Коротко


Подробно

Фото: EPA-EFE

На каталонский вопрос отвечают всей Европой

Итоги референдума стали проблемой не только для Мадрида и Барселоны, но и для ЕС

Прошедший в воскресенье референдум о независимости Каталонии становится главной темой европейской политики. Власти ЕС вынуждены были нарушить молчание, которое они хранили в течение дня голосования, и признать: каталонский вопрос становится проблемой не только для Мадрида и Барселоны, но и для Брюсселя. Глава Европарламента Антонио Таяни внес в повестку дня сессии 4 октября вопрос о «полицейском насилии» в автономии. Председатель Евросовета Дональд Туск в беседе с премьером Испании Мариано Рахоем призвал его не допускать применения силы в отношении сторонников независимости. В то же время официальный представитель исполнительной коллегии ЕС Маргаритис Схинас предупредил власти Каталонии: в случае провозглашения независимости этот регион может лишиться членства в Евросоюзе.


Мадрид и Барселона между тем занимают прямо противоположные позиции. Руководители Каталонии провозгласили воскресный референдум своей победой и подтвердили намерение в ближайшее время после официального оглашения его итогов объявить об отделении региона от остальной Испании. В Мадриде с такой постановкой вопроса категорически не согласны — там плебисцит называют антиконституционным и грозят покарать как его инициаторов, так и сотрудников каталонских силовых структур, не сумевших (или не пожелавших) помешать волеизъявлению «сепаратистов».

И в Мадриде, и в Барселоне накануне референдума говорили о том, что ключевым днем станет даже не 1, а 2 октября. «В этот день должен возобладать здравый смысл»,— предполагал источник “Ъ”, близкий к правительству Испании. Однако заявления показали, что снижать ставки ни одна из сторон конфликта не собирается.

Власти Каталонии проинформировали, что в голосовании — несмотря на жесткое противодействие со стороны центральных властей и правоохранительных органов — приняли участие 2,26 млн избирателей. При этом 90% из них проголосовали за независимость. Хотя явка не превысила 50% (всего в списках избирателей было 5,3 млн человек), организаторы референдума сочли его успешным. Они напоминают, что 770 тыс. бюллетеней вообще не удалось подсчитать: они были опечатаны испанскими силовыми структурами. С учетом этого числа (если предположить, что за отделение от Испании проголосовали те же 90%) получается, что сепаратисты сумели заручиться поддержкой большинства каталонских избирателей. Такова во всяком случае официальная позиция Барселоны.

Как заявил глава регионального правительства Карлес Пучдемон, каталонцы отвоевали право быть «услышанными, уважаемыми и признаваемыми (независимой нацией.— “Ъ”)». «Мы пока не опубликовали финальные результаты. В любом случае через 24 часа после их оглашения парламент примет решение о том, когда он будет готов (провозгласить независимость.— “Ъ”)»,— сказал господин Пучдемон на пресс-конференции.

Тем временем премьер Испании Мариано Рахой еще в воскресенье вечером бескомпромиссно заявил: «Никакого референдума о самоопределении не было». «Референдум был проведен с нарушением норм: люди могли проголосовать несколько раз на разных участках, правила менялись в последний момент,— поясняет “Ъ” официальную позицию испанского руководства профессор Университета Комплутенсе (Мадрид) Рафаэль Кальдук.— Не была созвана специальная комиссия, которая могла бы контролировать процесс выборов. Более того, сами результаты могли быть подсчитаны неправильно».

Международное сообщество до последнего момента сохраняло беспристрастность по каталонскому вопросу, говоря лишь о необходимости придерживаться норм международного права и вести переговоры. Однако воскресные события заставили лидеров европейских стран быть более откровенными. Так, президент Сербии Александр Вучич назвал реакцию Евросоюза на референдум в Каталонии «худшим примером двойных стандартов в мировой политике». «Почему провозгласили законным отделение Косово без референдума и как 22 страны ЕС признали это отделение, нарушая европейское право и политику, на которых основываются принципы ЕС? Почему можно Косово, а Каталонии — нет? Что я должен сейчас сказать гражданам Сербии?» — задал он риторический вопрос. В ответ на это в Еврокомиссии заявили, что вопросы Косово и Каталонии «абсолютно несравнимы».

Также темой для обсуждения — и внутри Испании, и за ее пределами — стали действия силовиков, которые пытались помешать голосованию. Напомним, что в ходе воскресных столкновений между полицейскими и бойцами Гражданской гвардии с одной стороны и сторонниками независимости Каталонии — с другой ранения и травмы получили почти 900 человек.

Глава Европарламента Антонио Таяни внес в повестку дня сессии 4 октября вопрос о «полицейском насилии» в автономии — подавляющее большинство парламентариев поддержало это предложение. Председатель Евросовета Дональд Туск в телефонном разговоре с премьером Испании Мариано Рахоем призвал его не допускать применения силы в отношении сторонников независимости и дальнейшей эскалации. В то же время официальной представитель исполнительной коллегии ЕС Маргаритис Схинас назвал воскресный референдум «незаконным» и предупредил власти Каталонии: в случае провозглашения независимости этот регион может лишиться членства в Евросоюзе.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отказался давать оценку происшедшему, проведя параллель с российскими реалиями: «Мы не приемлем, когда кто-то оценивает методы работы правоохранительных органов Российской Федерации». Премьер Нидерландов Марк Рютте заявил, что Мариано Рахой «имел полное право» на использование силы. Бельгийский вице-премьер и глава МИДа Дидье Рейндерс занял иную позицию: «Я осуждаю насилие. Это способ создать пропасть между Мадридом и Барселоной».

В правительстве Испании так не считают и при этом утверждают, что готовы на переговоры с Барселоной по многим вопросам. Например, некий компромисс возможен в сфере распределения налогов. Напомним, что каталонцы утверждают: они отдают в бюджет Испании куда больше, чем получают обратно. «Не раз изменялся порядок, касающийся финансовых отношений между центром и регионами. В последний раз такая ревизия (в пользу расширения полномочий автономных сообществ.— “Ъ”) была проведена в 2009 году, и Каталония выражала в связи с этим большую радость. Готовы к этому мы и сейчас,— уверяет дипломатический собеседник “Ъ” в Мадриде.— Но мы в таком случае должны говорить со всеми автономными сообществами, а не исключительно с Каталонией».

Как Каталония добивалась независимости от Испании

Читать далее

«Обстановка так накалена, что каталонское руководство едва ли удовлетворится расширением финансовых и налоговых прав, на которое может пойти Мадрид,— заявил “Ъ” научный сотрудник Центра испанских и португальских исследований Института всеобщей истории РАН, участник открывшейся в СПбГУ международной конференции "Россия и Ибероамерика в глобализирующемся мире" Георгий Филатов.— Тому, что ситуация дошла до такого состояния, способствовало как региональное, так и центральное правительство. Одни готовились к заведомо неконституционному референдуму, а другие отказывались идти на переговоры». По словам эксперта, «если каталонские власти теперь пойдут на компромисс с Рахоем и согласятся ограничиться расширением финансовой самостоятельности, то основной электорат, который так тщательно мобилизовался к референдуму, воспримет это как предательство». «С другой стороны, само нынешнее испанское правительство неспособно к диалогу,— добавляет господин Филатов.— Поэтому серьезные компромиссы возможны, вероятно, лишь в случае смены руководителей — хотя бы у одной из сторон конфликта». Собеседник “Ъ”, близкий к правительству Испании, между тем дает понять: в Мадриде не считают каталонскую проблему нерешаемой. Он убежден, что рост сепаратистских настроений сменится обратной тенденцией. «Например, в Квебеке (франкоязычной канадской провинции.— “Ъ”) были сильны настроения в пользу отделения от Оттавы. Но сейчас премьер страны — квебекец. Я был бы не против, если бы премьером Испании когда-нибудь стал каталонец»,— говорит он. И добавляет, что такое однажды в испанской истории уже было — правда, во время Первой республики, то есть почти 150 лет назад.

Павел Тарасенко, Алена Акимова, Максим Юсин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение