Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

«Ситуация с фильмом "Матильда" — часть готовящейся революции»

Глава совета при Минкульте Павел Пожигайло — в интервью «Ъ FM»

от

Глава общественного совета при Министерстве культуры Павел Пожигайло в интервью «Коммерсантъ FM» заявил, что режиссер фильма «Матильда» Алексей Учитель в личной беседе не исключал возможности изменения трейлера картины. Ранее сам режиссер опроверг сообщения о том, что в ленту или рекламное видео могут быть внесены правки.


— Вы не могли бы прояснить ситуацию с показом фильма «Матильда», с правками, которые вы предлагали внести?

— В феврале мы попросили министерство устроить закрытый показ для общественного совета, чтобы в обсуждении, может быть, снять градус этой дискуссии в обществе. Я разговаривал с Алексеем, он говорит: давайте, я могу организовать закрытый показ, я буду делать для своих друзей, продюсеров в Москве в одном из кинотеатров, и вы один придете, посмотрите, мы обсудим эту ситуацию, а потом можно говорить о показе общественному совету. Я говорю, что хорошо, конечно, давайте. Тем более, будет время, возможно, что-то исправить, чтобы максимально снять градус этого напряжения, естественно, не испортив фильм. Такой показ состоялся, и после фильма мы с ним встретились. И мое мнение первое, что ролик намного хуже, чем фильм, и ролик не отражает, очень важно, мысль этого фильма — все-таки в результате Николай Александрович Романов расстался с этой страстью, с этой Матильдой, и, надев корону, венчавшись на царство, уже был царем, который взял Голгофский крест и понес его до Ипатьевского дома. Это и есть фильм. Пусть там это пять минут в конце, но, тем не менее, финал этот есть. И если бы в ролике была отражена главная мысль фильма, может быть, и не было бы таких провокаций. Он мне говорит, что вообще роликом не занимался, занимались продюсеры, они сделали так, чтобы, может быть. спровоцировать этот конфликт, который развернулся, чтобы увеличить прокат. Тогда я говорю, что есть три месяца, может быть, имеет смысл переделать ролик, по крайней мере, он будет отражать по-честному фильм.

Фильм-то имеет свою мысль, там уже второй вопрос, как она выражена или насколько точно, но замысел существует, и замысел этот, как я для себя вынес, что каждый человек имеет в себе свою «Матильду» — как страсть.

Это может быть страсть, не знаю, к деньгам, к вину, к женщинам, какая-то неприязнь к кому-то и так далее. Было бы ложью сказать, что легко от этого всего избавиться, в каждом происходит эта внутренняя борьба, но в конечном итоге человек, взваливая на себя этот крест, идет к спасению своей души, и принеся в жертву эти свои плотские утехи обретает спасение души и царствие небесное. У него это в фильме есть, но в ролике этого нет. И поэтому я говорю, что напрасно это сделали, и, поскольку фильм длинный, может быть, вы будете сокращать, может быть, стоит действительно убрать какие-то сцены эротического характера, которые могут шокировать публику. Ответ был такой: ролик, я с вами согласен, надо переделать, а по поводу фильма я подумаю, я понял и принял то, что вы говорите, но оставляю за собой решение. Вот, дословно. И после этого мы с ним не встречались.

— Алексей Учитель сказал, что принял к сведению ваше мнение на этот счет?

— Да, конечно. Он говорит, что сам крещеный человек. Я говорю: понимаете, самая главная задача сегодня — не раскачать эту лодку. У нас 100 лет назад было ровно все то же самое, только там был лозунг не «Учитель, руки прочь от русского царя», а другой, который вы тоже прекрасно знаете. И союз русского народа, начав с совершенно благих намерений, закончил предательством царя и фактически участием в приходе временного правительства. И с моей точки зрения, одновременно с большевиками привел к революции, понимаете. Поэтому сегодня я как историк, защищавший диссертацию по столыпинским реформам, вижу, что история повторяется, мы находимся в самом ее начале. Поэтому мы должны как государство, как люди, имеющие отношение к каким-то государственным или общественным структурам, вовремя находить те решения, которые успокоят общество и придут к компромиссу, который в какой-то степени от каждого потребует маленькой жертвы, но, тем не менее, приемлем всем обществом. И в конечном итоге мы будем жить без потрясений и революций, как говорил Петр Аркадьевич Столыпин.

— В свете только что сказанного вами, как вы оцениваете позицию Натальи Поклонской по поводу фильма? Она все-таки занимает довольно жесткую позицию…

— Как человек честный, открытый, может быть, в силу ее профессии прежней — прямой и такой бескомпромиссной, но как человек православный, она права. Она же апеллирует к закону, она же не призывает людей выходить на улицу, она в прокуратуру обращения делает, это все юридические институты легальные в государстве. Она не работает с какими-то общественными организациями, науськивая их. Это ее право, ее позиция, я ее уважаю. Но моя позиция как человека, возглавляющего общественный совет, более гибкого в этом смысле, я считаю, что иногда благими намерениями устлана дорога в ад. И поэтому мы сегодня должны в какой-то степени по поводу «Матильды» искать те механизмы, которые впредь не позволят такому быть, позволят не появиться на свет таким произведениям. Но когда меня спрашивают, что какое же решение принять: запретить фильм или не запретить… Здесь надо принять соломоново решение. И я считаю — фильм не запрещать, но перенести его показ на два года. Вот это было бы правильно.

— А почему именно на два года?

— Когда идут похороны, в том же зале неправильно устраивать свадьбу. Если перевести на русский язык, мы сегодня имеем столетие революции, а единственное, что профинансировало государство — фильм о любви якобы Николая II к Матильде. Значит, через год будет столетие убийства царской семьи, и мы будем иметь ровно тот же самый фильм. То есть это плевок всем тем, кто считает Николая Александровича Романова святым, что именно в годовщину этой трагедии выпускается вот этот фильм. В этом половина проблемы. Если бы выпустили десять фильмов, один из которых такой, я думаю, что не было бы этого накала. Но это как вызов звучит. Конечно, должен был быть фильм снят о трагедии царской семьи вместе с трагедией России на наши деньги, налогоплательщиков, который бы сегодня с новой точки зрения объяснил, что было сто лет назад. А мы всего имеем один фильм, за $30 млн снятый, который два часа рассказывает о любви сегодняшнего святого к Матильде. Мне кажется, вот это как раз главная некорректность.

Это все равно что в годовщину холокоста, например, вышел бы такой фильм за 30 млн о том, что никакого холокоста не было, это шутка, и Геббельс — хороший человек, Гимлер и прочие.



Вот очередь к Николаю Чудотворцу, я там когда стоял, прошло в этот день 54 тыс. человек, а вообще около 2 млн — эти люди, я вам гарантирую, все против. Помножьте на десять — миллионов двадцать, как минимум, в стране воспринимают это как личное оскорбление. Зачем мы это делаем?

— Но вот Алексей Учитель говорит, что у министра культуры замечаний к фильму не возникло. А ранее Владимир Мединский высказал мысль, что в истории не может быть абсолютной истины, всегда есть место альтернативным взглядам.

— Это его позиция, он министр, а я всего лишь председатель общественного совета. И моя позиция проста — я хорошо знаю, чем это заканчивается. Поэтому я против фильмов, которые оскорбляют чувства евреев, которые оскорбляют чувства мусульман, там еще жестче будет ответ, как в Charlie Hebdo. Я против того, чтобы, боясь мусульман и боясь евреев, отыгрывались на русских православных людях, которые, к сожалению или к счастью, по своей религии, по своей ментальности действуют иначе. Делать фильм на деньги государства, на деньги тех самых людей, которые этим возмущены – зачем? Я считаю, это часть цветной революции готовящейся, например, это провокация сродни Болотной площади, только в культуре, понимаете?

Но в целом, если возвращаться к «Матильде», то, конечно,

основная проблема здесь создана была Фондом кино, который, представляя государство, имея определенные критерии, читая сценарий, принял решение о финансировании. Вот с кого надо спрашивать, вот кто должен быть объектом пристального внимания и прессы, и православных верующих, и той же Поклонской.



По идее, Наталья Владимировна должна на Фонд кино подать в суд, их привлечь к ответственности, почему они за государственные деньги приняли решение о финансировании. А Учитель просто был нанят на эту работу и получил гонорар, при чем здесь Учитель?

Беседовал Александр Ляпин


Комментарии
Профиль пользователя