Коротко


Подробно

Еврейский мальчик плачет при слове "Россия"

Осуждены вымогатели, державшие в заточении ребенка


Вчера Мосгорсуд огласил приговор по делу братьев Витаевых и их сообщников, которые вымогали у израильского предпринимателя Иосифа Шарона $8 млн за освобождение его 13-летнего сына Ади. На процессе все подсудимые утверждали, что лишь пытались получить с отца мальчика долг. Суд признал всех фигурантов дела виновными в похищении и вымогательстве и приговорил их к заключению на сроки от 5 до 10 лет.
       

Версия обвинения, которой поверил суд


       Оглашение приговора по делу банды похитителей заняло около трех часов. Все это время Руслан, Шахман и Хазир Витаевы, а также их сообщники Алексей Пасхин, Константин Горячев, Александр Кашин, Сергей Руднев, Алексей Малеев, Султан Сулейманов, Алексей Саляев, Сергей Чернов, Алексей Кривцов и Райбек Усманов вели себя спокойно и по большей части дремали. Оживление на скамье подсудимых возникло, лишь когда председательствующий Петр Штундер приступил к оглашению резолютивной части.
       Из нее следовало, что приехавший в Москву на каникулы из Израиля Ади Шарон был похищен 23 августа 1999 года. Захватив его в заложники, преступники, по версии обвинения, рассчитывали получить от его отца — крупного коммерсанта Иосифа Шарона — $8 млн выкупа. При этом вымогатели утверждали, что спрятали пленника в Чечне. Шарон-старший, рассчитывая получить информацию о сыне, заплатил посредникам $50 тыс., но деньги пропали.
       Не добившись выкупа, бандиты стали угрожать Шарону-старшему расправой над его сыном. Потом они прислали ему фаланги двух пальцев мальчика (одну отрезали, применив обезболивающее, а другую — на живую), а также видеокассету, на которой были записаны мучения ребенка. Эти кадры затем обошли все российские и зарубежные телепрограммы.
       Только в конце мая 2000 года сотрудники ГУБОПа смогли выйти на след злоумышленников, и 1 июня того же года Ади Шарон был освобожден. Причем нашли его не в Чечне, а в дачном поселке под Пензой. Все это время мальчик содержался в нечеловеческих условиях — в грязном сыром подвале его почти не кормили, запрещали ему выходить даже в туалет и били. Он едва не задохнулся от запаха собственных испражнений. Когда его вынесли на улицу (он не мог ходить), ребенок, с трудом говорящий по-русски, попросил "сладкой водички". В плену он даже забыл, как называется его любимый напиток "Пепси-кола".
       Тогда же были арестованы и его похитители. Вначале все они дали признательные показания, но в суде отказались от своих слов. Витаевы и их сообщники заявили, что не вымогали деньги, а требовали лишь вернуть деньги, которые им задолжал предприниматель Шарон. По словам подсудимых, организовал похищение и пытал ребенка неизвестный им человек в маске. А сами они лишь выполняли его поручения.
       Суд, исключив из дела статьи о бандитизме, разбое и незаконном хранении оружия, признал подсудимых виновными в похищении человека и вымогательстве. За это Руслан Витаев был приговорен к десятилетнему сроку, а его братья Хизир и Шамхан к восьми и восьми с половиной годам лишения свободы соответственно. Султана Сулейманова, который, собственно, и захватил мальчика, приговорили к шести годам. Столько же получил и искалечивший, по версии следствия, ребенка Алексей Саляев. На четыре года больше дали Константину Горячеву, на даче которого бандиты удерживали заложника. Остальные обвиняемые получили от пяти до восьми лет заключения. Меньше всех за решеткой проведет Райбек Усманов, выступавший посредником на переговорах по поводу освобождения заложника,— суд дал ему три года. Все осужденные остались недовольны приговором и в ближайшее время намерены его обжаловать. При этом они выдвигают свою версию событий.
       

Версия защиты, которую суд отклонил


       
       Витаевы — знатная и уважаемая в Чечне семья. В клан входят семеро братьев — Магомед, Саид, Хамзат, Шамхан и двоюродные им Хизир, Руслан и Муса. Большинство из них работали в чечено-ингушской, а затем, после прихода к власти Джохара Дудаева,— в чеченской милиции. К примеру, старший, Магомед, руководил РУВД Наурского района, Саид работал в грозненском угрозыске. По стопам старших пошли и младшие братья. Однако прославились Витаевы, пожалуй, не службой в милиции, а тем, что после первой чеченской войны стали единственной в Алхан-Кале семьей, которая не побоялась открыто выступить против своего влиятельного земляка Арби Бараева и его друзей-ваххабитов. В противостоянии Витаевы--Бараев дело доходило до вооруженных конфликтов. Например, однажды Шамхану Витаеву, бывшему чемпиону мира по вольной борьбе, охранявшему грозненский аэропорт Северный, удалось предотвратить попытку похищения вылетающего в Москву полпреда МВД Геннадия Шпигуна (генерал все же был похищен и убит, но несколько позднее).
       
       Незадолго до похищения Ади Шарона коммерсант-челночник Руслан Витаев привез в Москву из Турции партию одежды на $60 тыс. и отдал ее на продажу своему земляку Султану Эльсиеву (Султан Рыжий), торгующему на Черкизовском рынке. Однако, когда пришла пора возвращать деньги, Рыжий сообщил Витаеву, что передал товар на реализацию перекупщику-оптовику Иосифу Шарону. Тот, по словам Рыжего, всех "кинул" и собирается сбежать в Израиль.
       "Поработать" с должником Султан Эльсиев (его вину следствие так и не смогло доказать) поручил прогоревшему коммерсанту Султану Сулейманову, пообещав дать ему взамен долгосрочный кредит. В августе 1999 года Сулейманов с подельниками дождались Жида Сосо (под этим именем им был известен господин Шарон) возле его дома на Кутузовском проспекте. Встретив должника, возвращавшегося домой с сыном Ади, они забрали у него ключи и документы от Mercedes-300, а ему самому предложили проехать в офис Эльсиева для беседы. По словам адвоката подсудимых Али Хациева, Иосифу Шарону никто не угрожал. Коммерсант, хорошо знавший Султана Сулейманова, добровольно сел в "девятку" визитеров вместе с сыном и отправился с ними в Чертаново.
       Шарон-старший пообещал вернуть деньги через два дня, оставив кредиторам Ади в качестве "живого гаранта" заключенного договора. Однако долг не вернул. Держать мальчика в "засвеченном" чертановском офисе стало опасно — отец мог обратиться в РУБОП и освободить сына с помощью оперативников, поэтому Султан Эльсиев решил переправить пленника куда-нибудь подальше. Для этого он позвонил своим приятелям в Пензу, попросив их за небольшое вознаграждение "организовать на недельку жилье для сына своего товарища в тихом месте". Те взялись подготовить к проживанию пустующую дачу, куда и привезли Ади. "На постах ДПС их останавливали раз пять,— продолжает адвокат Хациев.— При этом Ади ни разу не пожаловался милиционерам, что его удерживают насильно".
       Только когда мальчик был уже на даче, организатор похищения Эльсиев подключил к делу Руслана Витаева. Причем сделал это, что называется, втемную: попросил его отвезти в Пензу какую-то сумку (в ней была одежда для Ади). Затем Руслан еще несколько раз съездил в Пензенскую область с какими-то посылками, которые он даже не открывал. Однажды Руслана попросили привезти какой-то сверток из Пензы в Москву и оставить его в камере хранения Казанского вокзала. О том что в свертке находится отрезанный палец мальчика и видеокассета с записью его мучений, Руслан, по словам защитников, не знал.
       С момента заключения Ади на пензенской даче прошел месяц, второй... Сообразив, что забирать его "москвичи" не собираются, "пензенские" заволновались. В декабре 1999-го кто-то из них, по словам адвоката Хациева, даже заявил о содержащемся на даче мальчике в милицию, но там ему не поверили.
       Тем временем Руслан Витаев, видимо поняв, что вернуть свои $60 тыс. с помощью Эльсиева не получится, начал искать другие "ходы". С просьбой повлиять на Шарона-старшего он обратился к двоюродному брату Шамхану, который в то время работал в московском представительстве главы Чечни Ахмада Кадырова. Шамхан, в свою очередь, пытаясь помочь родственнику, позвонил знакомому оперативнику ГУБОПа Казимиру Баташеву. Милиционер, узнав о том, что к коммерсанту Шарону, сына которого давно ищут все российские спецслужбы, проявляют интерес братья Витаевы, сделал оперативные выводы и доложил о них начальству.
       В итоге в мае 2000 года половина семьи Витаевых оказалась за решеткой. Из семерых братьев на свободе остались только Магомед и Муса, безвыездно живущие в Алхан-Кале, и Хамзат, эмигрировавший в США сразу после первой чеченской войны. Саида, в то время работавшего в Северо-Кавказском РУБОПе, спасло только личное поручительство начальника управления — через трое суток его отпустили. А с Русланом, Шамханом, Хизиром и еще одним их родственником, Райбеком Усмановым, начали работать оперативники московского РУБОПа.
       По словам адвоката Хациева, задержанным угрожали изнасилованием в "пресс-хате", их били дубинками, загоняли им иголки под ногти. "Однако нет такой пытки, с помощью которой можно заставить чеченца сдать своего брата,— продолжает господин Хациев.— Убедившись в этом, рубоповцы применили совсем уж запрещенный прием — психотропные средства".
       Первым сломался Руслан. Не выдержав пыток, он "заложил" брата Хизира и зятя Райбека Усманова, а те, в свою очередь, признались, что вели телефонные переговоры с Шароном-старшим, находясь в Ингушетии, и передавали деньги пензенским охранникам Ади возле московской гостиницы "Салют".
       Таким образом, поставленную перед ними задачу московские оперативники, по мнению адвоката Хациева, выполнили точно к намеченному сроку. Улетающий 3 июня 2000 года на дипломатическую встречу в Израиль тогдашний министр внутренних дел России Владимир Рушайло смог не только отвезти на родину освобожденного Ади, но и рассказать всему миру о том, что его ведомству удалось обезвредить группировку похитителей людей.
       АЛЕКСЕЙ Ъ-ГЕРАСИМОВ, СЕРГЕЙ Ъ-ДЮПИН
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение