Коротко


Подробно

Фото: AFP

Париж и Лос-Анджелес вступают в Игры

МОК утвердит столицы сразу двух Олимпиад

В Лиме открывается сессия Международного олимпийского комитета (МОК), на которой произойдет в своем роде историческое событие. Вместо главного спортивного конкурса — выбора столицы летней Олимпиады — на ней состоится формальное утверждение хозяев сразу двух Олимпиад. Договоренность о том, что Париж примет Олимпийские игры 2024 года, а Лос-Анджелес — 2028-го, была достигнута еще в разгар лета, и осталось только закрепить ее голосованием. Для МОК такой ход — и демонстрация стратегии, направленной на снижение расходов, связанных с борьбой за наиболее масштабное спортивное мероприятие, и шанс избежать лишних коррупционных скандалов.


Повестка дня перуанской сессии Международного олимпийского комитета чрезвычайно насыщенная, но центральное событие в ее рамках состоится уже сегодня, когда головная спортивная организация, можно сказать, нарушит одну из своих наиболее заметных и незыблемых традиций. Речь о том, как выбираются хозяева основного с точки зрения ценности актива — Олимпийских игр.

В Лиме, если бы традиции и принципы строго соблюдались, выбиралась бы столица летней Олимпиады 2024 года, и сейчас наблюдался бы привычный ажиотаж в связи с борьбой за право ею стать: журналисты охотились бы за членами заявочных комитетов в попытке выяснить, как они лоббируют свои интересы и кого из олимпийских чиновников «завербовали», десятки телекамер в аэропорту ждали бы приезда первых лиц государств, чьи города дошли до финала олимпийской гонки, а букмекеры корректировали бы котировки на претендентов. Но ничего такого в Лиме не происходит — за членами заявочных комитетов и самого МОК никто не охотится, глав государств не ждут, а букмекерам вообще нечего делать на этом празднике. Странный финал чуть ли не самой странной олимпийской кампании в истории, которая вылилась в фактическую отмену главного конкурса МОК.

Стартовала эта кампания еще в 2015 году, и стартовала бодро — так, что казалось, концовка у нее будет захватывающей. Свои заявки на право принять Олимпиаду подали пять крупных городов, каждый из которых является известным центром туризма и обладает достойным спортивным бэкграундом,— Гамбург, Рим, Будапешт, Париж и Лос-Анджелес. Однако прогнозам насчет финиша сбыться было не суждено. Сначала референдум, организованный в Гамбурге, показал, что более половины жителей города возражают против Олимпиады, и немецкая заявка была отозвана. Затем мэр Рима Вирджиния Раджи объявила о том, что из гонки выбывает и итальянская столица: мысль об Олимпиаде в этом городе, по ее словам, была «безответственной». Наконец в феврале 2017 года примеру Гамбурга и Рима последовал Будапешт, тоже апеллировавший к причинам экономическим. Олимпиады в последнее время действительно превратились в дорогое удовольствие, и их стоимость для страны-организатора уже давно зашкалила за $10 млрд, а летние Олимпийские игры в Пекине в 2008 году и зимние Олимпийские игры в Сочи в 2014-м показали, что на форум можно потратить (если учитывать все даже не напрямую «пристегнутые» к подготовке расходы) и сумму, близкую к $50 млрд.

В итоге в гонке остались лишь Париж и Лос-Анджелес. При этом калифорнийский город был отнюдь не фаворитом предварительного внутриамериканского отбора. На самом деле за Олимпиаду собирался биться Бостон, а новый вариант в качестве экстренной замены возник, только когда в июле 2015 года он снялся по причинам, схожим с теми, на которые ссылались позже европейские претенденты.

Еще в конце прошлого года президент МОК Томас Бах высказал идею о том, чтобы конкурс вовсе отменить и наградить каждого из уцелевших претендентов. А в июле 2016-го она была поддержана внеочередной сессией МОК, решившей, что можно впервые называть хозяев сразу двух «соседних» Олимпиад — 2024 и 2028 годов, причем не на конкурсной основе — надо лишь добиться того, чтобы два участника гонки «поделили» их. Договоренность была достигнута быстро. Выяснилось, что Парижу нужен 2024 год, а Лос-Анджелес вполне устроит и 2028-й. Так что сегодняшнее голосование — по сути, обычная формальность. От членов МОК, и так уже продемонстрировавших готовность порвать с традициями в июле, требуется просто подтвердить свою позицию в тот момент, когда изобретенная схема выглядит как нельзя более актуальной.

Такой ее сделали обстоятельства — и экономические, и политические. Оправдывая трансформацию олимпийского конкурса, каким бы грандиозным в плане интереса публики мероприятием он ни был раньше, в МОК объясняли ее в том числе хоть каким-то снижением расходов, связанных с Олимпийскими играми. Ведь заявочная кампания — это тоже приличные деньги. А заявочная кампания, удачный исход которой совсем не гарантирован,— лишний повод для города и страны засомневаться: а стоит ли ввязываться в дорогостоящую драку в принципе? В современных реалиях — доказано теми же Будапештом, Римом и Гамбургом — ответ на него может оказаться и отрицательным.

Контекст политический тоже надо учитывать. В случае с МОК, конечно, нет поводов рассуждать об угрозе столь же страшного коррупционного кризиса, какой, допустим, потряс Международную футбольную федерацию (FIFA) в 2015 году. Однако скандалы, вредящие имиджу, его время от времени сотрясают: по подозрению в коррупции были отстранены два высокопоставленных члена организации — Фрэнки Фредерикс и Патрик Хикки, вот-вот будут обнародованы выводы комиссий структуры по российским допинговым нарушениям, зафиксированным в докладе Ричарда Макларена. Свежайший же скандал имел непосредственное отношение к выборам олимпийской столицы. На прошлой неделе стало известно, что под следствием находится президент Олимпийского комитета Бразилии Карлос Нузман. Обвиняют его в подкупе членов МОК перед голосованием по столице Олимпиады 2014 года: она досталась Рио-де-Жанейро, а господин Нузман руководил победившим заявочным комитетом. Назначая два надежных — с хорошей инфраструктурой, богатым опытом проведения крупных соревнований, мощной поддержкой со стороны частного и государственного капитала, с обещаниями «полной прозрачности» — города столицами Олимпийских игр, Томас Бах надолго страхует свою структуру, по крайней мере, от ЧП наподобие бразильского.

Алексей Доспехов, Афсати Джусойти


Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение