Коротко

Новости

Подробно

Розыгрыш на полном серьезе

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 22

Полоса 022 Номер № 31(386) от 14.08.2002
Розыгрыш на полном серьезе
"Русское лото" — лидер среди тиражных лотерей. Оно продает 1-2 млн. билетов в неделю
       Среднестатистический россиянин тратит на лотерейные билеты крайне мало — около $2 в год. В Сингапуре, например, такой расход составляет $423. Однако специалисты предсказывают, что в российском лотерейном бизнесе зреет настоящий бум. На чем основан этот прогноз, разбирался корреспондент "Денег" МИХАИЛ СТАРКОВ.
Случайные цифры
       Достоверных данных, сколько денег крутится в российском лотерейном бизнесе, сегодня нет. Экономисты оценивают его оборот в $300 млн в год. В Госдуме одни говорят, что годовые недоимки в бюджет по этому рынку составляют $400 млн, другие — что на каждый декларированный рубль прибыли приходится 14 теневых.
       Михаил Задорнов, зампред бюджетного комитета Думы: Очевидно, что лотерейный бизнес — это в основном "серая" деятельность. Выручка от реализации лотерей регистрируется не полностью, значительную ее часть операторы получают наличными. Нормативы по доле выигрышей от общего объема реализации законом не установлены, а значит, и не соблюдаются.
       Ситуацию призван изменить правительственный законопроект "О лотереях", внесенный в Госдуму незадолго до окончания весенней сессии и имеющий шансы быть принятым до конца года.
       Согласно документу, правительство отказывается от монополии на проведение тиражных (когда вы покупаете билет и ждете результата, который определяется в ходе розыгрыша) и моментальных (когда вы покупаете билет и узнаете результат сразу, например, стерев специальное покрытие) лотерей. Зато за государством закрепляется другой сегмент рынка — электронные лотереи, работающие в режиме on-line. Сейчас во всем мире они наиболее привлекательны с точки зрения доходности. Правда, реализация подобных проектов требует больших затрат, которые начнут окупаться не раньше чем через пять-шесть лет.
       У всех видов лотерей есть общее — механизм этого бизнеса запускает компания-оператор, которая не только вкладывает деньги, но и сводит вместе остальных участников. Это учредитель — общественная или государственная организация, чье доброе имя гарантирует "игру по правилам", фирма--продавец билетов и собственно игроки.
       По новым правилам, заложенным в правительственном законопроекте, учредитель отвечает за ликвидность лотереи, то есть дает финансовые гарантии игрокам на случай форсмажора. Правда, откуда будут браться в этом случае деньги, законодатели пока не решили.
       Чтобы понять, кому светят лакомые куски еще не испеченного лотерейного пирога, стоит ознакомиться с особенностями всех трех видов лотерей.
       
Кто выходит в тираж
       В тиражных лотереях (их еще называют "бинго"), захвативших львиную долю российского "рынка удачи", игрок покупает билет, заполняет его определенным образом и ждет, совпадут ли результаты розыгрыша с выбранной цифровой комбинацией. Эти игры наиболее прибыльны, поэтому конкуренция между "тиражными" операторами ужесточается. Большую часть этого сектора рынка — около 90% — делят три компании: "Русское лото" (учредитель — концерн ЗАО "Милан"), "Золотой ключ" (ЗАО "Интерлот") и "ТВ Бинго-шоу" (МЧС РФ). Их аудитории пересекаются. "Русское лото" продает по 1-2 млн билетов в неделю, "Золотой ключ"-- вдвое меньше. Продажи "ТВ Бинго-шоу" не превышают 200 тыс. билетов в неделю.
       Идея превратить настольную игру в телевизионную лотерею "Русское лото" пришла в голову известному бизнесмену Артему Тарасову. Он предложил разделить коммерческий риск лидерам чеченской диаспоры братьям Сайдуллаевым. В результате "Русское лото" стало наиболее удачным коммерческим проектом созданного Сайдуллаевыми концерна "Милан". Малик Сайдуллаев, который известен широкой публике больше своего брата Милана (в свое время Малик был главой госсовета Чечни), неоднократно отмечал в интервью, что без поддержки московского правительства поднять проект было бы сложно. Оценив начинание по достоинству, Юрий Лужков пустил распространителей билетов "Русское лото" в метро. Столица внакладе не осталась — 10% выручки бюджет получает в виде лицензионного сбора. По словам Артема Тарасова, первые 30 тиражей были убыточными, потом проект вышел на самоокупаемость, а начиная примерно с сотого стал приносить прибыль.
       Вслед за "Русским лото" стартовал проект "Золотой ключ", а затем, в 1998 году, "Бинго-шоу" — оператором этой лотереи стала компания "Медиа Лот". По мнению ее гендиректора Александра Осовцова, время было выбрано удачно — лотерейный бизнес пострадал от кризиса не так сильно, как другие сферы экономики. И это не случайно, давно замечено — чем хуже народу живется, тем охотнее он тратит деньги на ловлю удачи.
       Самая "свежая" тиражная лотерея — "Щедрое лото". По мнению реализаторов, после ее появления конкуренция среди "тиражников" обострилась, однако потенциал этого рынка еще не исчерпан. Осенью в игру должна вступить "Антилопа гну". Главное ее отличие от уже существующих лотерей в том, что в лототроне будет не 90 шаров, а 50, что увеличивает шансы игроков на выигрыш. По мнению генерального директора "Интерлот-финанс" (владелец "Антилопы гну") Владимира Коробкина, такой ход не оставит их равнодушными. В качестве медиапартнера "Антилопа гну" выбрала ТВЦ. Розыгрыши будут показывать не в выходные, как обычно, а по четвергам.
       Объемы продаж "тиражников" напрямую зависят от телевизионных "лотерейных" трансляций. Ирина Краснова, заместитель директора "Русского лото": Сейчас мы выходим в эфир в очень неудачное время — 8.50 в субботу. Раньше розыгрыши "Русского лото" шли в 12.00, потом — в 11.00. РТР диктует свои условия. Это государственный канал, мы на него никакого влияния не имеем. К сожалению, с перемещением по сетке вещания мы потеряли часть аудитории. По данным компании "Российские лотереи", занимающейся продажей билетов различных операторов, утренние трансляции тиражей смотрят лишь 7% играющих.
       Денежный расклад на "тиражном" рынке таков. Сегодня для раскрутки лотереи уровня "Русского лото", "ТВ Бинго-шоу" или "Золотого ключа" нужно от $2 млн до $5 млн. При профессиональном подходе к делу через полгода игра становится безубыточной, а окупаются все затраты за 18 месяцев.
       
Фото: ДМИТРИЙ АЗАРОВ, "Ъ"  
Михаил Задорнов: "Лотерейный бизнес — это в основном "серая" деятельность"
Уно моменто
       Моментальные лотереи начали плодиться в России после 1991 года, и за короткий срок их число перевалило за 200. Спрос не поспевал — некоторые цветные "картинки" продавались годами. Популярность завоевали лотереи с дешевыми билетами или же не со столь дешевыми, но сулящие крупный выигрыш, который лотерейщики называют "маяком".
       Экономика моментальной лотереи проста. Количество выпущенных билетов, умноженное на их номинальную стоимость,— общая выручка; половина ее перечисляется в призовой фонд, другую половину делят между собой учредитель, оператор и реализатор билетов. Как рассказал консультант одного из департаментов Министерства финансов Андрей Парасочка — куратор лотерейного рынка, первые лотереи были устроены так, что иной раз учредитель не получал ничего. В 1995 году у операторов начали за подобный дележ отбирать лицензии, и такая практика прекратилась. Теперь обязательства сторон фиксирует договор. Оператор, который привлекает в качестве прикрытия ту или иную организацию, отчисляет ей за эксплуатацию доброго имени не слишком большие суммы — иногда это всего 2% объема продаж. Иногда операторы моментальных лотерей жадничают и выпускают билеты, вовсе не обеспеченные выигрышами. Подобные эксперименты привели к тому, что "моменталкам", по словам реализаторов, верят все меньше игроков.
       Не последнюю роль в успехе моментальной лотереи играет распределение выигрышей по билетам. Проект, где на 50 билетов приходится один счастливый, долго не проживет. Чаще всего выигрышным бывает каждый 18-й или 20-й билет, иногда — 12-й. Оптимальный вариант распределения призового фонда выглядит так: 10% — крупные выигрыши, 30% — средние и 60% — мелкие. Нарушение пропорции может привести к тому, что игра "встанет". Так, в одной из лотерей был заложен хороший "маяк" — на миллион билетов приходилось десять автомобилей, однако средних и мелких выигрышей практически не было. И реализация захлебнулась.
       По мнению специалистов, фирма, которая хочет долго и счастливо работать в "моментальном" сегменте, должна проводить одновременно четыре-пять лотерей и печатать билеты разных номиналов — и дешевые, и дорогие. И хотя запуск моментальной лотереи не требует суперзатрат (около $500 тыс.), стабильный доход может обеспечить лишь распространение билетов по всей России. А такой масштаб, считают эксперты, почти не освоен. Существующие игры, даже самая известная — "Спринт", должной раскрутки не получили.
       
Правовое поле чудес
       Сейчас проведение лотерей в России регулируют постановления правительства РФ и "Временное положение о лотереях в Российской Федерации", подписанное президентом Ельциным 19 сентября 1995 года. (Как раз в это время в Сочи проходил турнир по теннису "Большая шляпа", и, по некоторым утверждениям, президент "работал с документами" в перерывах между сетами.)
       Последний контролирующий орган — Федеральную комиссию по лотереям — распустили в 1996 году. Вместо нее намеревались создать комитет, но передумали, поручив учет, экспертизу лотерей и оценку законодательных предложений Минфину, а конкретно — его сотруднику Андрею Парасочке. В отсутствие законодательной базы министерство продлевает операторам лотерейного рынка разрешения на год, а новые выдавать не хочет. Тому, кто хочет организовать лотерею, приходится искать учредителя — общественную или государственную организацию, которая уже имеет разрешение Минфина на проведение лотерей.
       Судьба лотерейного бизнеса могла измениться летом 1998 года, когда Госдума одобрила пакет законов о новых источниках бюджетных средств — в числе прочего предлагалось вернуть государству монополию на проведение лотерей. Но Борис Ельцин наложил вето: в законопроектах обнаружились противоречия с Гражданским кодексом.
       Что касается нового законопроекта "О лотереях", то он показывает, что самое интересное ожидается в сегменте лотерей on-line.
       
Игра на линии
       Попытки организовать нечто подобное лотереям on-line в России уже предпринимались. Правда, за основу брались не классические лотереи, а тотализатор. В свое время такой бизнес пытались наладить структуры, аффилированные с британской финансовой компанией Merrimore Ltd.— московское ООО "Телетот" и питерское ООО "Российская национальная лотерея". Александр Зибров, генеральный директор ЗАО "Интерлот": Проект "Телетота" предполагал трансляцию из Лондона лошадиных и собачьих бегов. На терминалах, расположенных в барах, кафе и ресторанах, игроки могли делать ставки. Раньше то же самое пытался сделать Артем Тарасов, но затея оказалась пустой — заезды на английских ипподромах наших игроков не интересуют. Я предупреждал руководителей "Телетота", но они меня не послушали.
       Был и другой вариант — "Электронные лотереи" московской компании "Прогресс", которая вместо специальных лотерейных терминалов использовала банковские, предназначенные для работы с пластиковыми карточками. Стоили эти аппараты дешевле — не $5000, а $800-1000, но из-за отсутствия сканера, который автоматически считывает выбранную игроком комбинацию, ее приходилось вводить вручную, что существенно замедляло процесс. Впрочем, неудачи проектов on-line московские лотерейщики списывают на ошибки менеджмента.
       Возможности быстрой связи делают лотерейный бизнес суперперспективным, и неудивительно, что лотереи on-line выделяют в отдельный сегмент специальным законом.
       Николай Савельев, генеральный директор ОАО "Российские лотереи": Сегодня для сбора данных перед розыгрышем требуются сутки, а системе on-line будет достаточно пяти минут. За пять минут до тиража реализация билетов прекращается, и сразу можно увидеть, какие билеты проданы, а какие нет.
       Чтобы электронная лотерея, работающая в режиме реального времени, приносила доход, нужна сеть терминалов по всей стране. Для этого только в первый год понадобится около $70 млн. Учитывая, что на полноценное развитие такого проекта потребуется лет пять, затраты увеличиваются до $350-400 млн, что несопоставимо с деньгами, необходимыми для раскрутки традиционных лотерей. Однако прогнозируемые доходы в секторе on-line впечатляют не меньше — называются суммы, превышающие $1 млрд. Именно поэтому государство не хочет оставлять его без опеки.
       Андрей Парасочка: Играющих в лотерею у нас около 40 млн. Тому, кто предложит им интересную игру, да еще в режиме on-line, коммерческий успех гарантирован. В первую очередь игроки будут доверять государству, нежели какой-то частной компании.
       Как только закон о лотереях будет принят, говорят в Минфине, будет объявлен соответствующий тендер. По словам чиновников министерства, к ним уже выстроилась очередь из желающих вложить деньги, и среди них немало российских претендентов. Однако большинство экспертов сходится на том, что главным фаворитом в тендере будет американская компания GTECH, контролирующая 70% мирового рынка лотерей и тотализаторов и имеющая ежегодный оборот около $100 млрд. Сумма инвестиций в $300-400 млн для нее вполне реальна.
       Любопытно, что монополия государства на учредительство в лотереях on-line выгодна прежде всего инвестору, ведь именно государственный учредитель, говорится в законопроекте, будет отвечать по главным коммерческим рискам — как нетрудно догадаться, бюджетными деньгами.
       

Комментарии
Профиль пользователя