Коротко

Новости

Подробно

Как разделялась сталь

экспорт металла

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 20

В начале лета между металлургическими комбинатами России возник конфликт из-за раздела общей квоты по экспорту стальной продукции в страны ЕС. Выдача экспортных лицензий предприятиям была остановлена больше чем на месяц. Задействованные в разделе квоты Минпромнауки и Минэкономразвития поначалу пообещали создать общую методику ее распределения, но потом самоустранились из этого процесса. Комбинатам пришлось искать компромисс самостоятельно. В конце прошлой недели металлурги согласовали предварительный вариант раздела стальных квот на будущий год. Возможно, он станет окончательным до вступления России в ВТО. А это значит, что доля "Северстали" и НЛМК в поставках почти не сократится.
       

Российский металл ограничивают в правах


       Поставки российской стали квотируются ЕС и США. Помимо них различные антидемпинговые пошлины по отношению к металлопродукции из России действуют еще примерно в 30 странах, например в Малайзии и Индии.
       Между Россией и США с 1999 года сроком на пять лет действует Всеобъемлющее соглашение по стали (название связано с тем, что оно охватывает почти всю номенклатуру металлопродукции). Соглашение было заключено в обмен на согласие торговой администрации США не доводить до конца начатое осенью 1998 года антидемпинговое расследование в отношении поставок российской стали. Вместе с квотами соглашение предусматривает и применение минимальной цены (продукция не может стоить меньше этого предела).
       Подобное соглашение существует у России и с ЕС. Действующий сейчас договор сроком до 2004 года был подписан весной и пришел на смену аналогичному соглашению, действовавшему в 1997-2001 годах. Договор устанавливает квоты почти на все виды листового и сортового проката. При этом на листовой прокат, который производят почти исключительно ММК, "Северсталь" и НЛМК, приходится почти 80% в общем объеме квоты. Но, в отличие от Всеобъемлющего соглашения, для российского импорта в Европу не рассчитываются минимальные цены. И в обоих соглашениях объемы поставок, превышающие выделенные квоты, облагаются антидемпинговыми пошлинами.
       Отношение к этим договорам со стороны российских металлоэкспортеров всегда было двойственным. С одной стороны, они существенно ограничивают российское присутствие на самых емких металлургических рынках в мире (один лишь рынок металлопродукции США составляет около 15% от мирового объема потребления). Особенно мешают минимальные цены, установленные соглашением с США, которые рассчитываются раз в полгода и не успевают за изменением мировых цен. По словам исполнительного директора Союза экспортеров металлопродукции России (СЭМПР) Владимира Печика, в 2000 и 2001 годах Россия не смогла реализовать свою квоту по слябам "потому, что цены все время снижались и рассчитанная по ранее действовавшим ценам минимальная цена оказывалась выше рынка". В результате в прошлом году из общей квоты по горячекатаному прокату примерно в 675 тыс. т российские металлурги не смогли поставить в США вообще ни одной тонны.
       Сами металлурги с завидным постоянством поднимают вопрос о выходе России из соглашений о квотировании поставок с ЕС и США, однако каждый раз соглашаются на их продление. Как заявил Ъ представитель НЛМК, "конечно, эти соглашения существенно ограничивают наше присутствие на рынках США и Европы. Однако с ними мы получаем возможность практически гарантированных продаж в пределах выделенных нам квот, хотя они и не защищают нас от новых антидемпинговых разбирательств". То есть если по горячекатаному прокату квоты и не выбираются, по другим видам продукции российские предприятия их заполняют. Соображения гарантированной стабильности до сих пор перевешивали в глазах российских металлургов возможность доказать свою правоту в ходе торгового разбирательства. Ведь в случае проигрыша США и ЕС наложат на них такие антидемпинговые пошлины, что они практически полностью закроют для России европейские и американские рынки.
       

Квота раздора


       По сложившейся традиции общую квоту, выделенную стране на год, экспортеры делят между собой на встречах в Союзе экспортеров металлопродукции России. Потом итоговый протокол визирует Минпромнауки. Выдачей экспортных лицензий на эти объемы занимается Минэкономразвития. Этот порядок действовал без сбоев вплоть до июня, когда металлурги впервые не смогли прийти к соглашению о распределении квоты на поставки стали в ЕС по только что подписанному соглашению между Россией и Евросоюзом.
       Причиной конфликта стали противоречия между предприятиями, которые экспортировали продукцию уже давно, и теми, кто стал торговать с ЕС только недавно и желал увеличить свою долю в общей квоте. К "старым" относились входящие в тройку крупнейших металлургических комбинатов "Северсталь" и Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК). Их руководство отстаивало принцип "историчности поставок". По нему размер квот отдельных предприятий должен сохраняться неизменным из года в год. Таким образом преимущество получали бы старейшие экспортеры, они же крупнейшие комбинаты.
       В противоположный лагерь входили среднего размера металлургические заводы, которые благодаря проведенной модернизации существенно увеличили выпуск продукции,— "Мечел", Нижнетагильский металлургический комбинат (НТМК) и другие. Возглавлял их второй по объему выпуска в стране Магнитогорский металлургический комбинат (ММК). Расположенная в Челябинской области Магнитка до этого момента поставками в Европу особо не интересовалась, и ее квота была примерно в два раза меньше, чем у расположенных в европейской части России "Северстали" и НЛМК. Но теперь руководство ММК решило увеличить экспорт в Европу и предлагало рассчитывать квоты пропорционально объему производства каждого экспортера.
       Оказались вовлеченными в конфликт и министерства, участвующие в процессе распределения квот. Минпромнауки стало на сторону ММК, Минэкономразвития отстаивало позицию "Северстали" и НЛМК. Из-за того, что размер квот каждого отдельного предприятия так и не был определен, Минэкономразвития полностью остановило выдачу экспортных лицензий, и поставки в Европу прекратились. Больше месяца предприятия несли потери от незапланированных складских расходов и срыва контрактов.
       В конце концов крупнейшим комбинатам пришлось пойти на взаимные уступки и приступить к поискам компромисса. В начале августа Минэкономразвития начало выдачу экспортных лицензий. Министерства также приняли решение совместно разработать методику раздела общей квоты страны между отдельными экспортерами. В будущем по мысли чиновников она должна использоваться при разделе любых экспортных квот страны по стали.
       

"Историки" побеждают новичков


       По имеющимся у Ъ сведениям, первоначально для разработки методики предполагалось создать рабочую комиссию из сотрудников Минпромнауки и Минэкономразвития. Однако потом в этих ведомствах решили, что определение системы раздела квот — дело самих экспортеров. Как заявил Ъ директор департамента металлургии Минпромнауки Андрей Дейнеко, для его ведомства "порядок распределения квот остался прежним". То есть металлургам предстоит самим разработать устраивающий всех порядок распределения квот и впредь делить их по новой методике на совещаниях в СЭМПРе. Потом их, как обычно, будет утверждать Минпромнауки, а Минэкономразвития займется выдачей экспортных лицензий. Первое совещание по разработке методики и распределению квоты по поставкам стали в ЕС на следующий год прошло в СЭМПРе 9 сентября. В рабочую группу вошли представители НЛМК, "Северстали", ММК, НОСТА (бывший Орско-Халиловский металлургический комбинат) и "Евразхолдинга" (управляет НТМК, Западно-Сибирским и Кузнецким металлургическими комбинатами).
       Таким образом, госчиновники, несмотря на обещания, устранились от решения проблем раздела квот. По мнению господина Дейнеко, "сейчас процесс (выработки методики.— Ъ) находится в равновесном состоянии" и острого конфликта между комбинатами нет. По словам замруководителя департамента нетарифного регулирования Минэкономразвития Владимира Логинова, "выдача экспортных лицензий на следующий год начнется не раньше последних чисел декабря", поэтому предприятия имеют достаточно времени для выработки новых правил игры. Однако Андрей Дейнеко не исключил, что министерства могут взять на себя определение общих принципов распределения квот, "если противоречия возникнут снова".
       За первую неделю деятельности рабочей группы в СЭМПРе металлургам удалось наметить общие принципы построения методики раздела. По словам господина Печика, она обязательно обеспечит доступ на внешние рынки предприятий, которые только недавно запустили у себя производство такой экспортно-ориентированной продукции, как слябы или стальной лист. "Нельзя допустить, чтобы перед ними закрывали рынок Европы",— считает он. Заместитель директора по сбыту ММК Василий Варенов заявил Ъ: "Мы рассматриваем экспортные квоты как адресную помощь государства заводам. Логично, что получать их должны развивающиеся предприятия, которые модернизируют производство и выпускают новую продукцию".
       Однако отойти от "принципа историчности" тоже не удастся, и он будет применяться при расчете квот предприятий, раньше других пришедших на рынок. Исполнительный директор СЭМПРа утверждает: "Эти предприятия уже отвоевали свои доли рынка и создали торговые марки. У них есть многолетние контакты с потребителями, которые нельзя разорвать только из-за того, что их экспортную квоту сократили".
       И вот в конце прошлой недели рабочая группа выработала первый вариант методики распределения квот, который был направлен для согласования руководителям предприятий. Хотя серьезные разногласия между крупными комбинатами все еще остаются, в проекте методики сделана попытка найти компромисс, который устроит всех.
       В первом варианте методики предлагается за основу принять распределение квот пропорционально объему производства данного вида продукции на конкретном заводе. Не будут забыты и исторически сложившиеся объемы поставок. Так, если предприятие до этого такую продукцию не экспортировало, оно сможет получить свою часть квоты в полном объеме только через три года. Таким образом, первыми вышедшие на европейский рынок комбинаты смогут компенсировать затраченные на его освоение силы и средства.
       Теперь одобрить методику должны руководители предприятий, в первую очередь "Северстали", ММК и НЛМК. Разработка методики должна быть завершена до конца сентября. "Пока у разработчиков есть время просчитывать следствия применения одного варианта раздела квот за другим; никто еще никого за горло не брал и своими интересами не поступался",— заметил Владимир Печик.
       Вероятность, что этот вариант будет принят "Северсталью" и НЛМК, весьма высок. Проблемы с экспортом в Европу и Америку для металлургов будут актуальны только до момента вступления России в ВТО: по ее правилам квотирование поставок невозможно. Тогда определяющие их соглашения России с ЕС и США просто потеряют свою силу. Если верить обещаниям российского правительства, вступить в ВТО Россия может еще до 2005 года. В этом случае трехлетняя отсрочка пропорционального распределения квот дает "Северстали" и НЛМК возможность пользоваться своими преимуществами до последнего. Поэтому принятый рабочей группой 13 сентября первый вариант методики имеет все шансы стать окончательным.
       ПАВЕЛ Ъ-АРАБОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя