Коротко


Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

Суд отмерил первый срок за митинг 26 марта

Юрий Кулий не дождался условного приговора

В Москве вынесен первый приговор по делу о нападении на полицейских на несанкционированном митинге 26 марта. Актер Юрий Кулий получил восемь месяцев колонии-поселения. Еще два обвиняемых предстанут перед судом на следующей неделе. Адвокаты сравнивают дело 26 марта с «болотным делом», отмечая разницу лишь в скорости вынесения приговоров.


В четверг 18 мая Тверской районный суд Москвы назначил восемь месяцев лишения свободы в колонии-поселении актеру Юрию Кулию. «Я рассчитывал на условный срок»,— сказал он в конце заседания. Следователи убедили его признать вину и согласиться на рассмотрение дела в особом порядке. В этом случае судья не исследует доказательства вины, но приговор не может быть больше двух третей от максимального. Господину Кулию вменялась ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия, не опасного для здоровья, в отношении представителя власти), максимальный срок по этой статье — до пяти лет лишения свободы. «Взяв за резиновую палку, он другой рукой схватил полицейского за плечо, сжав руку изо всех сил, причинив таким образом физическую боль, и потянул в агрессивно настроенную толпу»,— зачитал обвинение гособвинитель. Актер попытался пояснить, что он не тянул полицейского, но судья напомнила, что он признал свою вину, выбрав особый порядок.

В свою защиту господин Кулий пояснил, что он учится в аспирантуре на социолога и хотел на митинге «перейти от теории к практике».



Также он много раз принес извинения потерпевшему. «Считаю приговор чрезмерно строгим. У Юрия есть смягчающие обстоятельства — больная мать, отсутствие судимостей, а отягчающих обстоятельств не выявлено»,— пояснил “Ъ” адвокат актера Алексей Липцер.

Юрий Кулий стал одним из четверых задержанных за нападения на полицейских на митинге против коррупции в Москве. В СК заявили о подозреваемых, когда уже прошли суды по избранию меры пресечения. Все они были отправлены под стражу. Правозащитники несколько дней пытались найти их в СИЗО или выйти на родственников, чтобы вместо адвокатов, назначенных государством, в дело вступили юристы по соглашению. «Мне семья Станислава Зимовца, жителя Волгограда, говорила, что они безуспешно обзванивали все отделы полиции, СИЗО»,— пояснила “Ъ” его адвокат Светлана Сидоркина. За это время он и другие обвиняемые признали свою вину. «Еще не решено, будет ли Станислав просить особый порядок. Но после дела Кулия не знаю, согласится ли он на такое унижение. Я смотрела стенограмму заседания по делу Кулия, судья несколько раз высказывала свое мнение, что абсолютно неприемлемо»,— говорит госпожа Сидоркина. Суд по делу господина Зимовца назначен на 23 мая. По версии следствия, он бросил кирпич в спину сотрудника Росгвардии. «Мой подзащитный Александр Шпаков тоже признал вину и согласился на особый порядок. Заседание — 24 мая»,— сказал “Ъ” его адвокат по соглашению Сергей Бадамшин. Столяр из подмосковных Люберец Александр Шпаков, как говорят в СКР, пытался открыть дверь в автозак с задержанным основателем Фонда борьбы с коррупцией Алексеем Навальным и несколько раз ударил кулаком в лицо сотрудника полиции. Позже он сообщил членам ОНК, что его сильно избили полицейские. Еще один подозреваемый — Андрей Косых, вероятно, уроженец Тамбова, отказался от юристов, которых ему предлагали правозащитники, сообщила “Ъ” координатор правозащитной организации «Мемориал» Алла Фролова. Он тоже признал свою вину. По версии следствия, он ударил полицейского ногой по голове, отчего тот потерял сознание. Также ему вменяют в вину еще одно нападение. Следствие по его делу продолжается.

Дело 26 марта правозащитники называют «вторым болотным», вспоминая о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года. Тогда пострадали более 30 полицейских, а к уголовной ответственности были привлечены более 30 человек. Господин Бадамшин подтвердил “Ъ”, что в обоих делах есть одни и те же пострадавшие бойцы ОМОН и следователи. Руководителем следственной группы в обоих делах является один человек — генерал-майор юстиции Рустам Габдулин. «Тактика сейчас другая — они перестали держать людей безумное количество времени. По “болотному делу” свыше года продлевали меру пресечения. Сейчас они решили молниеносно провести — в течение одного месяца»,— сообщил господин Бадамшин. По словам Светланы Сидоркиной, следователи «сторонятся огласки», а задержанных уговаривают согласиться на их условия, взамен обещая меньший срок.

Анастасия Курилова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение