Коротко


Подробно

Ваххабиты выслушали обвинение в новой клетке

Начался суд над членами карачаевского джамаата

процесс


       Вчера в Пятигорске начался процесс по делу о подготовке свержения власти в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Он проходил в закрытом режиме в одном из следственных изоляторов.
       Дата и место проведения этого суда старательно конспирировались. Первоначально говорили о 17 мая, однако, видимо, в целях безопасности начали почти на неделю раньше. В суде жаловались, что в Пятигорске нет даже подходящей по размеру клетки, куда могли бы без труда поместиться все 17 обвиняемых.
       В итоге процесс решили проводить в следственном изоляторе "Белый лебедь", где и содержались до суда ваххабиты. Правда, руководство СИЗО официально предупреждало, что не в состоянии обеспечить безопасность. Ведь единственное пригодное для судебного мероприятия место — актовый зал изолятора — находится в здании штаба СИЗО, расположенном вне охраняемой территории. "В этом помещении нет ни одной решетки!" — возмущались тюремщики. Но к 13 мая, на которое был в итоге перенесен суд, решетки были уже на всех окнах актового зала. А а самом зале установили довольно вместительную клетку для подсудимых. Правда, перед судом предстали не 17 человек, а 16. Дело одного из подсудимых, Рустама Тлисова, из-за его болезни выделили в отдельное производство.
       Вчера на окраине Пятигорска, где находится СИЗО, было настоящее столпотворение: сквозь оцепление, выставленное за несколько сотен метров от изолятора, пытались прорваться многочисленные родственники подсудимых и несколько съемочных групп. Последним омоновцы жестко сказали, что снимать нельзя не только в здании, но даже само здание. Ни крики, ни просьбы не помогли. Родственников подсудимых после долгих препирательств все-таки пропустили.
       Группу гособвинителей на процессе возглавил начальник управления Генпрокуратуры на Северном Кавказе Владимир Кравченко. Он и зачитал на открывшемся процессе обвинительное заключение. Из него следовало, что в группу заговорщиков в основном входили жители Карачаевска и города Усть-Джигута, являвшиеся членами ваххабитского религиозного объединения "Мусульманское общество #3", которое также называли карачаевским джамаатом.
       О нем правоохранительные органы узнали весной прошлого года, когда одновременно в Минводах, Ессентуках и Карачаево-Черкесии были взорваны три заминированных автомобиля. В результате 23 человека погибли и более 100 получили ранения. Расследуя теракты, сыщики вышли на участников джамаата. Шестеро из них были арестованы на территории России, а еще 13 — в Грузии, где они пытались скрыться от следствия. Их потом выдали России. Дела двух из террористов, непосредственно устроивших взрывы, Арасула Хубиева и Хазрета Биджиева, выделили в конце прошлого месяца в отдельное производство.
       По данным следствия, первым лидером джамаата являлся Ачимез Гочияев, обвиняемый в организации взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске. После того как его объявили в розыск, амиром стал Хызыр Салпагаров (сейчас он на скамье подсудимых). Почти все его боевики прошли подготовку в лагерях "Кавказ", "Талибан", "Мутафаджираг", "Исламский институт Кавказа" и "Исламская армия Кавказа" полевых командиров Хаттаба и Багаутдина.
       Будущих воинов Аллаха учили не только боевому искусству, но и конспирации, предупреждая, что все они могут оказаться в поле зрения правоохранительных органов. Поэтому часть из них, как, например, Дибиров и Хубиев, демонстративно вышли из своего джамаата. Их наставником был Хызыр Салпагаров, который в 1997 году побывал в Чечне и лично встречался с Хаттабом. В поселке Московском в КЧР на специально снятой квартире хранили ваххабитскую литературу, на ксероксе печатали листовки религиозного содержания и хранили оружие, в том числе немецкий пулемет времен второй мировой войны, который для тренировки по очереди разбирали и собирали.
       В деле имеются многочисленные свидетельские показания о том, что обвиняемые призывали людей к захвату власти в КЧР. При этом они распространяли соответствующие книги, брошюры, листовки, видео- и аудиокассеты.
       Налаживали карачаевские ваххабиты контакты и с "коллегами" из Кабардино-Балкарии. Имам поселка Чегем Бетиров подарил джамаатам КЧР белую "шестерку", на которой потом ездил находящийся в розыске Дибиров. Он же организовал на плато Бечесын в Балкарии перевалочный пункт, где скрывались перед уходом в Грузию разыскиваемые за теракты Салпагаров и его боевики, а также находились схроны с оружием и амуницией.
       У имамов в Кабардино-Балкарии были свои проблемы, например объединение разрозненных по национальному признаку джамаатов, которые они успешно решали на протяжении 2000 года. В ауле Чегем-2 даже собрали специальные курсы для повышения квалификации, где некий Мансур вел занятия по минно-взрывному делу, чтобы подготовить членов джамаатов к терактам против гражданского населения, когда федеральная авиация начнет бомбить территорию Кабарды, и ставить фугасы на пути продвижения колонн федеральных сил, которые должны будут направляться для борьбы с мятежниками. Имам Бекаев говорил, кстати, что у него для совершения терактов в Москве и других городах России есть подготовленные люди — смертники.
       "Священную войну" ваххабиты планировали начать с Карачаевска, с тем чтобы она охватила весь Северный Кавказ вплоть до Ростова-на-Дону. Итогом боевых действий должно было стать создание исламского государства. При этом, по словам свидетелей, лидер ваххабитов Салпагаров говорил, что для вооруженного мятежа практически все готово — и оружие, и люди, осталось только дождаться приказа от Шамиля Басаева и Хаттаба.
       После оглашения заключения слово дали подсудимым. Трое из них, как заявили вчера представители Генпрокуратуры, частично признали свою вину. Остальные сказали, что к терактам они не причастны, а уголовному преследованию подвергаются за свою веру.
       ОТДЕЛ ПРЕСТУПНОСТИ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 14.05.2002, стр. 6
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение