Коротко


Подробно

Фото: Susana Vera / Reuters

«Ни Мадрид, ни Барселона победителями из этой ситуации не вышли»

Зарубежные СМИ — об итогах референдума в Каталонии

В воскресенье, 1 октября, в Каталонии прошел референдум, в ходе которого более 90% жителей региона проголосовали за отделение от Испании. Результаты референдума Мадрид заранее объявил нелегитимными. Голосование сопровождалось стычками между гражданами и полицией, в результате которых, по последним данным, пострадали более 800 человек. Как отреагировали зарубежные СМИ на ситуацию в Каталонии — в подборке “Ъ”.


Bloomberg (Нью-Йорк, США)


Испанский премьер-министр Мариано Рахой в воскресенье упорно придерживался заранее написанного текста даже при том, что весь остальной мир видел совершенно другую картину в Каталонии. «Не было никакого референдума. Была одна сплошная постановка»,— настаивал Рахой... Ребята, да тут и смотреть-то не на что! Однако смотреть было много на что. И видеокамеры были повсюду. Они и задокументировали, как полицейский спецназ стреляет по толпе мирных протестующих, как вытаскивает за волосы… людей из избирательных участков… Видео мгновенно стали популярными и убийственно изобличительными. Трудно представить что-нибудь подобное за последние годы, что смогло бы так содействовать делу каталонского сепаратизма. Испания сама себя загнала в глубочайший за последние десятилетия кризис. Конституционный порядок 1978 года, установивший для испанских регионов разные уровни автономии, похоже, подорван.


The Guardian (Лондон, Великобритания)


Попытка испанского правительства подавить референдум о независимости Каталонии с помощью грубой силы тут же заставила задуматься страны ЕС о приверженности Испании нормам демократии — впервые за 42 года после смерти фашистского диктатора Франсиско Франко. Воинственное поведение Мадрида, которое большинство сочли недопустимой и постыдной излишней реакций, дало сигнал сторонникам сепаратизма по всему миру. Что мирные кампании, соответствующие уставу ООН о всеобщем праве на самоопределение, кампании, воздерживающиеся от насилия и опирающиеся на общепринятые политические средства, обречены на провал. Иными словами, единственным вариантом остается насилие.

Премьер-министр Испании Мариано Рахой сделал все, чтобы предотвратить проведение референдума, который суды до этого сочли незаконным. Но его доводы и угрозы оказались неубедительными. Это демократия. Выбор же Рахоя применить силу к тем гражданам, что решили воспользоваться базовым для демократии правом, прозвучал отголоском прошлого Испании и набатным колоколом для будущего страны. Потому что это уже диктатура.


Le Figaro (Париж, Франция)


Референдум, запрещенный Конституционным судом, чье проведение правительство Испании обещало не допустить, в то время как каталонские власти настаивали на том, что он состоится, просто не мог пройти нормально. И уже утром воскресенья каталонское правительство подтвердило сюрреализм этого голосования, позволив гражданам кидать бланки без конвертов в непрозрачные урны, закупленные на AliExpress. Более того, голосовать можно было на каком угодно участке, потому что списки избирателей внезапно были объявлены «общими». И практически сразу же силы полиции превратили этот странный день выборов в национальную психодраму.

Кажется, что поединок, который намеревались выиграть оба лагеря, обернулся провалом для всех. Испанское правительство пыталось убедить, что силы правопорядка просто изымали урны для голосования. Но фото и видео жестокого обращения полицейских с гражданами резко изменили отношение как к Каталонии, так и Испании.


Le Monde (Париж, Франция)


Словесная перепалка между двумя мужчинами, неспособными вести хотя бы подобие диалога, привела к неизбежному потрясению, о котором все говорили уже несколько месяцев. Наконец, 1 октября оно произошло, когда национальная полиция обрушилась на каталонцев, которые хотели проголосовать. Какими будут последствия — пока предсказать невозможно.

Ни Мадрид, ни Барселона победителями из этой ситуации не вышли. Премьер-министр Каталонии Карлес Пучдемон, конечно, добился успеха и вывел на улицы тысячи каталонцев, чтобы те проголосовали на референдуме по одностороннему самоопределению. Но речь идет о симулякре с минимальным набором демократических гарантий, непрозрачными урнами и упавшей компьютерной программой, позволившей всем, кто хотел, проголосовать не один раз… Что касается Марко Рахоя, то он проиграл дважды. Он не просто не сумел предотвратить референдум, но и проиграл эту битву с точки зрения морали. Изображения полицейского насилия облетели весь мир и подарили сторонникам независимости дополнительные доводы.


The Canadian Press (Торонто, Онтарио)


Жители… Каталонии раздражены подавлением полиции референдума о независимости. И многие говорят, что проведение референдума было делом правильным. «Это был день признания прав. Прав человека на голосование,— говорит 45-летняя… Ольга Гил.— То, что сделали полиция и испанское государство, совершенно постыдно». «Я очень раздосадован обеими сторонами за то, что случилось вчера,— говорит 56-летний Эрик Тигра.— Обе стороны совершили серьезные ошибки. Но вот что это показывает, так это то, что если люди Каталонии выходят на улицу, а к ним не прислушиваются, то что-то где-то работает неправильно».


The Times (Лондон, Великобритания)


Сотрудники Национальной полиции в форме для спецопераций схлестнулись с сотрудниками региональной полиции Каталонии, оттеснили их и позволили своим коллегам дубинками избивать голосующих, пытавшихся не позволить им выносить им избирательные урны на избирательном участке в городке Сан-Жуан де Виллаторрада… Изображения женщин с окровавленными после попыток защитить избирательный участок головами спровоцировали ответную реакцию… «Я всегда была против независимости, но то, что делает испанское государство, заставляет меня передумать,— говорит Эстель Ароука, жительница центральной Барселоны.— Полиция относится к нам как к преступникам. Я намеревалась проголосовать против неависимости… Теперь я постараюсь проголосовать за».

Die Frankfurter Allgemeine Zeitung (Франкфурт-на-Майне, Германия)


В этой конфронтации право испанское правительство. Оно защищает в Каталонии одну из основ демократии: политики также подчиняются законам и судам. Ситуация в Каталонии коренным образом отличается от той, которая была в странах Балтии или на Балканах в 1980-е и 1990-е годы. Советский Союз и Югославия были диктатурами, Испания же демократическое правовое государство.

Это подрывает позиции каталонских сепаратистов, которые на пути к так называемому референдуму в воскресенье раз за разом игнорировали судебные решения и призывали госслужащих к нарушению закона. Чего можно было бы ждать от каталонского государства, если оно приходит в мир с такими тяжелыми врожденными дефектами? Будут ли националистические лидеры, которые сейчас считают, что им можно игнорировать действующее право, вести себя иначе, если они получат всю полноту власти в своем собственном государстве?

Но сколь бы правым ни было испанское правительство, оно несет большую ответственность за то, что положение сейчас кажется столь тупиковым. Со всей своей неповоротливостью игнорируя национальные амбиции каталонцев, испанский премьер-министр Мариано Рахой уже многие годы является лучшим помощником каталонских националистов. Годами отказываясь реагировать на стремление большинства каталонцев к большей автономии, он дал зеленый свет сепаратистам. Действиями полиции в день референдума он теперь подпитал идеи сепаратистов о том, что Испания остается авторитарным государством, действующим в традициях диктатора Франко.

Трудно склеить разбитый фарфор. Обеим сторонам трудно выйти из этого тупика без потери лица. В Испании нет института, который мог бы выступить посредником, не может этого сделать и ЕС.

Перевели Кирилл Сарханянц, Яна Рождественская, Николай Зубов


Материалы по теме:

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение