Москва между муниципальной и президентской кампаниями

Политологи обсудили предвыборную повестку для городов-миллионников

Муниципальные выборы, которые этой осенью пройдут во всех районах Москвы, таят в себе «серьезные риски для правительства столицы и для мэра». К такому выводу пришли вчера члены экспертного клуба «Регион», оценив деятельность «команды Собянина». По мнению некоторых экспертов, победа кандидатам-единороссам на муниципальных выборах в сентябре 2017 года и Сергею Собянину на выборах мэра в 2018 году будет гарантирована при низкой явке москвичей. Но кампания с такой явкой не устроит федеральный центр, который готовится к президентским выборам, намеченным на весну 2018 года.

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ  /  купить фото

Выборы муниципальных депутатов в Москве, которые должны состояться в единый день голосования в сентябре, могут стать «реально опасными» для правительства столицы и для мэра, если они до осени не снимут недовольство, которое накапливается, в частности, из-за проблем в городской инфраструктуре, в образовании и в здравоохранении. Итоги этой муниципальной кампании непременно скажутся на ходе и итогах выборов мэра столицы, которые должны пройти в единый день голосования 2018 года. В этом не сомневаются практически все эксперты клуба «Регион» (создан при информагентстве Regnum), которые вчера обсуждали доклад о предвыборной повестке столицы, подготовленный Агентством политических и экономических коммуникаций (АПЭК).

Авторы доклада напоминают, что для оппозиции в Москве предыдущие выборы муниципальных депутатов оказались весьма успешными. Так, в марте 2012 года «оппозиционеры получили около четверти мандатов». А в совете муниципального округа (МО) Пресненский «оппозиционерам досталось 11 мест из 15» (5 — представителям КПРФ, 3 — «Справедливой России», 1 — «Яблоку» и 2 — самовыдвиженцам, настроенным оппозиционно). Неплохие «позиции оппоненты “Единой России” тогда получили в советах депутатов МО Тропарево-Никулино, Таганский, Головинский». А в сентябре прошлого года на выборах совета депутатов в Щукино «Яблоко» и КПРФ выставили общий список кандидатов. «В результате “Единая Россия” потерпела относительное поражение, получив вместо ожидаемого большинства 7 из 15 мест»,— говорится в докладе. «Яблоко» получило 3 мандата, КПРФ — 5.

Но эти выборы проходили одновременно с федеральными кампаниями: в 2012 году — с президентской, в 2016 году — с думской, подчеркивает гендиректор АПЭК Дмитрий Орлов. Это обеспечивало им повышенную явку избирателей (58,1% на президентских, 35,2% на думских выборах). А вот в сентябре 2015 года проходили довыборы депутатов по отдельным округам в шести районах Москвы, где явка составила от 7,44% (Западное Дегунино) до 13,65% (Митино). Во всех случаях тогда с большим отрывом победили кандидаты от «Единой России».

Если же учесть, что предстоящей осенью выборы пройдут во всех московских районах, кроме Щукино, то, по прогнозу господина Орлова, вполне закономерно ожидать «формирования групп протестной активности» при «непосредственной активизации оппозиционных партий», как минимум «Яблока» и КПРФ.

Протестные группы возникают, когда «люди защищают парки, свой двор от точечной застройки, свою территорию от возведения храма» и др., как сообщил руководитель программы «внутренняя политика» Московского центра Карнеги Андрей Колесников, сославшись на исследование центра, проведенное в столице. По его словам, «любое вторжение в среду обитания человека вызывает в ответ очень быструю самоорганизацию населения». При этом у оппонентов «есть готовность работать с властью, а значит, у них нет политического мотива для сопротивления, есть мотив узкопрагматический». «Но чем больше люди чувствуют давление бульдозеров власти, которые что-то строят, тем активнее они готовы сопротивляться и даже политизироваться, если это нужно для решения прагматической задачи»,— подчеркивает господин Колесников.

Московская власть реагирует на протестные настроения, однако, например, в отношении «платных парковок уже несколько раз применялся стереотипный набор объяснений», напомнил Дмитрий Орлов. Сначала следует заявление, что «ничего не планируется», затем выясняется, что «активные москвичи и муниципальные депутаты требуют расширения зоны платных парковок, а специалисты считают его необходимым». После этого «департамент транспорта изучает проблему», и в конечном итоге принимается решение, что «зона платной парковки будет расширена». По такой схеме власть реагирует на все возражения по поводу «проводимого ею курса в любой сфере: транспортной инфраструктуре, образовании, здравоохранении, благоустройстве». Дальше «применять эту схему нельзя», уверен господин Орлов.

«Москва — город такой, что скандалы будут в любом случае, по любой тематике,— считает член Общественной палаты (ОП) Москвы, директор Центра политического анализа Павел Данилин.— А политизация любой городской проблемы ведет к тому, что она не решается в принципе». Он сообщил членам клуба, что в столице «давно сформирована система коммуникации с представителями общественности». В частности, градостроительные проблемы с 1999 года снимались благодаря «общественным слушаниям».

Но этот инструмент, по словам господина Данилина, «был серьезнейшим образом испоганен в 2004 году, когда господин Митрохин и господин Навальный (на тот момент лидеры московского “Яблока”.— “Ъ”) решили использовать эти слушания для экономического давления на застройщика». «Есть проблема, которую хотелось бы обсудить в ходе точечной застройки,— негодовал член ОП столицы.— Но тут приходят такие отморозки, как вечно ездящие на автобусах активисты из “Яблока”, а потом еще к ним примазалась КПРФ, и превращают все это в совершенно никому не нужную политическую склоку и базар». И теперь «эти общественные слушания либо игнорируются, либо не имеют значения», резюмировал Павел Данилин, отметив, что у московской власти есть еще один «инструмент коммуникации с общественностью» — портал «Активный гражданин».

Портал действительно есть, и «количество заходов на “Активный гражданин” можно организовать какое угодно, чем и заняты чиновники, чтобы можно было отчитаться», заявил политтехнолог, доцент МГУ Григорий Казанков. «А еще в Москве есть система общественных советников, так называемых старших по дому, и префекты ради отчетов до ночи засиживаются, выверяя списки этих советников»,— сообщил господин Казанков, уточнив, что сам он состоит в группе, которую создали в сети Facebook жители одного из московских районов для обсуждения муниципальных проблем. «Почему власти обязательно надо пригонять граждан на создаваемые ею площадки вместо того, чтобы самой пойти на те площадки, которые создала жизнь,— недоумевал политтехнолог, но тут же нашел ответ:— Сергей Собянин — великолепный администратор и к коммуникациям подходит как администратор».

«Если в Москве у власти все так хорошо с общественной коммуникацией, то почему явка была такой паршивой что на выборах Мосгордумы, что на выборах мэра?» — риторически спросил директор Института избирательных технологий Евгений Сучков. «Какое это такое гражданское общество, которое на выборы не желает ходить?» — этот вопрос господин Сучков адресовал члену московской Общественной палаты Павлу Данилину, попросив его впредь не зачислять во «вредители» активистов оппозиционных партий. «Они такие же члены гражданского общества, как и вы, господин Данилин,— пояснил он.— И ничем от вас не отличаются, кроме одного: они не встроены в структуру, а хотят создать свою. Нормальный процесс для любого демократического общества».

«А если московские выборы в сентябре закончатся очередным провалом с явкой ниже 30%, а то и ниже 20%, да еще будут сопровождаться высосанными из пальца скандалами, то, значит, ничего хорошего это не даст для судьбоносных президентских выборов в марте 2018 года»,— предупредил Евгений Сучков. В этом случае он не исключает, что последуют «оргвыводы, в том числе и по московскому правительству».

И это при том, что Москва остается «регионом-донором номер один, а правительство Москвы при Сергее Собянине делает гораздо больше, чем при Юрии Лужкове и по строительству, и по дорогам, и по благоустройству», подчеркнул он. Тем не менее «рейтинг Лужкова в момент его ухода в отставку был 62%, а у Собянина сейчас — в два раза ниже». Наверное, «это провал в пиар-сопровождении деятельности мэра», полагает Евгений Сучков. По его мнению, причина также в том, что в Москве «в последние годы работает чисто номенклатурная модель управления, когда руководящие посты занимаются не путем конкурсного отбора, а с учетом интересов тех или иных лоббистских групп». В любом случае господин Сучков удивлен, что до сих пор не сформирован «положительный образ мэра, не сформулирован “месседж” — что делается в Москве, как и почему».

«У москвича нет образа будущего Москвы, а во всех сферах идут реформы, которые ломают привычный образ жизни, и никто не объясняет ради чего»,— считает глава совета директоров консалтинговой компании Bakster Group Дмитрий Гусев (в 2014 году заместитель главы департамента территориальных органов правительства Москвы). Поэтому «неполитическая протестная активность — как бы локальная, как бы хозяйственная может стать политической», не исключает он.

Впрочем, члены клуба «Регион» признали, что точно такие же проблемы сейчас стоят перед подавляющим большинством регионов и их губернаторами и перед всеми без исключения городами-миллионниками.

Виктор Хамраев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...