Коротко


Подробно

Победил человек с прошлым

Так решил суд Линча

фестиваль кино


       Вчера вечером завершился 55-й Каннский кинофестиваль. При очевидном фаворите — фильме Аки Каурисмяки "Человек без прошлого" — победил "Пианист" Романа Поланского, именно ему жюри присудило Золотую пальмовую ветвь. С Каннского фестиваля — АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ.
       Аки Каурисмяки после триумфа его картины увезли оттягиваться в соседнюю провансальскую деревню и вызвали обратно в Канн всего за несколько часов до закрытия. Стало ясно, что будет приз, но какой? Аки, уже успевший принять свою обычную норму, кое-как забрался по красному ковру на каннскую лестницу и строил оттуда злые гримасы ненавистным фоторепортерам.
       Уже по тому, как вальяжно поднимался Полански по той же лестнице, можно было понять, что без главного приза он не уйдет. Почти семидесятилетний коротыш с лицом хулигана из краковской подворотни, он вяло плелся в окружении двух красоток, одна из которых — его нынешняя жена актриса Эмманюэль Сенье. Из него как будто выкачали воздух, но это только так казалось: холодный прищур глаз и надменная улыбка выдавали триумфатора.
       "Пианист" — киноверсия мемуаров Владислава Шпильмана, музыканта из варшавского гетто, чудом спасшегося от нацистского террора. Фильм для Поланского чрезвычайно личный: сам режиссер ребенком оказался в гетто, потерял мать в концлагере. Он, как никто, имел моральное право сделать картину на тему холокоста. И однако она получилась слишком академичной, прямолинейной, драматургически вялой. Образы и героев, и врагов ходульные, многочисленные ужасы нестрашные, декорации разрушенной Варшавы — картонные.
       Полански явно не смог конкурировать в разработке темы ни со Стивеном Спилбергом, ни с Роберто Бениньи. И однако именно ему суждено было стать победителем. За то, что он выжил. За то, что он — человек с прошлым. Переживший смерть почти всех своих близких (в том числе зверски убитой молодой жены Шарон Тейт), прошедший через бесовщину, наркотики, сексуальную революцию, снявший в харизматических ролях Катрин Денев, Миа Фэрроу, Настасью Кински, Изабель Аджани, ставший, несмотря на свою внешность, любимцем манекенщиц и старлеток, реабилитированный недавно американскими властями за давний сексуальный скандал и приглашенный вернуться в Америку, он давно объявлен космополитичным классиком постмодернистского кино. Единственное, чего ему не хватало для полного счастья и покоя,— это символической ветки Каннского фестиваля, где он уже в свое время возглавлял жюри и где напротив фестивального дворца несколько лет стоял на рейде его парусник из фильма "Пираты".
       "Пианиста" встретили в Канне с уважением, но довольно прохладно, оценки критиков тоже были не самые высокие. На Золотую пальмовую ветвь очевидно шел фильм Каурисмяки. Но суд Линча (имеется в виду жюри под председательством Дэвида Линча) решил иначе. Каурисмяки присудили специальный Большой приз — второй по значению, а чтобы подсластить пилюлю, наградили также актрису из его фильма — Кати Оутинен. Аки, державшийся на ногах только благодаря злости, поблагодарил "во-первых, себя, во-вторых, жюри" и стремительно покинул сцену.
       Увы, есть основания предполагать, что за вердиктом жюри стоят мотивы, далекие от художественных. У Линча и Поланского один продюсер — Ален Сард, и мало кто на это обстоятельство не обратил внимания. Оно не играло бы роли, если бы "Пианист" оказался фильмом-лидером, но с последним трудно согласиться. Вообще от Линча можно было ожидать более оригинальных решений — в духе тех, которые принял три года назад возглавлявший каннское жюри Дэвид Кроненберг. На сей раз не получилось ни концепции, ни просто скандала, а призовая интрига оказалась слишком банальной и шитой белыми нитками, чтобы украсить фестиваль.
       Остальные решения тоже половинчаты и предсказуемы. Жюри Линча наградило за режиссуру сразу двоих — корейца Им Квон-Таека за фильм "Пьян от женщин и живописи" и американца Пола Томаса Андерсона (картина "Пьяная любовь"). Документальной ленте "Боулинг для Колумбайна" Майкла Мура вручен юбилейный приз 55-го фестиваля. Лучшим актером признан Оливье Гурме из бельгийского фильма "Сын" братьев Дарденн. И, разумеется, не осталась незамеченной нашумевшая в Канне "Божественная интервенция" палестинца Элиа Сулеймана: эта картина награждена призом жюри и вдобавок призом международной критики — ФИПРЕССИ (от России в жюри FIPRESCI входила тележурналистка Екатерина Мцитуридзе).
       Канн, как и весь мир, озабочен этническими и религиозными проблемами и тем, как их сбалансировать. Поэтому, наградив фильм об уничтожении евреев нацистами, здесь поддерживают палестинскую ленту, критичную по отношению к Израилю. Приоритет культурной политики перед искусством — то, за что упрекали Берлинский фестиваль,— внезапно впрямую коснулся Каннского. И экстравагантный консерватизм Линча не смог этому противостоять.
       В этом политически корректном раскладе по-прежнему нет места России. Прежде всего, она была представлена в этом году минимальным количеством фильмом: одним конкурсным и одной короткометражкой в программе Cinefondation ("Вальс" Эдгара Бартенева). "Русский ковчег" Александра Сокурова остался без призов. Впрочем, как и Майк Ли, Мануэль де Оливейра, Марко Беллоккио и многие другие знаменитые режиссеры. Наград на всех, даже на лучших, как всегда, не хватило, но и те, что розданы, не утвердили веру в высшую справедливость.
       Подробности на сайте www.festival-cannes.org.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение