Коротко


Подробно

Счастливый случай

Далеко ли до заграницы?

Есть группа писем в Русфонд, поток которых только нарастает. Это просьбы направить ребенка на лечение за рубеж. Мы оплачиваем такое лечение лишь в случаях, если нельзя помочь в России и если эту рекомендацию нам дают врачи — партнеры Русфонда. Остальные письма мы отправляем на горячую линию Минздрава РФ. А граждане самостоятельно тысячами ежегодно везут детей из России искать избавления от недугов — есть и такая статистика в правительстве. Отечественное здравоохранение явно проигрывает конкуренцию зарубежным клиникам. И вот вопрос: кому-то в Минздраве РФ есть до этого дело?


25 мая к нам обратился Евгений Запасов, отец трехлетней Кати из Мытищ Московской области. Летом 2016 года у Кати начались тяжелые приступы кашля, остановить их не удавалось. Местные врачи нашли у Кати пневмонию, прописали лекарства — не помогло. Этой весной Евгений отвез дочь в московскую Морозовскую детскую больницу. Там установили: интерстициальная легочная болезнь и дыхательная недостаточность 3-й степени — и развели руками. Катю спасут новые легкие, но пересадка органов детям в РФ запрещена, и морозовцы рекомендовали заграницу.

А дальше события развиваются так. 18 мая отец Кати сдает документы в Минздрав РФ вместе с морозовской рекомендацией. 22 мая ему сообщают: к рассмотрению принимаются только заключения федеральных клиник, таков регламент. А Морозовская, напомню, городская. Отец везет Катю в Российскую детскую клиническую больницу (РДКБ, Москва). А там — новые исследования, как же без них. Тут-то отец и пишет в Русфонд в надежде хотя бы у нас найти деньги для заграницы. Мы в тот же день отправили его письмо на горячую линию Минздрава. Нас бы устроило и морозовское заключение, чтобы начать сборы. Это одна из лучших больниц столицы, если не России. Но у нас нет опыта работы с редким Катиным диагнозом и нет среди знакомых больниц зарубежья клиники, которая специализируется на этом недуге. Эти сведения есть в Минздраве, но тот ими не делится, история старая.

23 июня, то есть через месяц, РДКБ подтвердила: девочку спасет пересадка легких от трупного донора детского возраста. 26 июня Евгений Запасов сдал заключение РДКБ в Минздрав и сообщил об этом нам. Пресс-секретарь министерства Олег Салагай заверил: обращение Запасовых, как ожидается, на следующей неделе рассмотрит спецкомиссия. По словам Олега Олеговича, все будет хорошо, у Кати есть заключение федеральной клиники».

Перед нами редчайший, а потому счастливый случай. За минувшие пять лет Русфонд отправил в Минздрав РФ 404 родительских письма с зарубежными просьбами. И всем отказали — никому не удалось заручиться заключением федералов. Регламент есть регламент, говорят в Минздраве, что уж тут поделаешь. Между тем родители и врачи региональных и федеральных клиник не скрывают: есть негласное указание не давать направления на лечение за границу.

Вот другая статистика: с 2013 по 2015 год Минздрав ни разу не исполнил заграничную статью бюджета, которая всякий год не превышала 177 млн руб. Как нам — не без пафоса — заявила одна из топ-менеджеров министерства, это сэкономленные для страны деньги. С 2016 года заграничная статья вовсе пропала из бюджета, судя по отчетам на сайте Казначейства РФ. Еще статистика: Русфонд в прошлом году потратил на оплату детского зарубежного лечения 416 млн руб. По оценкам наших экспертов, как раз на 2016 год пришелся скачок — до 1,8 млрд руб.— в оплате только крупными благотворительными фондами РФ лечения детей в западных и азиатских клиниках. А сколько лечебных миллиардов самовывозом ушло за рубеж, никто у нас в стране не считает. Вице-премьер Ольга Голодец однажды заявила о миллионах россиян, которые ищут медпомощи за границей.

В конце концов, каждый волен лечиться и лечить детей там, где находит нужным. Если, конечно, находит деньги. В конце концов, Минздрав вправе рапортовать наверх о росте качества лечебных процессов и количества случаев ВМП — высокотехнологичной медпомощи. Если, конечно, не обращать внимания на россиян, которые ищут спасения за рубежом.

Мы следим за судьбой Кати Запасовой. По регламенту у Минздрава есть 92 дня на выбор клиники. Надо принять во внимание, что и за границей Катю не ждет готовый донорский орган. Запасовым опять придется набраться терпения. Пусть им повезет!

Александр Гранкин, координатор информационного отдела Русфонда


Газета "Коммерсантъ" №126 от 14.07.2017, стр. 6
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение