рональд Рейган открыл специальную пресс-конференцию Белого дома после освобождения американских заложников, находившихся на угнанном "Хезболлой" и "Исламским джихадом" самолете. Второй фильм о ветеране Вьетнамской войны Джоне Рэмбо в исполнении Сильвестра Сталлоне, сценарий для которого вместе с ним написал только что выпустивший "Терминатора" Джеймс Кэмерон, к этому времени был в прокате всего неделю, но уже успел полностью окупиться, а после слов президента вошел в историю как символ внешней политики США 80-х. Персонаж Сталлоне, появившийся на экране под слоганом "Война одного человека" и не выезжавший в первом фильме за пределы США, в новой политической обстановке отправлялся вызволять американских военнопленных из вьетконговского лагеря, охраняемого советскими солдатами,— в разгаре была война в Афганистане. Профессиональные критики милитаристский посыл фильма не оценили и вовсю сравнивали Сталлоне с главным голливудским консерватором Джоном Уэйном, не отставали и их коллеги из политотделов — на следующий день после пресс-конференции Рейгана Chicago Tribune провозгласила: "В сравнении с Рэмбо Ясир Арафат выглядит как нищий, которому не хватает на выпивку". До самого Афганистана Рэмбо с новой миссией доедет спустя три года после слов президента — за год до окончания войны и второго срока Рейгана.
Первый сиквел для биографии
«Убить Билла. Фильм 3»
Квентин Тарантино
Первая часть:
Первая часть:
«Убить Билла. Фильм 1», 2003
«Убить Билла. Фильм 2», 2004
Квентин Тарантино
"Miramax — это дом, который построил Квентин Тарантино, и поэтому здесь у него всегда будет карт-бланш",— заявил в интервью The New York Times глава студии Харви Вайнштейн после того, как было объявлено, что первый за почти 10 лет фильм Квентина Тарантино "Убить Билла" выйдет в двух частях. Продюсер, запустивший карьеры Тарантино, Стивена Содерберга и Кевина Смита и за любовь к жесткому монтажу прозванный в Голливуде Харви Руки-Ножницы (из "Банд Нью-Йорка" Мартина Скорсезе под его давлением был вырезан целый час), тем самым подчеркивал: решение разделить фильм на две части надо воспринимать как решение в пользу режиссера. Действительно, коммерческий успех пришел к Miramax благодаря Тарантино, когда его "Криминальное чтиво" с бюджетом в $8 млн собрало в прокате $200 млн. Поэтому, когда выяснилось, что режиссерская версия "Убить Билла" идет четыре с половиной часа, а сам Тарантино совершенно не настроен что-либо из нее вырезать, Вайнштейн предложил просто поделить фильм на две части. Продюсерское решение, абсолютно нехарактерное для проката авторского кино, было встречено публикой, мягко говоря, без энтузиазма, но делать было нечего: контракты актеров были пересмотрены, фильмы вышли в прокат с интервалом в год, а рекламная кампания, рассчитанная не только на фанатов Тарантино, была вполне цинично оформлена в стиле "приходите на веселый B-movie". Впрочем, все риски себя оправдали: обе части трижды окупились в прокате, а сам Тарантино решил, что снимет третью часть. Спустя год после премьеры второго фильма Тарантино в интервью Entertainment Weekly сказал, что хочет, чтобы "Билл" стал его версией "Долларовой трилогии" Серджо Леоне ("За пригоршню долларов", "На несколько долларов больше", "Хороший, плохой, злой"), а Ума Турман, соответственно, новым Клинтом Иствудом.

обсуждение